Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

СОЛИДАРНОСТЬ ПОДЧИНЕННЫХ НА ПРЕДПРИЯТИЯХ ПРИ РАЗЛИЧНЫХ СИСТЕМАХ УПРАВЛЕНИЯ

В глубине души каждый русский чувствует себя подчиненным, и он прав, ибо на протяжении истории "российское общество, сходное по структуре  с любым европейским, отличалось от него тем, что между российскими сословиями распределялись только повинности, обязанности, а не права по отношению к верховной власти" [1, с. 117]. Одним из "смягчающих", "очеловечивающих" элементов русской модели управления является низовая солидарность. Все подчиненные, как бы высоко по служебной лестнице они ни поднялись, - считают, что должны помогать таким же подчиненным. Всякий вправе рассчитывать на помощь с их стороны – этакое всеобщее классовое объединение всех подчиненных, стереотип низовой коллективной взаимопомощи.

Успех марксистской идеологии в России во многом связан с тем, что в менталитете населения изначально было заложено противопоставление между "нами" - подчиненными, и "ними" - начальниками, представителями системы. Марксизм наполнил эти понятия конкретным социальным содержанием, указав населению правых  и виноватых. "Для возникновения солидарности недостаточно наличия социально успешных и социально ущербных. Ключевую роль играет представление, что между успехом этих и несчастьем тех существует причинно-следственная связь: одним плохо именно потому, что другим хорошо. Возложение вины ведет к размежеванию на "мы" и "они", порождает эффект группового согласия и единства как средства защиты от "них" [2, с. 4].

"Мы" - эксплуатируемые рабочие лошадки, а "они" – вышестоящие злодеи, которые лишь мешают нормально работать. Для рабочих "они" – это мастера и начальники участков, для мастеров "они" – начальники цехов, для начальников цехов – дирекция предприятия, для членов дирекции – люди из главка (в нынешних условиях - крупные акционеры и органы государственной власти и управления). По данным социологических опросов, "…вектор нарушения гражданских и социально-экономических прав россиян направлен строго сверху  вниз: от начальствующих групп и  слоев к подчиненным. Среди нарушителей законных прав массовых групп лидирует начальство по месту работы (60%) и органы власти разных уровней, включая органы правопорядка (53%). Причем среди нескольких десятков изученных нами социальных групп не нашлось ни одной, в качестве основного нарушителя прав которой НЕ выступали бы представители государственной власти или начальники на работе" [9, с. 3].

Люди совершенно бескорыстно помогают друг другу обмануть государство, охотно обмениваются опытом удачного несоблюдения закона, не выдают нарушителей и т.д.[1] При этом они сознательно препятствуют исполнению закона, снижая степень правовой защищенности общества в целом, способствуют разрушению государственного порядка, по поводу отсутствия которого сами же и негодуют. Но им приятно проявлять солидарность.

Соответствующее подобной морали "прощеное воскресенье" наступает, например, всякий раз при подготовке к сдаче в эксплуатацию строительного объекта. Каждая из организаций-участников строительного процесса обеспечивает фронт работ для смежников, и невыполнение или некачественное выполнение их даже одним-единственным субподрядчиком ставит под угрозу сроки завершения всего проекта. При приближении такого срока генподрядчик и субподрядчики, проявляя истинно русскую широту души, прощают друг другу бесчисленные взаимные недоделки и подписывают приемо-сдаточные акты.

Стереотипы взаимовыручки и солидарности действуют во всех социальных слоях – и среди уголовников, и среди аристократов, и среди бюрократов. Выручить из беды "своего" – что может быть почетней! Доходит до курьезов. В XIX в., например, "чиновником для особых поручений в Пензе был человек, по документам  умерший и спасенный таким образом от уголовного преследования" [6, C. 39]. И в наши дни поступок менеджера, хитростью и наглостью вытаскивающего своего сотрудника с призывного пункта военкомата, чтобы тот избежал призыва в армию, рассматривается окружающими не как правонарушение, а как проявление доблести [7, с. 76-79].

Известно, как в России не любят ябед и доносчиков, даже самые мягкие проявления этих качеств с детских лет воспринимаются как позорный порок, доносительство жесточайшим образом наказывается и "сверху", и "снизу"[2]. К подростковому возрасту каждый русский накрепко усваивает, что какую бы пакость ни сотворил коллега или знакомый, никогда не "закладывай" его начальству, защищай его от государства, помогай ему избежать заслуженного наказания. Это норма жизни.

При централизованном планировании Госплан и Госснаб прикрепляли к каждому предприятию как поставщиков сырья,  материалов и комплектующих, так и потребителей. Если какой-либо завод недовыполнял план, он одновременно недопоставлял продукцию предприятиям-потребителям и ставил их в трудное положение. Предполагалось, что пострадавшие заводы-потребители подадут на нерадивого поставщика иск в арбитраж и получат возмещение ущерба, а предугроза судебных санкций будет поддерживать договорную дисциплину.

На деле механизм не работал. В рамках противостояния вышестоящим органам управления директора предприятий выработали своеобразные правила отношений со смежниками, сводящиеся к простому принципу: "ты прости меня сегодня, а я тебя – завтра". Никто никого не тащил в арбитраж, не требовал санкций и возмещения ущерба: директора не хотели подыгрывать начальству и бить таких же производственников.



[1] Именно в России привился обычай сигналами фар предупреждать встречных водителей о том, что на дороге дежурит автоинспекция.

[2] Известен случай, когда Николай I сильно смягчил приговор суда по поводу нарушителей служебной дисциплины, а доносшему на них распорядился повысить жалованье с записью в служебном формуляре, за что именно он получил награду. Трудно было придумать для ябеды более страшное и бессрочное наказание [18, с. 249].



Размер файла: 81.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров