Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

РОССИЯ И ВЫЗОВЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Идея глобализации одна из самых молодых политологических конструкций. Вплоть до 1987 г. база данных библиотеки Конгресса в Вашингтоне не содержала книг, в названии которых использовалось бы данное понятие. С начала 90-х годов количество книг и статей на эту тему стало увеличиваться лавинообразно, и сегодня подавляющее большинство экономистов, и вслед за ними политологов, считают, что глобализация является наиболее значимым социальным процессом конца XX — начала XXI века. Свои точки зрения на глобализацию имеют отечественные исследователи [1]. Важнейшим критерием ее исследования служит не то, насколько точные предсказания сложных явлений оно даёт, это невозможно в принципе, а то, насколько оно расширяет возможности предвидеть ход дальнейших событий [2].

Вместе с тем современные работы по глобализации выглядят сегодня если не как плагиат, то просто как сборник цитат из работ начала XX века; основания для аналогий имеются, но не во всем, конечно, поскольку историческая ситуация сейчас другая. Сам термин «глобализация» в силу его неопределённости на некоторую часть научной общественности оказывает почти магическое воздействие как «мощный инструмент убеждения, риторический приём, которому - в отличие от различных явлений внутренней политики не существует противодействия» [3]. Тема глобализации и глобализм как идеология этого планетарного явления стали в последние годы популярными по нескольким причинам. Во-первых, западный мир вышел из тяжелых испытаний 70-х-80-х годов и восстановил свою роль мировой экономической доминанты. Во-вторых, информационная революция позволила, как бы воедино связать регионы планеты. В-третьих, крушение социалистической системы, а затем и кризис в Азии создали иллюзию победы либеральных ценностей в мировом масштабе. В-четвертых, серьёзное значение имел растущий культурный обмен между странами периферии и «первым миром».

Тем не менее можно констатировать, что при всех видимых и формальных успехах глобализации, таких как информационная революция, распространение информационных и финансовых потоков, она входит в состояние кризиса. Это проявляется в том, что западный мир в течение последних десяти лет активно «самозамыкается», сосредоточивается в масштабах своей части мира, а не открывается для оставшейся части мира. Реальная статистика показывает, что за послевоенные десятилетия, в мировой экономике весьма жёстко прослеживаются тенденции, подтверждающие, что западный мир становится всё более обособленным от остальной части человечества, хотя формально он всё более и более активно с ней взаимодействует.

Часть стран не способных вписаться в информационное хозяйство, выводится за его пределы и становится лишним элементом в мировом масштабе [4]. Эти различия в состоянии наций инициируют рост имущественного расслоения и социального напряжения внутри ряда стран. Сегодня доходы управителей корпораций, доходы всех, кто создает свои собственные компании в области высоких технологий, доходы программистов, исследователей в соответствующих областях на порядки превосходят доходы ординарных рабочих на Западе.

Речь идёт о том, что глобализация сегодня активна в самых формальных моментах - в моментах, связанных с информатизацией, с состоянием информации, с распространением всякого рода систем, позволяющих делать финансовые трансакции исключительно быстро в разных регионах мира. Но при этом центры глобализации, центры перемен опять же остаются жёстко локализованными в рамках западного мира. Так, политологи, бодро говоря о «новых путях» развития человеческой цивилизации, как правило, в первую очередь имеют в виду новые информационные технологии.

Но популярный тезис об Интернете как наиболее зримом воплощении глобализации в информационной сфере для большинства стран мира имеет выраженный спекулятивный характер. К середине 2000 г., по данным, приводимым Д.Фельдманом, число пользователей Интернета было близко в 304 миллионам. При этом 88% пользователей живут в странах, численность населения которых составляет менее 15% жителей планеты. В США и Канаде, где живёт менее 5% мирового населения, сосредоточено более 50% пользователей Интернета. Да и там типичным пользователем сети является мужчина моложе 35 лет, с высшим образованием и высоким уровнем дохода, англо-говорящий городской житель. В России число пользователей Интернета в настоящее время по реалистичным оценкам около 1% населения страны. При этом доступ во «Всемирную сеть» имеют в основном жители самых крупных городов (более миллиона жителей), учащиеся и сотрудники ВУЗов, НИИ, крупных государственных учреждений, промышленных и, естественно, финансовых организаций. При этом, как правило, они владеют английским языком на уровне, значительно превышающем «англоязычность» среднего россиянина [5].

В связи с этим нашим политическим элитам предстоит, наконец, осознать и сформулировать наиболее приоритетные социальные запросы, которым должна соответствовать их эффективная информационная деятельность по обеспечению модернизационного развития страны. Но есть ли в России социальный субъект модернизации, который мог бы её направить в русло позднеиндустриального капитализма, способного к информатизации [6, с. 248]? Те социально-профессиональные группы, которые ещё недавно составляли потенциально массовую базу желаемых перемен, сегодня рассеяны, размыты и деморализованы благодаря либерал-реформаторским усилиям правящего класса.

Постиндустриальное общество в его нынешнем варианте развивается на основе весьма серьёзных изменений в общественной психологии, обусловленными в первую очередь новыми экономическими причинами. Развитые страны сегодня выступают поставщиками качественно нового безграничного ресурса информации и знаний, получая взамен ограниченные материальные ресурсы из стран мировой периферии. Тем самым они создали новый механизм формирования богатства: сама максимизация потребления порождает в развитых странах рост значения человеческого капитала, который в отличие от России стал их основным ресурсом. В связи с этим обстоятельством в новой исторической ситуации все попытки «догнать» западный мир оказываются заранее обреченными на неудачу. Менее эффективным производителям грозит исчезновение с лица планеты. Не составляет большого труда уже сейчас назвать всемогущих чемпионов глобализации XXI в. и её деморализованных жертв [7, с. 175].



Размер файла: 75 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров