Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

В поисках формы Петр Щедровицкий

етр Щедровицкий

Собрался съезд участников
броуновского движения и принял
решение - движение усилить.
Шутка экспертов

Введение

Настоящая статья посвящена обсуждению рамочных представлений, задающих пространство ретроспективного и проспективного анализа процессов распада, трансформации и возможного развития того, что мы еще недавно называли Советским Союзом, советским обществом и "социалистическим хозяйством советского типа".

Немецкая классическая философия подарила нам методологему "развития", в соответствии с которой "ключ к анатомии обезьяны лежит в анатомии человека". Это означает, что ответ на вопрос, что распадается и трансформируется [1], будет меняться по мере того, как оформятся (прежде всего в понимании, рефлексии и мышлении, а затем и в практической деятельности) контуры и границы новой целостности. В ходе этого процесса наши оценки и категориальные квалификации "прошлого состояния", по всей видимости, будут неоднократно меняться, как говорится, с точностью до наоборот.

Статья, естественно, не претендует на то, чтобы дать какой-либо законченный ответ о природе и смысле всемирно-исторического процесса (смысле истории и ее цели), а также о том, откуда и куда мы идем. Предлагаемые рассуждения не более чем "зарисовки", но зарисовки категориальные, а не пейзаж конкретных действий локальных (в основном центральных - московских) политизированных групп со слегка "зомбированной" социальной базой, на которые, к сожалению, отечественные и зарубежные аналитики обращают преимущественное внимание.

Автора можно считать последователем немецкой классической философии и методологии анализа исторических процессов: он уверен, что история есть пространство реализации высшего смысла, процессов эволюции и развития Мышления и Мыследеятельности (как логического аналога Мирового Духа, Мирового Разума, Бога), а конкретная динамика социальных сил обусловлена социокультурной морфологией данного (всегда конкретного) культурного и хозяйственного региона.

Представителям постмодернистских течений в философии, в по-следнее время широко распространившихся в России, возможно, ссылка на немецкую классику может показаться анахронизмом. Однако в своих методологических подходах мы опираемся не только на Гегеля и Маркса, но также на современные философские дискуссии, обосновывающие необходимость возвращения к классической методологии исторического исследования и ценностям эпохи Просвещения.

Вместе с тем статья имеет ярко выраженный объективистский характер: речь идет об изложении конкретной концепции, а не подходов и методологии анализа социокультурных процессов.

Автор является оптимистом по натуре и по профессиональным установкам. Последнее обусловлено характером и этикой социокультурного анализа: отдельный человек и группы людей представляют собой систему, превращающую ожидаемое и кажущееся в явь. Если долго говорить о том, что некий банк ненадежен, вкладчики начнут снимать свои деньги и банкротство станет неизбежным. Политическая валюта также имеет тенденцию изнашиваться. Автор уверен, что процессы, происходящие на территории бывшего СССР и России, имеют глобальный культурно-исторический смысл: история рожает в муках и, как всегда, в антисанитарных условиях.

Сверхзадача проводимых размышлений состоит в том, чтобы увидеть за процессами распада оформление нового: прежде всего нового исторического субъекта, который мог бы взять на себя миссию развития Мыследеятельности и риски, связанные с развитием, которые уже отчетливо продемонстрировал нам ХХ век (1).

Россия перед лицом мирового хозяйства

В течение ХХ в. "мировое хозяйство" (далее - МХ) из идеи и проекта небольшой группы сторонников политического экуменизма, разрозненных представителей транснационального капитала и транснациональных корпораций, исследователей и футурологов превратилось в реальность политического и хозяйственного самоопределения основных профессиональных групп и большей части стран [2].

Если рассматривать этот вопрос с философской и историософской точки зрения, то следует признать, что так называемое МХ скорее всего не является первой реальностью (основополагающим пространством самоопределения современного человека и предметом первой философии); МХ само лишь выражает более глубокие и фундаментальные процессы эволюции и развития мышления и деятельности (будучи одновременно фазой этого развития и точкой слома/кризиса [3]).

Как пространство деятельности транснациональных корпораций и форма существования мировых воспроизводственных процессов - в отличие от существовавшей всегда хозяйственной и торговой специализации отдельных территорий и стран - МХ сложилось после второй мировой войны. С этого момента отдельные территории и страны перестали задавать правила "большой политической и экономической игры" под названием "мировая система разделения труда".

Реальность МХ является предельным пространством для большей части массовых процессов и рамкой массового сознания (замкнутого на процессы труда и жизнеобеспечения); МХ манифестирует себя через сложившуюся международную систему разделения труда (кооперации), систему региональных конфликтов и противоречий (конкуренции), борьбу за ключевые ресурсы, деятельность международных организаций, новые формы финансового и культурного колониализма, а также через новые всплески национализма и регионализма. Современную региональную хозяйственную кооперацию и межрегиональную конкуренцию (в частности, вызов традиционным центрам силы со стороны АТР и процессы европейской интеграции) можно воспринимать как переходный этап к глобальной мирохозяйственной организации, которая бы ассимилировала современные технологии управления, экологическую ситуацию и культурные различия стран.

Процесс так называемой "перестройки" на территории бывшего СССР и других стран Восточной Европы также следует понимать как реализацию указанной зависимости: перефразируя К.Маркса, можно утверждать, что изменения в СССР были вызваны глобальным противоречием между уровнем развития производительных сил, характерных для мирового хозяйства, и уровнем производственных отношений, сложившихся на территории Советского Союза. Грубо говоря, необходимость перестройки диктовалась глубоким отставанием системы производства и потребления, сложившихся в Советском Союзе, от образцов, стандартов и форм организации, характерных для мирохозяйственной кооперации конца ХХ в.

Без сомнения, реализация энергии, заложенной в данном противоречии и рассогласовании мировых и страновых процессов, была невозможна сама по себе - как бессубъектная историческая "необхо-димость". Сам этот процесс и его содержание еще должны были быть осознаны определенной социальной группой ("негативным классом", реализующим историческую возможность) и увязаны с их собственными "классовыми" (групповыми) интересами. Подобное осознание всегда протекает в превращенных (если не сказать, превратных) формах, обусловленных конкретной социокультурной морфологией и конфигурацией жизнедеятельностных структур (политических сил, интересов, положений и статусов). Именно за счет указанного процесса субъективации смысла и логики исторического процесса то, что было лишь возможностью развития деятельности и мышления, становится реальностью конкретно-исторических событий (реальностью, к сожалению или к счастью, кардинально отличающейся от действительности рефлексивного и онтологического мышления исторического процесса).

Таким протосубъектом культурно-исторической трансформации в данном случае выступила отечественная "номенклатура", объединяющая в себе характеристики "третьего класса", по М.Джиласу, и "техно-структуры", по Гэлбрейту (как

Размер файла: 110.15 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров