Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Мысли о Православии Пропопресвитер о. Михаил Помазанский

 

Православие — что оно?

 

ОСОБОЕ СЛОВО ... Слово, имеющее большую  притягательную силу. Для многих, многих — святое и дорогое слово, не легко определимое и, в то же время, простое и понятное. От некоторых слышим укор: “Зачем у вас на собраниях, в речах, так часто бряцают словом: “Православие?” Может быть иногда они и правы в своем протесте. Не следует из дорогого людям понятия создавать боевой, ходкий термин, говорить о нем там, где оно мало ценится, делать из него боевой мяч в общественных культурно-политических собраниях. Бережно следует хранить это имя, эту нашу словесную святую эмблему.

         Говорить о Православии не значит непременно пытаться дать исчерпывающее определение. Делиться мыслями о дорогом бывает потребностью, приятно — просто “поделиться;” никто вас не осудит, если вы только в идеальном свете будете говорить о любимом.

         Скажут, не смело ли — высказывать свои мысли о нем? Не нужно ли прежде самому подняться на всю духовную высоту его, чтобы судить о разнообразных сторонах его? Можно ли охватить его полноту?

         Разве не лучше — совсем не говорить, из опасения сказать не всегда умело? И не в праве ли каждый из нас хотя бы так судить о нем, как судим о величественном храме, осматривая его с погоста и смотря вглубь его, с его паперти?

 

 

НЕРЕДКО У ЛЮДЕЙ, стоящих дальше от Церкви, малочувствующих дыхание ее, туманное и расплывчатое представление соединяется со словом “Православие.”

         “Это нечто среднее между католичеством и протестантством...”

         “Известно: это цезарепапизм!”

         “Я признаю Православие, только, конечно, настоящее, не то — семинарское богословие.”

         “Вы о каком спрашиваете: об официальном Православии?” — отвечают вам.

         О, да, мистика Православия: “сыра земля — Мать Пресвятая Богородица,” “Град Китеж,” юродивые, “Иисусе Сладчайший, в лепоту облекшийся” (из одного публичного чтения).

         “Православие это соборность, участие клириков и мирян в управлении церковном.”

         “Вот настоящее Православие: старец Зосима у Достоевского, “Соборяне” — Лескова...”

         “Мы должны держаться Православия, потому что оно русское.”

         “Меня интересует новое в Православии, напр., учение о Софии — Соловьев, Булгаков, Бердяев, а так вообще это скучно.”

 

И ПРАВДА: что такое Православие? Какой отличительный, существенный его признак:

         Консерватизм ли, сберегающий в чистоте учение семи вселенских соборов?

         Суровость ли, выраженная в постах и длинных богослужениях?

         Разнообразие ли форм Богопочитания, соответствующее потребностям духовной жизни человека? Народность ли его, легко придающая религии национальный колорит?

         Почему говорят: “это православно, а вот это у вас или у них неправославно?

         Предполагаются какие то принципы для этих ответов. Каковы они? На историческом ли основании (так, мол, в “истории Православной Церкви”) или на идеологическом (“это соответствует православной идее”) решаются эти вопросы?

 

ИТАК,  с   какого   в р е м е н и   существует   слово “Православие?” “Вот вы сказали  о древнем Православии: но ведь Православия до разделения Церквей не было?” говорят вам.

         “Напрасно вы так думаете,” отвечаете вы.

Как только обнаружилась в Церкви Христианской необходимость оберегать истину от возникших заблуждений, (а заблуждения возникли уже в апостольский век), появилось понятие “правого исповедания истины,” как это мы слышим в литургической молитве, идущей от древней Церкви, о епископстве “право правящем слово истины” (2 Тим. 2:15). Кристаллизовалось это выражение в одно слово при тяжелых арианских волнениях в Церкви. Св. Афанасий Великий почти всю свою жизнь посвятил защите Православия от арианства. Св. Епифаний называет Афанасия Великого “отцом Православия.” Исидор Севильский в книге “Начала” говорит: “Православный есть тот, кто право верует и сообразно с таким верованием правильно живет.” Великие восточные Отцы Церкви 6-го века вообще постоянно пользуются этим наименованием; а св. Григорий Богослов употребляет его в сочетание слов, столь часто повторяемом в наши дни, именно: “страждущее Православие” (Слово 6-ое св. Григория Богослова).

         После шестого вселенского собора, когда возникли споры об иконопочитании и, таким образом, о внешних формах богопочитания, понятие “Православия” расширились на весь круг христианского богословия и богослужения. До разделения Церквей “ортодоксия” — православие мыслилось необходимым признаком истинного христианства и на Востоке, и на Западе. Когда произошло отпадение Римской церкви от единства церковного, оба классические, скажем лучше — древне-церковные понятия: а) “православный” и б) кафолический-вселенский” сохранились и на Востоке и на Западе; но при этом сохранились так, что одно стало доминировать здесь, а другое там; каждое стало своего рода знамением Церкви: на Востоке — “Православие” т.е. забота о сохранении — прежде всего — чистоты исповедания; на Западе “Вселенскость — католичество-кафоличность,” как выражение идеи мирового распространения или веры в мировое призвание. Именование Церкви Христовой “кафолической” осталось, конечно, и на Востоке, как она именуется в Символе Веры (в славянском переводе — “соборную”), но здесь, на Востоке, это именование сохранило то место в ряду других необходимых признаков Церкви: “единой, святой, апостольской,” какое получило на втором Вселенском соборе, т.е. не будучи выделяемо в особое, доминирующее над другими признаками положение.

         Русский народ принял “Православие,” как истинное учение Христово, сохраняющееся в Церкви Христовой, представленной на земле четырьмя древними восточными Патриархатами.

 

Церковь и Православие

 

ТАК КАК МЫ, РУССКИЕ, приняли христианство в период, когда уже фактически совершилось отделение Запада от Церкви Восточной, то для нас в обиходной речи понятия: “истинная Церковь” и “Православие” имеют не только одно и то же значение, но как бы имеют одно и то же содержание: истинная Церковь есть Православие, и Православие есть истинная Церковь. Но так как Церковь это люди, а Православие — вера и богопочитание, то все же необходимо, когда говорим специально о Православии, различать эти два понятия, Церковь — “кто?”, Православие — “что?” и “как?” — дом Божий или семья Божия; Православие — ценность ее, духовное богатство.

            Ведя речи о православном и неправославном, надо сделать еще одну оговорку. Дело в том, что еще в первом тысячелетии, до печального факта разделения церквей, и Восток и Запад получили большое число таких особенностей, которые зависели от причин не вероисповедного значения, а от географических и других условий, от разницы культур греческой и римской. Географическая отдаленность Запада от Востока, разделенных Средиземным морем, препятствовала однообразию в формах богослужения и в других сторонах церковного быта. Греческий язык, господствовавший на

Размер файла: 56 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров