Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Смена тысячелетий и социальные альтернативы

Рубеж веков, тем более - тысячелетий, позволяет подвести итоги пройденного пути, а также с некоторой надеждой и тревогой подумать о завтрашнем дне человеческого общества в целом, России - в том числе. Разумеется, новые проблемы возникают отнюдь не в новогоднюю ночь. В XXI веке мы будем решать те проблемы, которые уже сложились и тенденции развития которых достаточно ясно просматриваются.
Способы и механизмы решения таких проблем, их последствия могут быть весьма различными. Поэтому все, кто пишет о процессах нового века, говорят об альтернативных сценариях. Но разве только будущее альтернативно? Вся прошлая история убедительно показывает, что эволюция человеческого социума пробивалась через многообразие сценариев социальных альтернатив. В силу сочетания сложной и трудноуловимой совокупности причин и следствий общественное развитие реально могло пойти не по тому пути, который фактически оказался осуществленным.
Большинство ученых, пишущих о XXI веке, не только не доживут до его окончания, но вряд ли увидят изменения, выходящие за рамки ближайших двух десятилетий. И тем не менее они предлагают свое видение проблем. Здесь сказываются долг ученого, накопленный им опыт, умение выявить возникающие вопросы и оценить тенденции происходящих перемен. Но не менее важна и другая причина -способность повлиять на выбор более желательных (с позиций каждого исследователя) альтернатив социального развития.
Чем больше объем знаний, накопленных человечеством, а в последнее время он нарастает все стремительнее, тем ощутимее необходимость его критического переосмысления. Мы остро нуждаемся в разработке новой парадигмы обществоведения, в новой философии истории. Это позволит существенно повысить уровень осмысления не только будущего, но и прошлого.
И дело не просто в "призыве" к поиску новой парадигмы, о чем немало сказано. Составной частью такой разработки является критическая оценка своих собственных знаний, выводов и прогнозов, умение соразмерить их с уроками прошлого и взглядом в завтрашний день.
Истоки добра и зла
Во всем богатстве и разнообразии живой природы человек -единственное в мире биосоциальное существо. Поэтому историю его возникновения и развития, удивительных достижений культуры и искусства, губительных и беспощадных войн, противоречия в современном мире и перспективы развития невозможно отследить, если исключить человека из анализа двойственной, внутренне противоречивой природы его эволюции. Забвение этого фактора означает тупик в познании человеческого общества.
По своей биологической природе человек и сегодня остается таким же зверем, каким он был в момент своего зарождения. Он физически слаб, не защищен от внешнего мира, склонен к агрессии и насилию. В нем буйствуют властные силы завоевания и порабощения. Человек биологически лишен способности к сохранению себя как рода.
Если биологические страсти человека освобождены от социальных ограничений, если в нем разжигается дух уничтожения, то действия его беспощадны. Не вдаваясь глубоко в историю, можно вспомнить гигантское внутрикитайское самоуничтожение, христианско-мусульманские войны, покорение России татаро-монгольской ордой, уничтожение цивилизации майя и ацтеков европейцами (в годы Просвещения!), жесточайшую гражданскую войну в США, уничтожение цивилизованными немцами еврейского населения. Снятие социальных запретов делает и сегодня жизнь россиян жертвой хорошо оплачиваемых киллеров. Происходит подобное и в других странах.
Возникновение человека - и это доказано современной наукой - не могло быть эволюцией приматов. Его появление как биосоциального существа, наделенного способностью к самосознанию, - итог достаточно крупного и до конца не выясненного глобального прорыва в развитии человеческого социума.
История развития человека и становления его как социального существа - это сложный, измеряемый тысячелетиями поиск путей и механизмов закрепления элементов его социализации в форме неписаных и писаных правил, законов, норм, угроз, наказаний. Сюда входит все - от простого табу и религиозных норм до современных систем конституций, законодательных актов гражданского общества и международного права.
Здесь довольно ясно прослеживается идущее еще от религии разграничение сил добра и зла, порядка и беззакония, в котором четко просматривается почти бесконечное разделение агрессивной природы биочеловека и способов его социального упорядочения. Становление современного гражданского общества, если говорить о нем достаточно широко, - это история формирования устойчивых социальных структур со сбалансированной системой интересов, исключающей (или сводящей к минимуму) насилие человека над человеком, проявление его звериной природы. Нарушение баланса в структуре таких групп, как показывает опыт, углубление разницы в доходах богатых и бедных, нарастание этнических конфликтов порождают, будь то Латинская Америка, США или Россия, усиление агрессивных угроз.
Укрепление начал добра в развитии человека, а вместе с ними характер и скорость общественного прогресса опираются на уникальный механизм передачи социальной памяти, присущей человеку. Этот механизм в отличие от передачи памяти в других сферах живой природы (передача памяти и навыков от родителей к детям на генной основе) имеет принципиально иную природу. Передача системы ценностных ориентации, нравственных норм, любви к Родине, сохранение верности идеалам, становление чувства свободы - все это осуществляется через тот или иной тип культуры и вероисповедания. Моисей выводил евреев из египетского рабства по пустыне в течение 40 лет, пока (по его мнению) не умерли все, родившиеся в рабстве. Хотя ему и не удалось решить поставленную задачу - корни биологической природы оказались столь глубокими, что они не могли исчезнуть на протяжении жизни одного поколения.
Образ врага
Несмотря на прогресс человеческого социума, биологический тип человека сегодня остается таким же, каким он был во времена варварства, в годы Просвещения, да и в конце уходящего XX века. В каждом человеке дремлет потенциал агрессии и насилия, способный проявиться тогда, когда рождается образ врага. "Если враг не сдается - его уничтожают". И это не национальная черта, а, к сожалению, всеобщая мировая тенденция. Свести к минимуму ее последствия можно только на основе культуры в высшем значении этого слова. Во всех перечисленных выше примерах кровавых боен именно образ врага был стимулом к агрессии.
Как известно, сценарий исторического процесса складывается как система вызовов и ответов. Накопившиеся перед обществом проблемы ищут своего решения и находят его в том или ином варианте. С этого момента эволюция меняет свой ход и вместо снятых проблем рождаются новые. Поэтому ответ на любой исторический вызов отнюдь не означает остановку социальных преобразований: каждая решенная проблема ведет к возникновению новых вызовов, причем часто более существенных и сложных, чем предыдущие. Одновременно меняется и образ врага, который характеризуется межнациональными, политическими, экономическими, социальными и религиозными различиями, межконфессиональными и этническими особенностями, клановыми и иными группировками. Он требует жертв и получает их.
XX век начался с ряда военных столкновений и стал свидетелем двух самых кровавых мировых войн. Во имя чего, ради каких идеалов было пролито море крови? Какими социальными, политическими, нравственными или религиозными целями они были оправданы? На эту тему публикаций много, но ответа на главный вопрос - о мотивах взаимоистребления людей - пока нет. Уничтожение же людей происходило лишь потому, что они были (по тем или иным, причем самым разнообразным причинам) врагами.
После залечивания ран первой мировой войны, постепенного подавления колониальных восстаний, в ходе гражданской войны и в годы Великой депрессии 30-х годов появился новый и страшный враг - германский нацизм, претендовавший на мировое господство и начавший уничтожение евреев. Европа могла, но из за бессилия и трусости ее лидеров не остановила начало второй мировой войны. А не будь ее, развитие человечества могло бы пойти совсем по другому пути. Но такая альтернатива, как это нередко бывает в истории, оказалась упущенной.
Однако до сих пор нет ответа на главный вопрос: когда и при каких условиях, казалось бы, высочайшая наука и культура отступают на задний план, а звериный облик биологической природы человека начинает уничтожать себе подобных?
Борьба с германским нацизмом и расовым господством объединила широкие общественные силы. Велась она тяжело, с колоссальными потерями и закончилась победой. Однако поверженный враг почти сразу породил нового. Еще не были залечены раны войны, а Черчилль в своей известной фултоновской речи объявил о начале борьбы с новым врагом в лице Советского Союза.
В разжигании холодной войны и в ее перипетиях в равной степени виноваты обе системы, прежде всего США и Советский Союз. Мы по привычке любим винить во всем себя. Но почему-то из памяти выпало, что в США было подготовлено несколько планов уничтожения нашей страны. Забыты карты, обозначающие размещение баз стратегических бомбардировщиков по всей границе Советского Союза. И если для кого-то мы - враг, то он для нас - тоже.
Можно легко объяснить, почему борьбу против России возглавили США - наиболее могущественная держава Запада, серьезно укрепившая свои мировые позиции. Однако у этого явления есть и более глубокие корни, восходящие к своеобразию геополитического мышления американцев, претендующих не просто на лидерство, а на статус глобальной сверхдержавы. В своих мемуарах "Россия на историческом повороте" А.Ф. Керенский рассказывает об американских комментариях к Версальскому договору, в которых признавались правительства финнов, эстонцев, литовцев и украинцев. Кавказ предполагался сферой влияния Турецкой империи, предусматривалось предоставление той или иной державе мандата на управление Средней Азией и создание отдельных правительств для Великой России и Сибири.
Сегодня (с учетом исторических модификаций) этот "план" уже выполнен. Остается лишь дальнейшее расчленение России на три самостоятельных государства, описанное Збигневом Бзежинским.
Развал Советского Союза был встречен в мире как полная и окончательная победа Запада над Востоком, капитализма над социализмом. Разрушение нашего государства стало гигантской трагедией для него и для населяющих его народов. Однако лишь немногие понимают, что произошло колоссальное изменение структуры мирового сообщества с его хрупким, но устойчивым балансом сил, системой сдержск и противовесов. Под угрозой оказался контроль за распространением ядерного оружия. К пятерке ведущих стран, располагающих им, уже добавились (пока) Индия и Пакистан. Словом, не только Россия потеряла, но и устоявшийся мировой .порядок оказался серьезно разрушенным.
Враг не исчез, он лишь изменил свой облик. В вышедшей в 1996 г. книге Сэмюэла Хантингтона "Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка" обрисован новый тип врага - столкновение христианства и ислама. Их отношения взаимно враждебны. Каждый видит в противнике своего врага. "Конфликт XX века между либеральной демократией и марксизмом-ленинизмом, - пишет Хантингтон, - представляет собой не более чем мимолетный и противоестественный исторический феномен по сравнению с постоянными антагонистическими отношениями между исламом и христианством".
Вопрос о возможности столкновения цивилизаций и его последствиях, возникший сегодня, получит свой ответ опять лишь в XXI веке. Однако уже ясно, что в принципе он не может быть решен силой. Не может он решаться и путем навязывания одной цивилизацией своих ценностей другой. Путь к выходу из нарастающей угрозы в другом - в признании равноценности и самодостаточности различных цивилизаций, в отказе от их деления на высшие и низшие, в готовности уважать и признавать чужие права.
Все это и требует уже упомянутого кардинального изменения парадигмы общественного мышления, а вместе с ней и революционного обновления культуры человеческих отношений. И только на такой основе, если говорить предельно честно, может сложиться новый мировой порядок. Без этого он окажется прекрасной, но всего лишь мечтой, для осуществления которой потребуются новые жертвы.
Смена эпох
Отличительной особенностью XX столетия является то, что оно стало одной из крупнейших вех в смене типов социально-экономического развития. Это был век, ознаменовавший высшую ступень индустриального этапа со всеми его выдающимися достижениями и неизбежными потерями. Сталь, нефть и электроэнергия стали надежными факторами мощи держав и континентов. Продукты промышленной переработки и организация их массового производства - корабли, автомобили, нефтепроводы, поток товаров массового спроса (жилье, телевизоры, одежда, продукты питания) - наполнили растущий рынок.
С началом научно-технической революции было создано не только ядерное оружие, но и мощнейшие реакторы по производству электроэнергии, корабли с атомными двигателями, началось освоение космоса. Как известно, первый запуск советского космического спутника, полет Юрия Гагарина вызвали резкую критику правительства США со стороны американских ученых и политических деятелей. Ответом на вызов явилось мощное развитие науки и техники, полет космонавтов на Луну, прорыв к новым технологиям.
К сожалению, Советский Союз не сделал необходимых выводов. Сложившаяся система хозяйствования застыла и начала шаг за шагом уступать свои лидирующие позиции. Во время застоя были упущены компьютерная революция, политика ресурсосбережения, охватившая почти весь мир "зеленая революция".
Последствия индустриальной эпохи резко осложнили экологическую ситуацию в мире, привели к истощению многих ресурсов, массовой вырубке лесов, озера и реки оказались отстойниками для промышленного мусора. Лидеры Римского клуба поставили проблему ограничения роста производства, перехода к его качественно новому типу Родилась концепция экономического роста, провозглашенная в 1992 г. на конференции в Рио-де-Жанейро. Хотя она, к сожалению, весьма далека от практической реализации.
Постепенно начался переход к качественно новому этапу социально-экономического развития, который получил различные названия, но в принципе может быть обозначен понятием "постиндустриальная эпоха". Этой теме посвящено огромное количество работ как западных, так и российских ученых. Системный анализ изданных за рубежом работ и перевод многих из них, ранее не публиковавшихся в России, даны в антологии "Новая постиндустриальная волна на Западе", выпущенной в 1999 г. под редакцией В.Л. Иноземцева.
Ответ на вопросы нового этапа социально-экономических преобразований (а он не только вызов, но и требует ответа на него) призван дать XXI век так же, как и на вопрос о начавшемся процессе глобализации мирового сообщества, о чем пойдет речь ниже.
В XX век человечество вступило с устоявшейся практикой применения золотого стандарта, который обслуживал движение товаров в мировой торговле и обмен валюты. По мере формирования и дальнейшего развития мирового рынка стала складываться единая валютно-финансовая система. Она не ликвидировала цикличность общественного воспроизводства, но поддерживала его устойчивость.
Вторая мировая война с ее колоссальными разрушениями подорвала практику золотого стандарта. В соответствии с Бреттонвудскими соглашениями в 1944 г. функции по обеспечению устойчивости валютно-финансовой системы перешли к доллару, обмениваемому (по определенным правилам) на золото. Однако с учетом изменения сил на мировой арене, перемещением золотых запасов в другие страны возникла новая Ямайская валютно-финансовая система (1976 г.). В ее рамках используются специальные права заимствования (Special Drawing Rights - SDR), привязанные к доллару, но уже не размениваемые на него. Все попытки вытеснить доллар, ввести "плавающий" курс, основанный па совместном использовании немецкой марки, иены или евро, не были реализованы на практике.
Однако изменение правил "игры" в валютно-финансовой сфере, а именно это произошло после Ямайских соглашений, существенно обострило противоречия в данной сфере. Началось нарастающее отделение движения финансовых потоков от развития реального сектора экономики. Последующие финансовые кризисы, связанные с массовым бегством капитала, отделившегося от процесса воспроизводства, лишь подтвердили этот вызов. Появился капитал, способный сам по себе, вне обслуживания движения товаров, услуг и информации, делать деньги.
Нарастание своеобразного "мыльного пузыря", выполняющего такую роль, начало вызывать все больше опасений у политических деятелей и специалистов. По оценке Дж. Сороса, "международная финансовая система сама стала главным фактором кризисного процесса", а отнюдь не результатом действия других разрушительных сил.
И вновь на вопрос, возникший в XX веке, ответ может быть получен уже в новом столетии. Именно оно покажет, насколько реальны и опасны финансовые кризисы мировой экономики, а также, что и как надо сделать (опять-таки в масштабе мирового сообщества), чтобы избежать грозящей катастрофы.
Есть еще одно фундаментальное изменение в экономике XX века, которое пока серьезно не осмыслено. Задолго до начала уходящего века начались и до сих пор по инерции продолжаются споры об абсолютных преимуществах частной или общественной собственности. И мало кто заметил, что история в своем развитии сняла этот вопрос, а тем самым и исходный пункт членения общества на формации по признаку определяющей роли одной из форм собственности.
Во всех странах или, по крайней мере, в большинств

Размер файла: 38.86 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров