Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Неразрушающие методы контроля Ультразвуковая дефектоскопия отливок Методические указания к выполнению практических занятий по курсу «Метрология, стандартизация и сертификация» Специальность «Литейное производство черных и цветных металлов» (110400), специализации (110401) и (110403) (6)
(Методические материалы)

Значок файла Муфта включения с поворотной шпонкой кривошипного пресса: Метод. указ. / Сост. В.А. Воскресенский, СибГИУ. - Новокуз-нецк, 2004. - 4 с (7)
(Методические материалы)

Значок файла Материальный и тепловой баланс ваграночной плавки. Методические указания /Составители: Н. И. Таран, Н. И. Швидков. СибГИУ – Новокузнецк, 2004. – 30с (9)
(Методические материалы)

Значок файла Изучение конструкции и работы лабораторного прокатного стана дуо «200» :Метод. указ. / Сост.: В.А. Воскресенский, В.В. Почетуха: ГОУ ВПО «СибГИУ». - Новокузнецк, 2003. - 8 с (10)
(Методические материалы)

Значок файла Дипломное проектирование: Метод. указ. / Сост.: И.К.Коротких, А.А.Усольцев, А.И.Куценко: СибГИУ - Новокузнецк, 2004- 21 с (8)
(Методические материалы)

Значок файла Влияние времени перемешивания смеси на ее прочность в сыром состоянии и газопроницаемость: метод. указ./ Сост.: Климов В.Я. – СибГИУ: Новокузнецк, 2004. – 8 с. (8)
(Методические материалы)

Значок файла Вероятностно-статистический анализ эксперимента: Метод. указ. / Сост.: О.Г. Приходько: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк. 2004. – 18 с., ил. (8)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Интервью Петра Щедровицкого

Пётр Щедровицкий — В упомянутой вами работе подчеркивается важность того, что люди не только говорят, но и думают в определенном языке. И если вы хорошо знаете какой-то второй язык, то наверняка у вас были ситуации когда вам приходилось готовить, например, доклад или лекцию на чужом языке, возможно, вы пробовали в нем думать. Я почти уверен, что если у вас такой опыт есть, то вы сталкивались с невозможностью выражения целого пласта содержания в чужом, просто другом языке. Ведь это иллюзия, что возможен полный перевод, что смысловые конструкции, построенные в определенном языке, полностью переводимы, т.е. воспроизводимы в других языках. Такого не бывает. Перевод это всегда придумывание нового смысла и очень часто нового содержания. При этом многие вещи остаются невыразимы, непереносимы принципиально.

У меня был довольно любопытный опыт, когда я пытался работать с переводами на английский язык текстов Георгия Петровича Щедровицкого. Переводом занялся Анатолий Раппопорт. В результате был представлен текст, переведенный на английский, а внизу — полная английская транскрипция русского текста. Так было сделано именно потому, что профессионалы такого класса понимают, что собственно перевести невозможно, что в момент перевода целый ряд ключевых понятий, категорий, смысловых конструкций замещаются другими и за счет этого понимание может быть нарушено.

Поэтому речь в моем тексте идет о тех, кто говорит и думает на русском языке, кто пользуется русским языком не только как средой своего коммуникационного существования, но и как средством выражения определенных смыслов, определенных содержаний, кто действует в русском языке.

Я сейчас не хотел бы вдаваться в довольно сложную историческую и герменевтическую проблематику того, как складывался русский язык, из каких кругов заимствования формировались определенные терминологические группы и аппараты, в том числе, в специальных науках, философии, в гуманитарных дисциплинах. Это отдельный, интересный и сложный вопрос. Я скорей хотел бы обратить внимание на то, что где-то во второй половине XIX века в России и на территории Украины, тогда входящей в состав Российской империи, сложилась очень интересные школы: школа Потебни, школа Лезина, харьковская группа, целый ряд других. Нельзя здесь не восхиться фигурой Выготского. Тогда и в начале XX века возник целый ряд инженерных направлений в области работы с языком. К сожалению, они оказались недоразвитыми в силу исторических обстоятельств. Все эти подвижники лишь начали свою работу, и если бы эта линия продолжилась, я думаю, мы сейчас бы имели другой русский язык. Он был бы гораздо более мобильным, более восприимчивым к новациям, которые возникли в философии, науке и культуре в последнем веке, он бы имел иной ареал своего распространения, в силу иной мобильности. В этом смысле он был бы гораздо более конкурентоспособным.

В свое время Мераб Мамардашвили употреблял жесткий тезис о том, что в 1922 году, когда был выслан свет российской философской мысли, русская культура оказалась кастрированной. Потому, что она оказалась лишенной философской надстройки, которая призвана заниматься работами по осмыслению целого, по выработке общественного мировоззрения. Но точно также можно сказать, что и язык был кастрирован. Он оказался неготовым к освоению внешних вызовов. Наоборот, он стал развиваться вглубь. Он продолжал оставаться средством колонизации и включения в культуру метрополии для населения, например, Средней Азии (а в каком-то плане и Прибалтики), он был инновацией, позволяющей, для Азии, несомненно, сделать шаг в экономическом и культурном развитии. Но по отношению к мировому процессу, языковое развитие оказалось зажатым.

Поэтому, одной из наших (я обращаюсь к русскоговорящим, русскокультурным людям) ключевых задач сегодня является задача развития русского языка, развитие тех направлений структурной лингвистики, семиотики, филологии, герменевтики, которые позволяют осуществлять это культурноязыковое развитие. И без этого разговор о Русском Мире повисает в воздухе.



Размер файла: 33.16 Кбайт
Тип файла: htm (Mime Type: text/html)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров