Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Основы микропроцессорной техники: Задания и методические указания к выполнению курсовой работы для студентов специальности 200400 «Промышленная электроника», обучающихся по сокращенной образовательной программе: Метод. указ./ Сост. Д.С. Лемешевский. – Новокузнецк: СибГИУ, 2003. – 22 с: ил. (2)
(Методические материалы)

Значок файла Организация подпрограмм и их применение для вычисления функций: Метод. указ./ Сост.: П.Н. Кунинин, А.К. Мурышкин, Д.С. Лемешевский: СибГИУ – Новокузнецк, 2003. – 15 с. (2)
(Методические материалы)

Значок файла Оптоэлектронные устройства отображения информации: Метод. указ. / Составители: Ю.А. Жаров, Н.И. Терехов: СибГИУ. –Новокузнецк, 2004. – 23 с. (2)
(Методические материалы)

Значок файла Определение частотных спектров и необходимой полосы частот видеосигналов: Метод указ./Сост.: Ю.А. Жаров: СибГИУ.- Новокузнецк, 2002.-19с., ил. (2)
(Методические материалы)

Значок файла Определение первичных и вторичных параметров кабелей связи: Метод. указ./ Сост.: Ю. А Жаров: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 18с., ил. (2)
(Методические материалы)

Значок файла Операционные усилители: Метод. указ. / Сост.: Ю. А. Жаров: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 23с., ил. (2)
(Методические материалы)

Значок файла Моделирование электротехнических устройств и систем с использованием языка Си: Метод указ. /Сост. Т.В. Богдановская, С.В. Сычев (6)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Крым: контристория

Дмитрий Синица

Существует общепринятый дискурс новейшей истории Крыма. Наиболее адекватное его отражение содержится даже не в вузовских учебниках (далеко не все учатся на истфаке), а в текстах массовых путеводителей по краю и особенно — в аудиальном сопровождении экскурсий. В этом “посмотрите направо, посмотрите налево…” и заключается квинтэссенция общепринятого на данный момент взгляда на историческую фактологию.

При этом следует заметить, что текст, читаемый экскурсоводами, не столь уж существенно колеблется по отношению к изменениям “генеральной линии”, как того можно было бы ожидать. Меняются в основном оценки, даваемые тем или иным явлениям, в то время как сама фактологическая канва остается почти без изменений. К примеру, до 1985-91 гг. события гражданской войны (ГВ) 1918-20 гг. на полуострове излагались как бы “глазами красных”, а после — с точки зрения белых. Однако сам событийный ряд практически не менялся. В любом случае ГВ изображалась и изображается как масштабное и крайне трагическое происшествие в жизни страны, сказавшееся на судьбах миллионов, если не десятков миллионов граждан. В принципе, возможно и объективистское — исходящее из позиции “над схваткой” — изложение. В художественной литературе оно уже давно встречается, например, в сочинениях М.Волошина, М.Шолохова и др. Такой “шолоховско-волошинский” подход рано или поздно просочится и в экскурсионный “масс-культ”, но и он, при всей кажущейся радикальности, не посягает на “священную корову” — постулат “гражданская война — величайшая трагедия”. Объяснить сказанное нетрудно. Переучить армию гидов с фразы “белые бандиты зверски истребляли красных героев и тысячи сочувствующих им трудящихся” на “красные бандиты зверски истребляли белых героев и тысячи сочувствующих им патриотов” (а если снова потребуется, то и наоборот) нетрудно. Гораздо сложнее внедрить, скажем, такое: “Бригада “Белые” забила браткам из группировки “Красные” стрелку на окраине Севастополя “Максимова дача”, и они разобрались по понятиям, а рыбаки Балаклавы в это время как ловили кефаль, так и продолжали ловить, и всё им было по фиг”. Для этого следует переписать всю новейшую историю края, в сущности содержательно не менявшуюся со времен знаменитой трехтомной монографии П.Надинского & Co.

Еще больше сложностей вызвала бы капитальная ревизия отчета о другой экстремальной ситуации в жизни региона — Второй мировой войне.

Посудите сами. Известный эпизод 1905 года — мятеж на крейсере “Очаков” — легко укладывается и в “красную” версию (героическое восстание против царизма), и в “белую” (“бессмысленный и беспощадный” бунт, спровоцированный авантюристами, возможно с иностранным участием). А как быть с предполагаемыми инцидентами на крейсере “Коминтерн” или ледоколе “С.Макаров” в 1941-42 гг.? Они не укладываются ни в “советский” дискурс (“морально-политическое единство нашего народа перед лицом интервентов”), ни в либеральный “антисоветский” (“все сталинские репрессии были необоснованными и осуществлялись против лояльных граждан”). А если обоснованными, тогда как? Сочинители исторических текстов не понимают (или не хотят понимать), что червивое мясо — оно и в Африке червивое, а понятие “бунт на корабле” возникло с появлением первых кораблей и исчезнет лишь со списанием последних. Вот почему мятежу на “Коминтерне”, как и множеству других подобных эпизодов, не находится места ни в одном из существующих сегодня дискурсов. Такие факты не только не ищут — их даже не замечают, если они случайно попадаются на глаза.

“На той, далекой, на гражданской…”

Создание альтернативного дискурса истории Крыма начнем с гражданской войны.

Ее официальная интерпретация хорошо разработана: три “красных” администрации на полуострове и сменявшие их белые; тяжелый кровопролитный штурм Перекопа в ноябре 1920-го; последовательное овладение “красной” стороной городами; трагический исход “белых” 15 ноября и последовавший затем так называемый “красный террор”.

Основываясь именно на такой схеме, строятся разного рода общественные акции, целью которых является “покаяние”, “примирение” и т.д. Наиболее масштабная из всех прошедших за последнее десятилетие — Памятные дни, посвященные 80-летию окончания ГВ в Крыму (11-18 ноября 1995 г.), а также их намного более скромный “римейк”-2000.

Подобное изложение практически не менялось в течение десятилетий. Даже претендующая на “неординарность” книга А. и Г.Зарубиных “Без победителей” ничем не выделяется из общего ряда. Ее название обманывает читателя: в тексте как раз говорится о победе “красной” стороны. Другое дело, что авторы считают цену победы чрезмерной, но это уже, как говорится, дело субъективное.

Почему нужна другая версия новейшей истории края?

Нужен неконфронтационный дискурс

Альтернативный дискурс необходим по той причине, что изложение истории Гражданской войны 1918-20 гг. на полуострове в существующем виде носит психологически травмирующий характер. Читатель текстов начинает испытывать своего рода комплекс национальной неполноценности: все народы — как народы, а мы — невесть что: “мочили” друг друга и себя самоё несколько лет подряд! В то же время чаемого “примирения над могилами” не происходит. Об этом как нельзя лучше свидетельствуют события 1995 г. Потомки представителей “белой” эмиграции восприняли Памятные дни не как шаг навстречу бывшей противной стороне, а напротив, как окончательное подтверждение своей правоты и неправоты “красных”.

Между тем, иной подход к ГВ намечался в последние десятилетия существования Советского Союза.

От “черного солнца” к “белому”

Наибольшим влиянием обладают не научные книги по истории, а яркие и выразительные зрелища, построенные на историческом материале. С конца 60-х — начала 70-х гг. вниманием советских зрителей завладели художественные фильмы с принципиально иным, нежели прежде, изображением событий Гражданской войны. Речь в первую очередь идет о трилогии Э.Кеосаяна “Неуловимые мстители”, “Новые приключения неуловимых”, “Корона Российской империи” и ленте В.Мотыля “Белое солнце пустыни”. В самом названии последней картины содержится скрытая полемика с шолоховской интерпретацией ГВ как крайне тяжелого морально и разрушающего личности участников события (черное солнце, которое Григорий Мелехов видит на небе после смерти Аксиньи).

В фильмах Кеосаяна и Мотыля Гражданская война изображена как небезопасное, порою трудное, но увлекательное и отчаянно веселое занятие (не хуже поездки Данилы Багрова в Америку в современном “Брате-2”), которому предаются, соответственно, группа тинэйджеров и красноармеец Сухов.

Не одно поколение выросло на “Солнце” и “Мстителях” и представляло ГВ именно так. Примечателен следующий эпизод. В 1995 г. автор состоял в оргкомитете Памятных дней и привлекал для участия в мероприятии “продвинутых” студентов. В их числе были Юлия Л. и Алёна С., окончившие к тому времени 2-й курс истфака Симферопольского (ныне Таврического национального) университета. В программе акции значился “фестиваль фильмов о Гражданской войне”. Девушки в наибольшей степени заинтересовались указанным пунктом, искренне полагая, будто там будут показывать “Неуловимых мстителей” (на самом деле демонстрировалась в основном белогвардейская кинохроника).

Если бы из “позднесоветской” эпохи “Мстителей” общество каким-то чудом перенеслось в “постсоветскую” (условный маркер — тот же “Брат-2”), минуя разрушительную “перестройку” с ее патологической тягой к “правде” (вернее, к тому, что сами “перестройщики” считали таковой), граждане чувствовали бы себя в моральном плане намного комфортнее.

К сожалению, между периодом эстетизации ГВ в духе мягкой доброжелательной иронии и временем сугубо коммерческого искусства вклинился этап “разоблачения”. Он сделал невозможным безболезненный переход к неконфронтационному дискурсу. Кстати, усвоение потребителями “черных” мифов о гражданской войне в духе книги С.Мельгунова “Красный террор” и многих ей подобных прошло легко. Дело в том, что к “чернухе” читатели привыкли по классическим текстам “большой литературы” (С.Шолохов, А.Толстой и др.). В них, разумеется, носителями зла объявлялись “белые” (либо изменники и провокаторы из числа “красных”), но сама подача “негативной” информации принципиально не отличалась от той, к которой впоследствии прибегли разоблачители “красного террора”.

Каким же должен быть новый, альтернативный, дискурс истории Гражданской войны вообще и в Крыму, где разыгрывались наиболее значимые ее эпизоды, в частности?

Гражданская война: новый дискурс

Гражданская война не была массовым, захватывающим всю многомиллионную толщу России явлением, как то старались изобразить и “белые”, и “красные”. Склонность к припискам, отмечаемая в документах обеих сторон, вполне понятна, объяснима и по-человечески простительна. Каждый из нас считает, что именно там и тогда, где и когда он живет, вершатся судьбы мира, а значимость события у многих отождествляется с количеством его участников.

На самом деле активными субъектами были сотни, может быть, тысячи челов

Размер файла: 98.58 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров