Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

СТАТИСТИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ СЕНСИТИВНЫХ ИЗМЕРЕНИЙ

Постановка проблемы

В последние годы заметно возросла степень остроты и деликатности проблем, предлагаемых респондентам для обсуждения в опросных исследованиях. Так называемые «сенситивные» вопросы часто приходится формулировать при изучении образа жизни и различных аспектов деятельности современных политических элит, оценке масштабов распространения криминального бизнеса, коррупции и наркомании, в исследованиях различных форм контрнормативного и нравственно осуждаемого поведения. Но даже в обычных опросах общественного мнения, традиционно ориентированных на изучение того, «что люди говорят, делают и думают в их повседневной жизни» [1, p.9], мы редко можем обойтись без постановки вопросов, затрагивающих эмоциональную сферу опрашиваемых.

В одном из наших недавних исследований, посвященных анализу факторов, влияющих на уровень искренности ответов респондентов[1], мы попытались выяснить, как люди воспринимают и оценивают различные по тематическому содержанию вопросы социологических анкет. В результате оказалось, что даже вопросы социально-демографического блока, обычно считающиеся эмоционально–нейтральными, воспринимаются многими респондентами как индивидуально острые и вызывают чувство неловкости и смущения. Так, более четверти опрошенных ответили, что неприятные ощущения связаны у них с вопросами об уровне образования (26,3%) и состоянии в браке (28,6%). Около трети респондентов «смущающими» назвали вопросы о возрасте и роде профессиональной деятельности (33,0% и 31,3%, соответственно). Крайне деликатным для того, чтобы их можно было обсуждать с интервьюером, участники опроса считают такие темы, как употребление алкоголя (57,3% всех ответов) и наркотиков (57,6%), размер и источники доходов (67,7%), денежные накопления (73,2%), супружескую измену (77,6%) и сексуальные отношения (78,5%).

Поскольку, как показывают специальные исследования [2, p. 50, 69-70], имеется прямая связь между остротой восприятия темы и уровнем искренности ответов респондентов, то есть все основания признать правомерными утверждения ряда ученых о том, что любой, даже самый «безобидный» вопрос может стать источником неконтролируемых смещений в итоговых данных [3,4]. При проведении опросов по «сенситивной» проблематике вероятность появления «ошибок сообщения», связанных с необеспеченной анонимностью, многократно возрастает.

В связи с этим многие специалисты сегодня говорят о настоятельной необходимости разработки и применения таких методов, которые позволили бы, с одной стороны, надежно защитить респондентов от угрозы разглашения сообщаемой ими в ходе опросов конфиденциальной (и небезопасной для них самих) информации, а с другой, снизить риск получения недостоверных сведений [5,6,7]. В отечественной методологической литературе эта  проблема, несмотря на ее очевидную актуальность, почти не обсуждалась, в то время как в западной она имеет уже свою историю.

 

Краткий экскурс в историю проблемы

Начиная с 1940-50-х годов, поиск средств стимулирования субъективной анонимности в западной социологии осуществлялся по четырем основным направлениям [8]. 1). Экспериментирование с вопросной техникой
(с преамбулой, формой и формулировкой вопроса), предусматривающее при обсуждении «трудных» тем замену прямых вопросов косвенными, открытых - закрытыми, личных – безличными, ситуативных – проективными и т.д. Предполагалось, в частности, что применение приемов проекции «сенситивного» поведения  на «других (всех) людей» и его рутинизации, т.е. подчеркивания «типичности», «нормальности» тех или иных социально неодобряемых поступков, смягчает остроту предъявляемых вопросов и обеспечивает психологическое «самораскрытие» респондентов. 2). Выяснение роли устных и письменных напоминаний опрашиваемым об анонимности проводимого исследования. 3). Поиск наиболее конфиденциального метода, наилучшим образом обеспечивающего получение искренних ответов респондентов. 4). Разработка специальных невопросных техник, способствующих установлению более доверительных отношений между участниками коммуникативного процесса (респондентом и интервьюером) посредством ряда процедурных инноваций.

Однако последующие методические исследования показали, что манипулирование формой и формулировкой вопроса далеко не всегда способствует большей искренности и открытости опрашиваемых, так как не гарантирует им полной уверенности в конфиденциальности их ответов. Намеки на типичность и обыденность социально несанкционированных форм поведения (типа «все люди воруют…»), легко разгадываются респондентами и не производят ожидаемого эффекта.

Не оправдались надежды социологов и на организационно-технические средства обеспечения анонимности (в форме специальных заверений в неразглашении ответов), когда-то казавшиеся вполне надежными и эффективными. Декларации об анонимности, как выяснилось в ряде экспериментальных исследований, не только не стимулируют повышения уровня искренности, но и ведут иногда к заметному ухудшению результата
[9,
p.269]. Они производят эффект, повышающий чувствительность респондентов, и предупреждают их о необходимости быть осторожными в своих ответах на вопросы исследователя.

Что касается проблемы наиболее адекватного метода для сбора «сенситивных» данных, то к середине 80-х годов социологи, ранее с переменным успехом отдававшие пальму первенства то одним, то другим разновидностям опроса, окончательно остановили свой выбор на персональном интервью, «королевский» статус которого сегодня почти ни у кого уже не вызывает сомнений.

Осознание ограниченности арсенала и недостаточной эффективности традиционных методов обеспечения субъективной анонимности послужило импульсом для активизации дальнейших усилий по разработке новых, более изощренных технических приемов и процедур, способствующих стимулированию у респондентов ощущения гарантированности того, что их ответы на острые, лично значимые вопросы действительно останутся неизвестными даже интервьюеру, проводящему опрос «с глазу на глаз».

 

Модель С. Уорнера и ее модификации

Одним из методов преодоления трудностей, возникающих в процессе убеждения респондентов в конфиденциальности опроса и уменьшения числа ошибок, вызываемых неправдивыми ответами, стал RRT-метод («randomized response technique»), впервые предложенный американским статистиком и социологом С. Уорнером в 1965 г.

В нашей стране данный метод и особенно его поздние версии почти неизвестны широкому кругу исследователей. В отечественной литературе имеются лишь единичные и весьма фрагментарные их описания [10-13]. Методологическая экспертиза RRT у нас не проводилась, степень эффективности не тестировалась. Возможно, поэтому в нашей исследовательской практике уорнеровский метод никогда не применялся.



[1] Исследование проводилось в феврале 2001 г. кафедрой социологии Ивановского государственного энергетического университета под руководством автора среди взрослого населения г. Иванова и Ивановской области . Выборка – квотно-случайная,  n=701. Метод опроса – индивидуальное очное анкетирование.



Размер файла: 178.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров