Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Формирование психотерапевтического пространства

 

Психотерапевтические взаимоотношения происходят в определенном материальном, душевном и духовном пространстве. Встреча врача и пациента - это экзистенциальная встреча между людьми, в которой пациент получает возможность раскрываться в процессе общения в надежде получить помощь. Проблема, о которой сообщает пациент, может присутствовать во время терапевтического сеанса либо в виде реального симптома, имеющегося "здесь и теперь" например, тревоги, либо в виде воспоминания или опасения ("там и тогда"). В последнем случае реальные переживания пациента присутствуют во время встречи с врачом в меньшей степени. Для различных психотерапевтических подходов различной ценностью обладает интеллектуальное и чувственное в пациенте.

 

Мы - сторонники интегративной позиции в психотерапии, которой чуждо агрессивное выступление под стягами "гештальта" или "психоанализа", или "борьба за чистоту метода". Возможно, когда рождается новое психотерапевтическое направление, его основателям важно выделить и подчеркнуть то новое (часто противоречащее предшествующему) качество, которое отличает от "родительского" (своеобразная подростковая реакция "оппозиции") и дает право на самостоятельное существование. Так произошло с выделением гештальта из психоаналитической колыбели. Примером неклинического подхода является также исторический спор - о том какая психотерапия является "правильной" - между Полем Дюбуа, основателем рационального направления в психотерапии и Августом Форелем, приверженцем гипнотерапии. Однако, любое противопоставление подобного рода прежде всего уводит от реального страдающего человека, от клиники и приводит к противоборству амбиций. Нам ближе представление о людях, как о "говорящих зверях, которые рассказывают истории о себе" (1). Для клинического психотерапевта характерно внимание не только к содержательной части сообщения больного, но и не меньшее внимание к поведенческому репертуару (2). Опыт наблюдения (и самонаблюдения) за процессом терапевтического взаимодействие обогащает интуицию и делает возможным видение глубинных взаимоотношений материи и духа - так, в диссоциативном судорожном припадке мы видим бурю животного возбуждения.

 

Единственным точным инструментом для изучения души пациента является душа врача или медицинского психолога, обогащенная интеллектуальными знаниями. Основной критерий клинического психотерапевта - глубокое преклонение перед мудростью организма и знание того, что любой психопатологический симптом изначально имеет защитно-приспособительный смысл. Постижение этого природного смысла совместно с пациентом помогает последнему сделать свою жизнь более удовлетворительной, полноценной и насыщенной(З).

 

Возвращаясь к теме формирования терапевтического пространства, можно сказать, что, строго говоря, осознание окружающего пространства осуществляется человеком с помощью зрения, осязания, обоняния, вкуса и слуха. Однако существует шестое чувство - чувство своего бытия, внутреннее зрение, которое позволяет нам постоянно осознавать, насколько внешний опыт соответствует внутренней природе. Мы очень мало знаем о чувстве своего внутреннего бытия, и чаще всего, нас учат игнорировать и обесценивать его - "На самом деле ведь ты этого не чувствуешь ?", "Ты ведь не хочешь этого на самом деле?", "Не будь таким эмоциональным", "Неважно, что ты хочешь - тебе придется иметь дело с реальным миром". Внутреннее осознание - это действительно выражение всего бытия, так же, как чувство любви, голода, гнева или эмоциональной вовлеченности в какое-либо занятие. В этом своем качестве внутреннее видение информирует человека, насколько то, что он переживает в данный момент, соответствует его внутренней природе, поэтому можно метафорически представить внутреннее чувство как "слушающий глаз"(4).

 

Нам представляется, что главным качеством терапевта является его способность помочь пациенту узнать и пережить свой собственный опыт. При большинстве пограничных расстройств этот внутренний опыт недоступен для осознания, внутренние сигналы человека не слышны или не могут быть услышаны. В этих случаях в психотерапии надо восстановить способность иметь и воспринимать эти внутренние сигналы, знать, "что и когда человеку нравится и не нравится, что приятно, а что - нет, когда есть, а когда - нет, когда спать, когда мочиться, когда отдыхать" (4). Фактически, психотерапия на самом деле есть ускоренный образовательный процесс, направленный на то, чтобы пациент перестал жить с детским отношением к жизни и достиг зрелости. Эта зрелость подразумевает, что человек не должен ничего делать с собой, чтобы быть тем, чем он действительно хочет быть, вместо этого он должен просто быть по-настоящему самим собой и как можно более широко осознавать свое бытие.

 

В отличие от требований социума "быть как все" именно в процессе психотерапевтической встречи эффективный терапевт реагирует на своих пациентов в искренней манере - он устанавливает отношения, которые пациент ощущает как безопасные и принимающие, он контактирует с пациентом человечным и глубоко личностным образом. Этот контакт является решающим моментом в терапии, однако, он не укладывается в официальную идеологическую доктрину, ему не учат студентов, он не описывается в литературе (5).

 

При создании терапевтического пространства у терапевта существует двоякая роль - с одной стороны он является представителем враждебного для пациента внешнего мира, с другой - символом надежды. Раз из среды "враждебного" окружения пациент начинает выделять терапевта, как доброжелательного человека, значит, он получает новый опыт и может в дальнейшем искать в своем окружении похожих людей и строить с ними новые реальные отношения. Подлинные чувства терапевта являются зеркалом реакций пациента, поэтому обсуждение отношений помогают осознанию пациентом реакций окружающих людей на его действия и высказывания в реальной жизни. Терапевтический контакт, хотя он внешне кажется формальным и непродолжительным по сравнению со всей жизнью пациента, все же является более тесным, интенсивным и глубоким, нежели любая другая межличностная связь. В терапии пациент обращается к незнакомому человеку и раскрывает ему мельчайшие подробности своей личной жизни, о которых, может быть, никто не знает. Кроме того, содержание этих подробностей часто представляет пациента не в лучшем свете. Все это делает терапевтический контакт интимным отношением двоих людей, причем специфически интимным, непохожим на привычные дружеские или любовные отношения. Kennedy (1977) раскрывает эти отношения следующим образом :

 

"Уникальность природы терапевтического контакта зависит от способности терапевта различать интимно-личностные и интимно-терапевтические отношения. В противоположность близким личным связям терапевтический контакт, хотя и наполнен чувствами, является асимметричным, т.е. только пациент раскрывает интимные подробности своей жизни. Психотерапевт же волен решать, насколько раскрываться, и выбирать способ реагирования на события, излагаемые пациентом, а может не реагировать вообще. Контакт асимметричен еще и потому, что только терапевт истолковывает смысл сказанного и способен оценить достижение терапевтических целей. В итоге терапевтический контакт устанавливается по правилам, указанным терапевтом. Эти правила предусматривают отношения, в которых терапевт имеет возможность узнать о клиенте почти все, а клиент получает сведения о терапевте всего лишь, как о специалисте"(6).

 

Терапевтическое пространство рождается в результате контакта психотерапевта и пациента и характеризуется следующими параметрами:

 

эмоциональность (контакт скорее эмоционален, чем когнитивен, он подразумевает исследование переживаний пациента);

интенсивность (поскольку контакт представляет искреннее отношение и взаимный обмен переживаниями, он не может не быть интенсивным);

динамичность (при смене пациента меняется и специфика контакта);

конфиденциальность (обязательство терапевта не распространять сведения о пациенте

Размер файла: 56 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров