Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Зауральский Петербург: альтернатива для российской цивилизации*

Непростые отношения Москвы и России сегодня начинают вырастать в геополитическую проблему. Эта проблема законности нынешней российской столицы как той привилегированной точки, откуда наш сегодняшний Центр видит свою страну и мир. К сожалению, как раз геополитический аспект обычно вовсе и игнорируется идеологами, выступающими на тему новой столицы, — и этим сама постановка проблемы оказывается дискредитированной, ибо, как я попытаюсь показать, иные аргументы в пользу такой идеи могут быть либо вспомогательными, либо псевдоаргументами.

В этом отношении очень наглядный пример — статья В. Миронова в "Независимой газете" (27.09.1994), с ее, я бы сказал, антигеополитической трактовкой вопроса. По Миронову, Москва "как центр опасной сверхконцентрации власти стала как бы противовесом остальной стране" и тем самым "превратилась в острейшую общенациональную проблему". Предлагается решить эту проблему "всем народом" с подачи Федерального Собрания, сломить неизбежное свирепое сопротивление московских бюрократов, построить новую столицу где-нибудь "в чистом поле" и переселить значительную часть московских чиновников из "старого и усталого города". Тем самым будет покончено со столичным снобизмом, улучшена атмосфера в Москве, сглажены "антимоскальские настроения" в России, внесен вклад в демократизацию, децентрализацию и облегчение жизни глубинки.

Сразу же хочется спросить: кто это будет делать, кто, по Миронову, будет организовывать принятие решения "всем народом", выбирать место для новой столицы, бороться с московской бюрократией, частью которой, собственно, и является наш Центр, обеспечивать поддержку этой идее в силовых структурах, МИДе, Госбанке и т.д.? Это может быть только некая сплотившая вокруг данной идеи или подхватившая ее элита, которая была бы, во-первых, в таком варианте заинтересована, во-вторых, располагала бы средствами, позволяющими пересилить московскую правящую верхушку, и значит — сформировать новый Центр.

Попытаемся проанализировать этот сюжет дальше. Понятно, что инициаторами подобного "всенародного решения" — говоря словами Сталина, "организаторами вставания" — могли бы быть только те люди, для которых такой вариант означал бы резкое улучшение их собственных позиций, иначе говоря, политики и бизнесмены, принадлежащие к элитам "второй руки", региональным и отчасти столичным, пытающиеся легитимно получить власть во всероссийском масштабе. Пропаганда переноса столицы должна была бы завоевать сердца россиян для элиты-претендента, открывая некие "светлые горизонты" перед страною и ее гражданами. Но как раз при внушении такого взгляда доводы, конструируемые Мироновым и по существу сводящиеся к голому "антимоскализму", никак не могут присутствовать на первом плане, не грозя с ходу пустить все начинание на дно, подорвав у пропагандируемых малейшее доверие к элите-претенденту.

Ибо последняя и без того будет очевидно небескорыстна, нацелена на захват власти и даже вовсе не обязана убеждать народ, ожегшийся на "демократах", в своей незамаранности земным прахом. Беда в ином: демагогический "антимоскализм", с обещаниями отпустить регионы и глубинки на вольную волю после выноса столицы в чисто полюшко, скорее всего уверит население в полном отсутствии за душою у выражающих свои притязания на власть и перенос столицы чего-либо, помимо желания урвать и свой кусок от истончившегося российского пирога. Вообще, региональные элиты, при обычном своем ворчании на Москву, достаточно наловчились улаживать с нею дела и закрепили за собой слишком много "феодальных свобод", чтобы испытывать желание подпускать к обустройству государства еще и субъектов, кричащих о "сверхконцентрации власти в старом, усталом городе" как об общенациональной проблеме.

В то же время во всех сколько-нибудь значительных проектах и прогнозах мы должны исходить не из свойств нынешнего режима, а из неизбежности прихода ему на смену к концу десятилетия режима-антитезы. Каким он будет, пока неясно, диапазон возможностей довольно велик. Определенно можно сказать только одно: его идеология и политика будут преподнесены как реакция на многие не оправдавшие себя установки и надежды времен перестройки и начала так называемых "реформ". Это будет, несомненно, режим "контрреформ", и история нескольких русских поколений будет определяться тем, какую из нескольких возможных форм обретет эта реакция, пройдет она в ущерб или во благо России. Идея новой столицы сейчас может проецироваться не на контекст "радикальных демократических реформ", а только лишь на контекст близящихся "контрреформ". Не исключено, что, войдя в идеологическое поле наших элит, она сможет сильнейшим образом воздействовать на протекание этой реакции. Я допускаю даже, что смена режима будет опосредована столь решительной самодискредитацией московских властей, что в переломной точке откроется возможность для волевой реализации и такого проекта, как перенос столицы.

Чтобы в подобных обстоятельствах этот акт не усугубил хаоса в стране, он не должен преподноситься как отпускание всего и вся на вольное "самоспасание утопающих". Новое местоположение Центра должно выглядеть не случайно выпавшим в чистом поле привалом эмигрантов из столицы, а как геополитически необходимый узел, скрепляющий страну. Идея новой столицы в условиях, когда ориентиры московских правителей разошлись с реальными обстоятельствами страны, должна предстать не идеей вольноотпущенничества, но идеей строительной, снимающей отчаяние отчаявшихся и связывающей несвязанные, бродячие социальные и политические энергии.

Среди событий начала октября 1993 г. досадно малозаметным оказался призыв Верховных Советов сибирских республик и малых советов восточных областей к Руцкому и Хасбулатову — перенести в борьбе с Ельциным резиденцию Верховного Совета РФ и созданного им правительства в Новосибирск. Имея шанс при поддержке массы евророссийских местных элит разыграть этот вар

Размер файла: 27.89 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров