Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (2)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (2)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (10)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (11)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (11)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Предисловие

 

Книги, посвящённые проблеме общечеловеческих различий, выполнены, как правило, в одном из трёх форматов. Первому, назовём его условно Коллекционным или форматом СS (от англ. Collection of samples — коллекция моделей, образцы), соответствует обрамлённое контуром авторских предпочтений изложение наиболее известных на текущий момент фактов, теорий и концепций из дифференциально – психологической  области человекознания (см. Туlеr, 1956; Willerman, 1976; Minton, Schneider, 1985; Соореr, 1998). Книги этого типа отличаются друг от друга порядком изложения отобранных автором тем, среди которых выделяются — восприятие, интеллект, личность, половозрастные особенности, различия в обучении и профессиональных установках, еtс. Однако чаще всего сведения  о различиях между людьми включаются в учебники в виде отдельных глав, а не обобщаются в самостоятельные тома. Собранные в один огромный компендиум, который мог насчитать, наверное, не менее десяти тысяч страниц, эти книги, безусловно, стали бы ценнейшим — хотя и несколько неупорядоченным источником сведений энциклопедического характера.

Второй формат представления дифференциально – психологических знаний можно условно обозначить как Тематический, с соответствующей аббревиатурой FS (от англ. field of study — область изучения). Как правило, эти книги выполнены в виде коллективных, реже — авторских, монографий, посвящённых более подробному описанию какой-либо одной, специальной темы, например, исследованию общих  и специальных свойств нервной системы (Nebylitzyn, Gгау, 1972; Теплов, 1986), психогенетических аспектов индивидуальных различий (Равич–Щербо, 1990), структуры темперамента или психобиологической основы индивидуальности (Русалов, 1979), характера (Лазурский, 1995), способностей (Голубева, 1994), природы стиля человека (Либин, 1998а) и интеллекта (Saklofske, Zeidner, 1995). Среди FS – книг можно выделить в особую группу те работы, теоретическое значение которых выходит за рамки обозначенной самим автором узко–специальной темы (см. Eysenсk, 1947; Strelau, 1983; Mishel, 1986; Ross & Nisbett, 1991; Zimbardo, 1990).

Третий и, к сожалению, самый малочисленный жанр научных изысканий в области различий между людьми — это книги типа ST (от англ. special theory — специальные теории). В основе ST –монографии  лежит разработанная автором концепция о сущности изучаемого явления, а все излагаемые материалы пропускаются через призму создаваемых теоретических конструкций, гипотез      и отобранных или полученных экспериментальных фактов. Конечно, недостатком в этом случае оказывается авторская пристрастность, определяющая основную линию научных интерпретаций. Но этот недостаток легко оборачивается преимуществом, позволяющим, благодаря устойчивой позиции, представить целостную картину изучаемого феномена.

Образцом монографий ST –типа является книга основателя дифференциально – психологического направления как самостоятельной научной дисциплины Уильяма Штерна (1998) (Stern 1911 / 1994), вышедшая в 1900 году под названием "О Психологии индивидуальных различий: идеи к дифференциальной психологии" и переизданная позже уже с другим подзаголовком — "Дифференциальная Психология и её методические основы". Дальнейшее развитие эта концепция — правда, в существенно переработанном виде, — получает в трудах американского психолога Анны Анастази (Anastasi, 1958), выпустившей обобщающую исследования первой половины двадцатого века фундаментальную монографию под названием "Дифференциальная психология". В следующие десятилетия появляется ещё несколько авторских монографий, развивающих целостный подход через призму конкретно – исследовательских установок. Это труды    Б.М. Теплова (1986) и В.Д. Небылицына (1996), создателей     нового направления — дифференциальной психофизиологии как важнейшей части дифференциальной психологии, а также работы английского психолога Ганса Айзенка (Eysenck, 1947, 1997), концепция интегральной индивидуальности В.С. Мерлина (1986), теория многофакторной структуры личности и индивидуальных различий Дж.Р. Ройса и А.Д. Пауэлла (Royce, Powell, 1983), оригинальная концепция эпистемологической интерпретации проблем индивидуальных различий американского профессора Джеймса Ламиеля (Lamiell, 1987).

Несмотря на относительное многообразие работ и в этом направлении, намеченная самим У. Штерном главная линия исследований, очерчивающая сферу дифференциально – психологического знания как единое целое, была продолжена, можно сказать, лишь едва заметным пунктиром. Трудно предположить, почему так произошло — в силу ли неизбежной специализации, состоящей из разных разделов науки о человеке, или в силу центробежной тенденции внутри дифференциально – психологической области знаний как следствия, проистекающего  из целостной природы предмета изучения — человеческой индивидуальности.

Ясно только, что всё большее значение приобретает на современном этапе концентрация усилий исследовательской мысли на пути концептуальной интеграции сложившихся к настоящему времени подходов. Который из них станет отправной точкой в создании новой — парадигмальной — системы координат? Хотелось бы думать, что ответ на этот вопрос будет связан с логикой развития научного познания, к счастью, нередко совпадающей с несокрушимой силой субъективных авторских предпочтений.

Разумеется, есть своя специфика и в представляемой вниманию читателей книге "Дифференциальная психология: на пересечении европейских, российских и американских традиций".                         Материал, посвящённый индивидуальным, типологическим и групповым различиям, образующим особый, дифференциально –психологический статус человека, преломляется, с одной стороны, через представления об иерархической структуре человека как субъекта взаимодействия с миром и, с другой стороны, рассматривается в контексте анализа механизмов координации интра – и интериндивидуального взаимодействия. Помимо этого, отбирая факты и теории, автор стремился учесть   и своеобразие трёх мировых линий исследований:

* европейской, идущей от Альфреда Бине (Binet & Henry, 1895) и Уильяма Штерна;

* американской, связанной с именами Джеймса Маккинли Кэттелла (Cattel, 1890) и Анны Анастази;

* весьма своеобразной, российской, развивающей традиции И.П. Павлова (1951а), положения психофизиологической школы Б.М. Теплова — В.Д. Небылицына и включающей множество плодотворных, но пока ещё недостаточно хорошо известных мировому читателю концепций.

Ещё одной теоретической предпосылкой при создании учебного пособия послужила гипотеза о том, что анализ различий между людьми становится более эффективным в контексте изучения основных тенденций общей и социальной психологии. Поэтому большинство рассматриваемых дифференциально –  психологических тем, посвящённых сенсорным, перцептивным, когнитивным, регулятивным, эмоциональным или личностным различиям, также как и обсуждение проблем развития и природно – социальной детерминации индивидуальности, тесно связаны с соответствующими разделами из смежных областей психологического знания. Это нашло своё отражение в структуре книги и глав, в логике изложения материала, в неизбежном для каждого учебного пособия отборе теоретических концепций и экспериментальных фактов. На структурирование материала оказали влияние и основные положения развиваемой автором     на протяжении последних десяти лет Иерархической Теории Индивидуальности, согласно которой организация и функционирование мира психической реальности человека подчиняется действию закона приоритета более сложных, дифференцированных структур (по сравнению с менее сложными, недифференцированными), а также закону взаимодействия этих структур на "паритетных началах, допускающих относительную автономию — род степеней свободы для коррелируемых, соотносимых свойств — каждой из них" (см. Ананьев, 1968). Большое воздействие на авторскую позицию в отношении многих спорных вопросов современной психологии человека оказало сотрудничество с профессором Львом Марковичем Веккером,         в частности, наш совместный труд, посвящённый разработке  систем базовых принципов ментальной репрезентации и основных механизмов формирования психических процессов (Веккер, Либин, готовится к печати).

Характер учебного пособия, определяющий его как "углубление в проблему", а также ограниченный объём книги, вынудили вынести за скобки ряд важных для дифференциальной психологии тем, которые, вместе с тем, получили достаточно подробное освещение в трудах отечественных и зарубежных авторов. Среди них монографии, посвящённые психогенетическому анализу механизмов формирования индивидуальных различ        (см. Равич–Щербо, 1998), применению математических моделей и статистических методов обработки данных для изучения интра – и интериндивидуальных различий, (см. Гусев, Измайлов, Михалевская, 1997), исследованию индивидуальных особенностей младенцев (Адрианов (отв. ред.), 1993), изучению способностей (Дружинин, 1995), мотивации (Хекхаузен, 1986) и др. По мере необходимости автор стремился показать обоснованность использования психогенетических или нейрофизиологических, а также математико – статистических методов. Конечно, дальнейшая работа по систематическому изложению основ дифференциально – психологических знаний позволит восполнить недостающие разделы.

Чтобы помочь читателю сориентироваться в изложенном материале, автор посчитал необходимым привести схему взаимосвязи основных блоков — разделов дифференциальной психологии, которой он руководствовался при написании книги (рис. 1). Это своеобразная когнитивная карта, на которой, помимо хорошо изученных и изведанных областей отмечено и множество "белых пятен", существующих в обширной сфере дифференциально – психологических знаний. Помимо этого может представлять интерес и некоторый перечень заметок, которые хорошо было бы иметь в виду при чтении книги.

*     Перечень рассматриваемых в каждом разделе основных тем и понятий даётся в виде ключевых терминов в конце главы и может использоваться в качестве опорного ряда при повторении темы.

*     В содержании каждой проблемы выделяются лишь основные направления анализа, в русло которых устремляются десятки более частных, более дробных "ручейков" – исследований. Вместе с тем приводятся факты и теории, которые намечают новые тенденции в исследовании дифференциально – психологических феноменов или помогают переосмысливать прежние концепции.

Рис. 1. Концептуальная система координат

дифференциальной психологии

 

* Структура книги, подверженная неизбежному в таких случаях эффекту мозаичности, в то же время отражает представление о дифференциальной психологии как целостной дисциплине (Stern, 1911 / 1994), предметом которой является изучение человеческой индивидуальности через призму формального подхода, во всех её проявлениях — от психофизических характеристик до метаиндивидуальных стратегий, отображающих специфику взаимодействия субъекта    с другими людьми.

 * Внутри каждого раздела автор следует определённой логике в изложении материала. Так, вначале рассматриваются данные (если таковые имеются и оказались в поле авторского зрения) о различиях, проявляющихся на "нижних" уровнях индивидуальности и на ранних этапах онтогенеза. По мере продвижения внутри раздела, фокус внимания перемещается на анализ личностных различий и специфики функционирования интегративных феноменов, таких как индивидуальное сознание      и самосознание. Таким образом, каждая из выделенных тем анализируется с точки зрения:

   дифференциальных аспектов индивидуального развития;

   характеристики иерархических уровней индивидуальности;

   анализа влияния на индивидуальные параметры эндо– и экзофакторов, определяющих вид детерминации.

*     "Двойственная" природа изучаемых признаков обуславливает их рассмотрение как в контексте интериндивидуальных различий, так и в связи с анализом интраиндивидуальной структуры, определяющей статус        данного параметра в системе остальных свойств.

* Большинство тем дифференциальной психологии, таких     как "характер", "способности", "стиль", "психогенетические исследования",  "психодиагностика"  или "возрастные изменения", связано с огромным объемом знаний в соответствующих областях смежных направлений, поэтому основной акцент в большинстве случаев делается не на историческо – психологическом  анализе развития проблемы в целом, а на рассмотрении явления в контексте изучения конкретных феноменов человеческих различий.

* Задачей автора является показать самостоятельность дифференциальной психологии как особой области человекознания. Исходя из этого и расставлены акценты в содержании данной книги.

Хочется добавить, что эта книга возникла в результате потребности самого автора в познании собственной индивидуальности. Возможно, с этой же целью её возьмёт                        в руки и читатель.

 

Homo Unicum

 

Понятие "уникальный", означающее "единственный в     своём роде", является, без сомнения, родовым для конструкта "индивидуальность" — центрального элемента науки о человеческих различиях, изложению основ которой посвящена эта книга. Парадокс, обнаруживающий себя уже на подступах к зданию Дифференциальной Психологии, заключается в классической тройственности определения человеческой индивидуальности, включающей в себя, во-первых, неповторимое своеобразие субъективного мира человека; во-вторых, целостность индивидуальности как саморазвивающейся системы с присущими ей интегральными эффектами (адаптивностью, оптимальностью, результативностью, компенсаторностью), и, наконец, в-третьих, объективно регистрируемые отличия (индивидуальные, типологические, групповые) между людьми. Именно эти           три признака определяют собой дифференциально – психологическую специфику изучения такого явления как     Homo Unicum (Человек Уникальный).

Загадка индивидуального своеобразия Человека волнует умы писателей и поэтов, художников и мистиков, генетиков и антропологов, биохимиков, физиков и астрономов (последние, как мы увидим, внесли свою посильную лепту в создание основ нашей науки). Дифференциальная психология — и в этом её отличие от других областей знания о человеке — ставит своей целью не просто познание индивидуальных особенностей             на основе систематизации жизненных наблюдений, путём использования исключитечтельно художественного или статистического методов анализа, но научное изучение механизмов становления и развития человеческой индивидуальности как целостного феномена, существующего в поле взаимодействия субъективной и объективной реальностей.

 

Три стороны психологического знания

 

В современной психологии выделяются три основные                        взаимопересекающиеся — и вместе с тем имеющие самостоятельный научный статус — области: общая психология, дифференциальная психология (или, иначе, психология индивидуальных, типологических и групповых различий) и социальная психология. Понятно, что это деление носит, как и многие научные абстракции, довольно условный характер: нет психических (в том числе, психофизиологических) процессов, на которые не распространялись бы "власть личности", и, с другой стороны, не существует личностных образований вне психики, так или иначе все личностные черты связаны с механизмами психических процессов (см. Веккер, Либин, готовится к печати).   В то же время общепризнанно положение о ведущей роли социального контекста в развитии как индивидуальности человека, так и психики в целом. Промежуточное положение дифференциальной психологии — и психологии личности как    её центральной части — обусловлено закономерностями человеческого филогенеза и онтогенеза. В первом случае имеется  в виду иерархическое движение психики как саморазвивающегося феномена от эволюционно – генетических  (биологических) законов к социо – культурным (общественным) закономерностям.   Во втором — трансформация в процессе жизненного пути индивидных (см. главу 1), природно обусловленных свойств отдельного человека в личностные структуры, проявляющиеся в интегральных характеристиках взаимодействия индивидуальности с миром.

Внешний статус дифференциальной психологии оказывается неразрывно связан с её внутренним статусом. Нет ничего удивительного в том, что без малого сто лет развития этой уникальной науки привели к образованию в её структуре трёх важнейших подразделов, касающихся соответственно изучения следующих видов человеческих различий: индивидуальных (производных от анализа общепсихологических закономерностей), типологических (собственно дифференциально –  психологических) и групповых (изучаемых в контексте антропологических — биологических и социальных — наук).

 

Феноменология человеческих различий

 

Как и всякая наука, дифференциальная психология имеет свою историю и предысторию. Последняя, надо заметить, оказывается столь же древней, как и само человечество.                   В сообществах первобытных людей появление групповых различий, позволяющих провести границу между Мы и не–Мы, сыграло решающее значение. В идентификации со своим племенем, родовой общиной формировались первые проблески человеческого сознания именно как "со(– вместного)знания". Следующим жизненно необходимым этапом стало выделение индивидуальных особенностей членов племени. Наблюдение за поведением соплеменников — у кого зорче глаз, кто быстрее всех бегает или точнее метает камень — послужило не только основой для распределения необходимых для выживания племени функций,    но и привело к появлению первых имён — одного из важнейший признаков человеческого рода, выделяющих людей  из мира животных. Фиксация индивидуальных различий закреплялась с помощью присвоения имени, в котором, зачастую, и отражалась наиболее характерная и устойчивая черта темперамента или характера, сенсорики или мышления. Индивидуальность выкристаллизовывалась из Хаоса взаимоотношений, благодаря способности человеческого мышления осуществлять операцию различения. Отделение "Я" от "не–Я " стало важнейшим признаком зарождающейся первобытной личности с уникальным самосознанием.

В первобытных сообществах, древнейших цивилизациях                        и современном обществе феноменология человеческих различий — индивидуальных и групповых — продолжает оставаться главной частью субъективного жизненного опыта людей.                                         Однако простых, несистематизированных наблюдений за поведением — своим собственным и окружающих — всегда  было недостаточно для тех, кто стремился понять общие закономерности природы человека. Для того, чтобы упорядочить бесконечное многообразие индивидуальных и, тем более, групповых признаков требовалась некая система координат.               В качестве таковой мог приниматься любой набор признаков, отчётливо наблюдаемых, кажущихся "фундаментальными" либо осязаемыми. Разумеется, в первую очередь человек использовал для составления простейших классификаций своих собратьев внешние объекты или события. Так появились примитивные поведенческие типологии, в которых описание индивидуально – групповых особенностей камней и  деревьев (гороскопы друидов), расположение звезд или дат рождения (астрологические гороскопы). Отдавая должное наблюдательности и изобретательности наших предков, заметим, что во всех этих случаях речь пока что идёт лишь об описании особенностей личности и человеческого поведения, а не объяснении причин, приводящих к появлению различий между людьми. Поиск решений этой задачи станет в последующем отправной точкой          в развитии дифференциальной психологии.

 

Корни субъективной реальности

 

Можно сказать без преувеличения, что скрытое в недрах жизненной феноменологии знание о человеческих различиях послужило толчком к развитию не только самой психологии,              но и всех наук о человеке. Одним из самых простых феноменологических фактов, основанных на непосредственном жизненном наблюдении, являются усилия маленького ребёнка выделить, "различить" себя в окружающей среде. Перефразируя И.М. Сеченова (1947), можно сказать, что "смутное валовое ощущение" себя, потребность отделиться от остального мира, движет человеческим существом с момента его рождения.     Первые проблески сознания трёхлетнего малыша также связан            с появлением различения между "Я" и "не–Я " (Бернс, 1986). Ощущение и осознание себя как неповторимой индивидуальности является стержнем личности взрослого человека и основой межиндивидуальных различий, в контексте которых складываются наши взаимоотношения с окружающими в течение всей жизни. Также как из процесса внутрииндивидуального различения возникают межиндивидуальные различия, формирование личности возникает па базе индивидуально –  типологических особенностей. Феноменологические переплетения в жизни порождают сложности научного характера, проявляющиеся в непростых вопросах, связанных и с соотношением понятий (организм—личность, личность—индивидуальность еtс.), и с взаимодействием важнейших областей науки о душе — общей психологии, психологии личности и дифференциальной психологии. Но разговор об этом пойдёт позже, а сейчас обратимся к основным понятиям, с обсуждения которых начинается любая наука.

Ключевые термины раздела: примитивные поведенческие типологии, социо – культурные закономерности, субъективный жизненный опыт, уникальность человека, феноменология человеческих различий,  эволюционно – генетические законы.

 

Часть I. Дифференциальная психология:

основные понятия

 

В этой части будут рассмотрены центральные понятия дифференциальной психологии, анализ которых необходим         для более чёткой ориентации в материале последующих глав. Список отобранных понятий, вместе с тем, накладывает некоторые ограничения на весьма обширный перечень терминов и тем, связанных с теориями, концепциями и фактами из области дифференциально – психологического изучения человека. Те же   из них, которые будут рассмотрены ниже, также нуждаются  в оговорке. Многие проявления человека — идёт ли речь о его конституции (в широком смысле слова), индивидных свойствах, личности или индивидуальности — заслуженно являются предметом рассмотрения других, смежных с психологией, научных дисциплин: философии и биологии, медицины и социологии, антропологии и культурологии. Не только меж–, но и  внутридисциплинарная, внутрипсихологическая интеграция различных смысловых контекстов одного и того же понятия приводит (скорее, к счастью, чем к огорчению) к семантической дифференциации таких важнейших конструктов как темперамент, характер, стиль, интеллект, способности, вошедших в обиход общей психологии, психофизики, эргопсихологии. Поэтому будем иметь в виду, что понятия, появляющиеся на страницах этой книги, рассматриваются в связи с наличием в природе явлений, которые они определяют, дифференциально – психологического аспекта изучения.

 

Глава 1. Познание природы человеческой индивидуальности

 

Намечается исходная система координат, относительно которой и будут в дальнейшем рассматриваться проявления человеческой индивидуальности. Даётся обоснование дифференциально – психологической  парадигмы в изучении человека.

 

1.1. Предпосылки учения о различиях между людьми

 

Разумеется, на этапе древнейшей человеческой истории процесс индивидуализации человека оставался латентным, скрытым фактором развития всё более дифференцирующегося общественного сознания. Различные историографические источники отмечают, что понятие "индивидуальность" стало осознаваться самим обществом как фундамент субъективной реальности лишь в Эпоху Возрождения. Однако уже мудрецы Древнего Востока и античные греческие философы создавали трактаты, предметом описания и анализа которых были наблюдаемые в повседневной жизни человеческие различия.

 

Жизненные наблюдения и психология здравого смысла

 

Хиромантия, физиогномика, астрология — все эти древнейшие пранауки включали в себя непосредственное наблюдение индивидуально –  типологических различий в качестве прямого основания своих выводов. Накопленные в донаучный период человекознания данные послужили основой для появления специальной формы несистематизированных знаний о душевной жизни — житейской или наивной "психологии". Однако речь не идёт о примитивизации выводов, полученных в результате житейских умозаключений. Как отмечает крупнейший специалист в области научного анализа психологии здравого смысла Гарольд Келли (Kelley, 1992), взаимодействие между житейской и научной формами знаний           о человеке есть обратимый процесс — повседневная культура воздействует на мысли и поступки учёного, а результаты науки модифицируют житейские представления. В то же время здравый смысл является ценным, но по природе своей опасным ресурсом для психолога (Fletcher & Ward, 1988). В первую очередь эти положения небезразличны для выводов любого дифференциально – психологического исследования.

 Интерпретация результатов наблюдения в рамках обыденного сознания (О') в первом случае, и эксперимента, специального исследования как методов научного познания (Н') — во втором, оказывается необходимым компонентом, включённым во взаимодействие между обыденным и научным знанием (см. рисунок 2). Процесс трансформации знания представляет движение по спирали, а не замкнутый цикл интеракции, обеспечивая на каждом этапе необходимое приращение информации (О'— О", Н'— Н" и т.д.):

Рис. 2. Взаимная трансформация обыденного и научного знания

 

Всё это говорит о необходимости более внимательного                          (а не снисходительного, как это принято в академических кругах)    отношения ко "всем – и – каждому" известным фактам о природе индивидуальности человека, содержащимся в донаучных областях знания. Многие психологи разделяют общеизвестное утверждение  о том, что избежать в научных исследованиях влияния здравого смысла невозможно, зато можно вообще не осознавать наличие этого влияния.

 

Требования практики

 

С появлением прикладного человекознания, в первую очередь — древней философии, а также медицины как её части, — возникла настоятельная потребность в систематизации наблюдений. Обращение к звёздам или линиям руки при объяснении наиболее ярких индивидуально – типовых характеристик людей перестаёт удовлетворять тех исследователей, которые пытаются проникнуть  в тайны организма человека, понять движущие силы его поведения и жизни в целом. Создаются первые труды в области изучения темперамента, характера и способностей (об этом пойдёт речь              в соответствующих главах). И в дальнейшем практически все разделы дифференциальной псих

Размер файла: 1.57 Мбайт
Тип файла: rar (Mime Type: application/x-rar)

Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров