Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Как жить после психической травмы

1.Что такое посттравматический стресс?
   Человек обращается к психотерапевту, когда испытывает внутренний дис-
комфорт, когда понимает, что какая-то часть его личности выходит  из-под
контроля. Пациент надеется, что врач поможет ему обрести покой, душевные
силы, самообладание, внутреннюю гармонию или хотя бы уменьшит его  стра-
дания. Нарушение внутреннего равновесия - вот причина, которая заставля-
ет прибегать к какой-либо психологической помощи, будь  то  консультация
по проблемам брака и семьи, обучение методам саморегуляции и т.д. Короче
говоря, пациент идет к психотерапевту, чтобы тот помог ему измениться  к
лучшему.
   Говоря о психотерапевтической  помощи  ветеранам  вьетнамской  войны,
вначале рассмотрим, с  какими  жалобами  они  обращаются  к  врачу.  Для
большинства ветеранов характерны одни и те же нарушения внутреннего рав-
новесия. Этот особый комплекс психологических проблем получил  медицинс-
кое название осиндром посттравматического стресса или  сокращенно  СПТС.
Именно о нем я и буду говорить на протяжении всей  этой  книги.  Однако,
мне этот термин не нравится, поскольку слово осиндромп предполагает  бо-
лезненные отклонения, в то  как  особенности  поведения,  продиктованные
посттравматическим стрессом, не всегда можно рассматривать как болезнь.
   По этой причине я буду отбрасывать первую букву оСп и говорить  не  о
осиндромеп, а о самом явлении посттравматического стресса. Такое измене-
ние терминологии вовсе не подразумевает, что  посттравматический  стресс
никак не отражается на здоровье: как раз напротив. Я только потому  отк-
лоняюсь от принятой среди медиков терминологии, что хочу  привлечь  ваше
внимание к личности человека, пережившего тяжелое душевное потрясение, а
не просто к болезненным симптомам.
   Человек умеет приспосабливаться к различным обстоятельствам; с  изме-
нением нашей жизни меняемся и мы сами. Происходящие в нас перемены помо-
гают выжить, в какие бы условия мы ни попали. У людей, живущих высоко  в
горах, увеличивается объем легких, что дает им возможность получать дос-
таточно кислорода из разреженного горного воздуха. В теле каждого  чело-
века вырабатываются особые защитные механизмы, чтобы противостоять  воз-
действию микробов, проникающих внутрь нас с водой, пищей и воздухом.
   Поскольку вьетнамские ветераны оказались в исключительных, по  совре-
менным американским меркам условиях, им для выживая в этих условиях пот-
ребовались такие навыки и способы поведения, которые нельзя считать нор-
мальными и общепринятыми в мирной жизни. Многие из этих стереотипов  по-
ведения, пригодных только для боевой  обстановки,  так  глубоко  пустили
корни, что продолжают сказываться уже много лет.
   По каким же признакам можно распознать присутствие посттравматическо-
го стресса? Если мы говорим, что тот или иной человек "болен"  посттрав-
матическим стрессом, - что именно мы подразумеваем? Прежде всего то, что
этот человек пережил травмирующее событие, т.е. испытал  нечто  ужасное,
что не часто случается с людьми. По определению психиатров, травмирующим
называют событие, овыходящее за пределы нормального  человеческого  опы-
та".
   Война в Юго-Восточной Азии, в ходе которой было взорвано больше боеп-
рипасов, чем всеми воюющими сторонами во Второй мировой войне,  породила
более чем достаточно травмирующих переживаний. Происходившие там события
просто не укладывались в голове, не имели ничего общего с нормальной че-
ловеческой жизнью.
   Но посттравматический стресс - это не  только  наличие  травмирующего
события в прошлом. Такое событие - только часть общей  картины,  внешнее
обстоятельство, которое сыграло свою роль в болезненном процессе.
   Травмирующие события случались с людьми во все времена. Но  вьетнамс-
кие ветераны занимают особое место, поскольку на их долю выпала  слишком
большая доза нечеловеческих переживаний. Ужасы той войны оказывали  воз-
действие не только своей интенсивностью,  но  и  частой  повторяемостью:
травмы следовали одна за другой, так что у человека не было времени  оп-
рийти в себяп.
   Другая сторона посттравматического стресса  относится  к  внутреннему
миру личности и связана с реакцией человека на пережитые события. Все мы
реагируем по-разному: трагическое  происшествие  может  нанести  тяжелую
травму одному и почти не затронет психику другого. Очень важно также,  в
какой момент происходит событие: один и тот же человек  в  разное  время
может реагировать по-разному.
   Итак, говоря о посттравматическом стрессе, мы имеем в виду, что чело-
век пережил одно или несколько  травмирующих  событий,  которые  глубоко
затронули его психику. Эти события так резко отличаются от всего  преды-
дущего опыта или причиняли настолько сильные страдания, что человек  от-
ветил на них бурной отрицательной реакцией. Нормальная психика  в  такой
ситуации естественно стремится смягчить дискомфорт: человек,  переживший
подобную реакцию, коренным образом меняет свое отношение  к  окружающему
миру, чтобы жить стало хоть немного легче.
   Чтобы убедиться, насколько это естественно и насколько важно для  ду-
шевного комфорта, обратимся еще раз к психиатрическому определению: вра-
чи считают, что событие, которое обладает всеми признаками  травмирующе-
го, окажет свое действие практически на любого человека. А  это  значит,
что потеря душевного равновесия, бурные психические  проявления  в  этом
случае совершенно нормальны.
   Если травма была сравнительно небольшой, то повышенная тревожность  и
другие симптомы стресса постепенно пройдут в течение  нескольких  часов,
дней или недель. Если же травма была сильной  или  травмирующие  события
повторялись многократно, болезненная реакция может сохраниться на многие
годы.
   Например, у современных боевых ветеранов гул низколетящего  вертолета
или звук, напоминающий взрыв, может вызвать острую  стрессовую  реакцию,
окак на войнеп. В то же время человек стремиться думать,  чувствовать  и
действовать так, чтобы избежать тяжелых воспоминаний.
   Подобно тому, как мы приобретаем иммунитет  к  определенной  болезни,
наша психика вырабатывает особый механизм для защиты от болезненных  пе-
реживаний. Например, человек, переживший трагическую потерю  близких,  в
дальнейшем подсознательно избегает устанавливать с кем-либо тесный  эмо-
циональный контакт. Если человеку кажется, что в критической ситуации он
повел себя безответственно, ему впоследствии будет трудно брать на  себя
ответственность за кого-то или за что-то.
   оБоевые рефлексып не казались чем-то необычным, пока человек находил-
ся в районе военных действий. Но возвращаясь домой, попадал в такую сре-
ду, где подобные рефлексы производили, по меньшей мере, странное впечат-
ление. Тысячу раз, прямо и косвенно, множеством различных способов чело-
веку указывали, что пора прекратить вести себя как на  войне.  Но  никто
так и не объяснил ветерану, каким образом это сделать.
   Для тех немногих ветеранов, кому повезло, дом  стал  местом,  где  их
ждала любовь, где они чувствовали себя в безопасности и  могли  спокойно
осмыслить пережитое, обсудить его с близкими. Такая атмосфера  позволяет
проанализировать свои ощущения, а затем внутренне принять  свой  опыт  и
примириться с прошлым, чтобы двигаться по жизни дальше.
   К сожалению, такой счастливый сценарий не характерен для  большинства
вернувшихся с войны. По рассказам многих  ветеранов,  возвращение  домой
было не менее, а то и более тяжелым, чем военные переживания: не  с  кем
было поговорить по душам, нигде не чувствовалось полной безопасности,  и
легче было подавлять в эмоции, чем позволить им вырваться наружу, с рис-
ком потерять контроль. В такой ситуации  психическое  напряжение  долгое
время не находит себе выхода.
   Когда у человека нет возможности разрядить внутреннее напряжение, его
тело и психика находят способ как-то примениться к этому  напряжению.  В
этом, в принципе, и состоит механизм  посттравматического  стресса.  Его
симптомы - которые в комплексе выглядят как психическое отклонение -  на
самом деле не что иное, как  глубоко  укоренившиеся  способы  поведения,
связанные с экстремальными событиями в прошлом. При ПТС наблюдаются сле-
дующие клинические симптомы.
   1. Немотивированная бдительность. Человек пристально следит за  всем,
что происходит вокруг, словно ему постоянно угрожает опасность.
   2. оВзрывнаяп реакция.  При  малейшей  неожиданности  человек  делает
стремительные движения (бросается на землю при звуке низко  пролетающего
вертолета, резко оборачивается и принимает  боевую  позу,  когда  кто-то
приближается к нему из-за спины).
   3. Притупленность эмоций. Бывает, что человек полностью или  частично
утратил способность к эмоциональным проявлениям. Ему  трудно  устанавли-
вать близкие и дружеские связи с окружающими,  ему  недоступны  радость,
любовь, творческий подъем, игривость и спонтанность. Многие пациенты жа-
луются, что со времени поразивших их тяжелых событий  им  стало  намного
труднее испытывать эти чувства.
   4. Агрессивность. Стремление решать проблемы с помощью  грубой  силы.
Хотя, как правило, это касается  физического  силового  воздействия,  но
встречается также психическая, эмоциональная и вербальная агрессивность.
Попросту говоря, человек склонен применять силовое давление на  окружаю-
щих всякий раз, когда хочет добиться своего, даже если цель не  является
жизненно важной.
   5. Нарушения памяти и концентрации внимания. Человек испытывает труд-
ности, когда требуется сосредоточиться или что-то вспомнить, по  крайней
мере, такие трудности возникают при определенных обстоятельствах. В  не-
которые моменты концентрация может быть великолепной, но стоит появиться
какому-либо стрессовому фактору, как человек уже не в  силах  сосредото-
читься.
   6. Депрессия. В состоянии посттравматического стресса депрессия  дос-
тигает самых темных и беспросветных глубин человеческого отчаяния, когда
кажется, что все бессмысленно и бесполезно. Этому чувству депрессии  со-
путствуют нервное истощение, апатия и отрицательное отношение к жизни.
   7. Общая тревожность. Проявляется на физиологическом уровне (ломота в
спине, спазмы желудка, головные боли), в психической  сфере  (постоянное
беспокойство и озабоченность, "параноидальные" явления - например,  нео-
боснованная боязнь преследования), в эмоциональных переживаниях  (посто-
янное чувство страха, неуверенность в себе, комплекс вины).
   8. Приступы ярости. Не приливы  умеренного  гнева,  а  именно  взрывы
ярости, по силе подобные извержению вулкана. Многие  пациенты  сообщают,
что такие приступы чаще возникают под действием  наркотических  веществ,
особенно алкоголя. Однако бывают и в отсутствие алкоголя или наркотиков,
так что было бы неверно считать опьянение главной причиной этих явлений.
   9. Злоупотребление наркотическими и лекарственными веществами. В  по-
пытке снизить интенсивность посттравматических симптомов многие  пациен-
ты, особенно вьетнамские ветераны, употребляют марихуану, алкоголь и  (в
меньшей степени) другие наркотические вещества. Важно отметить, что сре-
ди ветеранов - жертв ПТС существуют еще две большие группы: те, кто при-
нимает только лекарственные препараты, прописанные врачом, и те, кто во-
обще не принимает ни лекарств ни наркотиков. Насколько мне известно, еще
не произведено ни одного основательного исследования в  масштабе  страны
для определения относительной величины каждой из этих трех групп. Я упо-
минаю их под рубрикой озлоупотребление наркотическими лекарственными ве-
ществамип, поскольку из-за неточного определения этого  симптома  многие
ветераны были ошибочно отнесены к категории  алкоголиков,  наркоманов  и
т.д.
   10. Непрошеные воспоминания. Пожалуй, это  наиболее  важный  симптом,
дающий право говорить о присутствии  ПТС.  В  памяти  пациента  внезапно
всплывают жуткие, безобразные сцены, связанные с травмирующим  событием.
Эти воспоминания могут возникать как во сне, так и во время  бодрствова-
ния.
   Наяву они появляются  в  тех  случаях,  когда  окружающая  обстановка
чем-то напоминает случившееся ов то времяп, т.е. во время  травмирующего
события: запах, зрелище, звук, словно бы пришедшие из  той  поры.  Яркие
образы прошлого обрушиваются на психику и вызывают сильный стресс. Глав-
ное отличие от обычных воспоминаний состоит в том, что  посттравматичес-
кие "непрошеные воспоминания" сопровождаются сильными чувствами  тревоги
и страха.
   Непрошеные воспоминания, приходящие во сне, называют ночными кошмара-
ми. У ветеранов войны эти сновидения часто (но не всегда) связаны с бое-
выми действиями. Сны такого рода бывают, как правило, двух  типов:  пер-
вые, с точностью видеозаписи, передают травмирующее событие так, как оно
запечатлелось в памяти пережившего его человека;  в  снах  второго  типа
обстановка и персонажи могут быть совершенно иными, но по  крайней  мере
некоторые из элементов (лицо, ситуация, ощущение) подобны  тем,  которые
имели место в травмирующем событии. Человек пробуждается от  такого  сна
совершенно разбитым; его мышцы напряжены, он весь в поту.
   В медицинской литературе ночное потение иногда рассматривают как  са-
мостоятельный симптом, на том основании, что многие пациенты просыпаются
мокрыми от пота, но не помнят, что им снилось. Тем не  менее,  очевидно,
потение проявляется именно как реакция на сновидение, независимо от  то-
го, запечатлелось оно или нет. Многие ветераны и  их  близкие  отмечают,
что во время сна человек мечется в постели и просыпается со сжатыми  ку-
лаками; словно готов к драке.
   Такие сновидения являются, пожалуй, самым пугающим аспектом  ПТС  для
пациента, и люди редко соглашаются говорить об этом. Дальше мы подробнее
рассмотрим, что могут означать кошмарные сны, и как быть, если  они  вас
посещают.
   11. Галлюцинаторные переживания. Это особая разновидность  непрошеных
воспоминаний о травмирующих событиях с той разницей, что при  галлюцина-
торном переживании память о случившемся выступает  настолько  ярко,  что
события текущего момента как бы отходят на второй план и  кажутся  менее
реальными, чем воспоминания. В этом "галлюцинаторном", отрешенном состо-
янии человек ведет себя так, словно он снова переживает прошлое  травми-
рующее событие; он действует, думает и чувствует так же, как в  тот  мо-
мент, когда ему пришлось спасать свою жизнь.
   Галлюцинаторные переживания свойственны не всем пациентам: это  всего
лишь разновидность непрошеных воспоминаний, для которых характерна  осо-
бая яркость и болезненность. Они чаще возникают под влиянием наркотичес-
ких веществ, в частности алкоголя,  однако  галлюцинаторные  переживания
могут появиться у человека и в трезвом состоянии, а также  у  того,  кто
никогда не употребляет наркотических веществ.
   Феномен огаллюцинаторных переживанийп нередко  используется  в  кино-
фильмах но, к сожалению, его трактуют неточно. Психотерапия и работа над
собой помогают взять эти явления под контроль;  подробности  мы  обсудим
дальше.
   12. Бессонница (трудности с засыпанием и прерывистый сон). Когда  че-
ловека посещают ночные кошмары, есть основания считать, что он  сам  не-
вольно противится засыпанию, и именно в этом причина его бессонницы: че-
ловек боится заснуть и вновь увидеть это. Регулярное недосыпание, приво-
дящее  к  крайнему  нервному  истощению,  дополняет  картину   симптомов
посттравматического стресса. Бессонница  также  бывает  вызвана  высоким
уровнем тревожности, неспособностью расслабиться, а  также  непроходящим
чувством физической или душевной боли.
   13. Мысли о самоубийстве. Пациент постоянно думает о самоубийстве или
планирует какие-либо действия, которые в конечном итоге должны  привести
его к смерти. Когда жизнь представляется более пугающей  и  болезненной,
чем смерть, мысль покончить со всеми страданиями может показаться заман-
чивой. Когда человек доходит до той грани отчаяния, где не видно никаких
способов поправить свое  положение,  он  начинает  размышлять  о  самоу-
бийстве.
   Многие посттравматические пациенты, в том числе вьетнамские ветераны,
сообщают, что в какой-то момент достигали этой грани.  А  сколько  людей
переступили ее! Это настоящая национальная трагедия. Все те, кто нашел в
себе силы жить, пришли к выводу: нужно желание и упорство - и со  време-
нем появляются более светлые перспективы.
   14. оВина выжившегоп. Чувство вины из-за того, что  выжил  в  тяжелых
испытаниях, стоивших жизни другим, нередко присуще тем, кто страдает  от
оэмоциональной глухотып (неспособности пережить радость, любовь, состра-
дание и т.д.) со времени травмирующих событий. Многие жертвы ПТС  готовы
на что угодно, лишь бы избежать напоминания о трагедии, о гибели товари-
щей. Сильное чувство вины иногда провоцирует приступы самоуничижительно-
го поведения, когда, по образному выражению одного ветерана,  опытаешься
отлупить сам себяп.
   Таковы основные симптомы и ход развития посттравматичее стресса. Если
они присутствуют в вашей жизни, то картина, вероятно, показалась вам  до
боли знакомой. В таком случае, вы поняли, как называется  ваша  болезнь.
Теперь вам предстоит побольше узнать ней, одновременно делая шаги,  нап-
равляясь к здоровью.  Я  описал  типичные  симптомы  посттравматического
стресса не для того, чтобы вы разбирались в сложных механизмах психичес-
ких процессов, или чтобы во всех своих неприятностях винили прошлое,  но
чтобы поняли одну очень важную вещь: вы пришли к своему теперешнему сос-
тоянию в силу ряда причин. Эта причины можно ясно увидеть, если  всерьез
заняться изучением картины своей жизни.
   Если в картине симптомов посттравматического стресса вы узнали  себя,
это означает, что вы сделали очень важный первый шаг. Это значит, что вы
готовы честно взглянуть на некоторые стороны  своей  жизни.  Приняв  ре-
альность своей жизни со всем, что в ней есть хорошего и плохого, вы смо-
жете задать себе следующий вопрос (отвечать на него пока необязательно):
оВ силах ли я что-то изменить?"
   2. Миф о социальной адаптации.
   Картина психического состояния и поведения человека, которая получила
название осиндром посттравматического стресса,п, описывает  определенный
способ существования в этом мире. Наше общество в целом,  и  медицинская
общественность в частности, составили свое мнение об  этом  способе  су-
ществования и назвали его болезнью; медики говорят не просто о посттрав-
матическом стрессе, но о
   осиндроме посттравматического стрессап. Если внимательно  рассмотреть
политику Администрации по делам ветеранов в отношении бывших  участников
войны, страдающих ПТС, то станет ясна ее основная позиция: отвлечь  вни-
мание пациента от травмирующих событий, послуживших причиной ПТС, и  та-
ким образом помочь ему остать нормальнымп, приспособить свой способ  по-
ведения к общепринятым меркам. Недаром государственная программа  психо-
терапевтической помощи ветеранам носит  название  опрограмма  содействия
социальной адаптациип.
   Идея, заложенная в этом названии, предполагает, что получивший психи-
ческую травму человек должен изменить свое поведение так, чтобы  слиться
с основной массой сограждан. Под "основной массой" я  подразумеваю  уме-
ренное большинство американцев, которые придерживаются в  целом  сходных
взглядов на то, какое поведение социально приемлемо, а какое нет.
   Недостаток этого замысла состоит в том,  что  "социальная  адаптация"
вряд ли поможет человеку, пробывшему долгое время в экстремальных  усло-
виях, вернуть душевный покой и радость жизни. Такой подход может внушить
ветерану, что для выздоровления он должен изменять свое поведение, чтобы
стать как все, онормальнымп, а значит, перестать действовать,  думать  и
чувствовать по-своему, оне как всеп.
   Фактически, этот подход предлагает лечить симптомы заболевания, а  не
его причину, и целью такого лечения должно быть  не  здоровье,  а  соот-
ветствие общепринятым нормам поведения.  Мне  представляется,  что  путь
осоциальной адаптациип неспособен привести к истинному выздоровлению.
   Истинное физическое и душевное здоровье состоит не в том, чтобы соот-
ветствовать чьим-то нормам и стандартам, а в том, чтобы прийти к  согла-
сию с самим собой и реальными фактами своей жизни.
   Другим отрицательным следствием такого подхода будет то, что поверив-
шие в него пациенты, не  сумев  заставить  себя  действовать,  думать  и
чувствовать так, как опринятоп в нашем обществе, придут в отчаяние и по-
теряют веру в выздоровление. В действительности же на пути к  истинному,
а не иллюзорному исцелению, не столь важно вести себя окак всеп, но зато
очень важно быть предельно честным с самим собой, оценивая то, что  про-
исходит в жизни в настоящий момент. Если сегодня на обстоятельства жизни
большое влияние оказывают волнующие воспоминания, поведение, образ  мыс-
лей и чувств, пришедшие в наследство из  прошлого,  очень  важно  честно
признать их существование,  даже  если  кому-то  это  покажется  "ненор-
мальным". Постепенно узнавая, каким образом "травмирующие события"  пов-
лияли на вашу жизнь, вы одновременно придете к пониманию того, что исце-
ление - процесс глубоко личностный и охватывает почти  все  сферы  вашей
жизни, а значит не может сводиться к одной лишь осоциальной адаптациип.

Размер файла: 227.45 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров