Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (3)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

УЧАСТИЕ ГРАЖДАН В УПРАВЛЕНИИ ГОРОДОМ

Когда заходит речь о развитии местного общественного самоуправления, то возникает не без оснований сомнение в оправданности стремления его горячих сторонников претворить в жизнь в одночасье соответствующий идеал. Порой создается впечатление, что этому понятию придается какой-то нереальный, утопический смысл. В историческом опыте многих городов и государств в той или иной степени решалась дилемма: следует ли привлекать некомпетентную массу (широкие демократические слои общественности), народ, к управлению или власть должна принадлежать прежде всего избранным, компетентным (небольшой замкнутой группе людей). История доказала опасность абсолютизации как полного народовластия, так и всевластия государственных чиновников. Стало очевидным, что вопрос участия населения в управлении – это вопрос меры такого участия, вопрос эффективности механизма и многообразия форм взаимодействия систем власти и населения.

Исторический опыт России по привлечению населения к управлению городскими и сельскими социумами. Традиционно в российском государстве «допуск» населения к участию в управлении городскими и сельскими делами строго контролировался. Российская действительность не способствовала культивированию в человеке таких черт, как социальная ответственность, гражданская и индивидуальная активность.

До 1861 г. основная масса населения Российской империи относилась к крестьянскому сословию. Поэтому управление крестьянами и сельскими обывателями  вообще являлось едва ли не ключевым звеном всей системы управления государством. В основу управления крестьянами было положено их общественное управление, поставленное под жесткий контроль и надзор правительства. Сельская и волостная общины (мир, как говорили в русских губерниях) могли организовываться на основе традиционного родового, соседского или территориального единства.

После реформы 1861 г. община в России приобретает новые, более четкие контуры. Земское общественное управление получило дальнейшее развитие в стране в связи с реализацией Положения о губернских и уездных земских учреждениях от 1 января 1864 г. При этом к решению проблемы участия в земствах различных слоев населения подходили по-разному. Так, заместитель министра внутренних дел А.Милютин – непосредственный инициатор реформ, считал, что сильная монархия должна опираться на развитое земское движение и самоуправление, вовлекая в него представителей всех слоев, в том числе и крестьянство. Он был убежден, что русский народ богат людьми «благомыслящими», и их нужно привлекать к управлению. Министр внутренних дел П.Валуев, председатель комиссии по земской реформе, настаивал, напротив, на аристократическом принципе правления — недопущении к власти всех других сословий. По его мнению, в земских собраниях должны абсолютно преобладать дворяне.

Хотя П.Валуеву удалось сократить участие в земствах крестьян, все же все сословия, в том числе и платежеспособные крестьяне, через органы местного самоуправления (уездные, губернские собрания и управы) были допущены к решению экономических и социальных вопросов местного значения. В 34 губерниях на съездах выборщиков, проводимых раз в три года отдельно крупными землевладельцами, отдельно городскими собственниками и отдельно крестьянами, избирались в низовое общественное управление депутаты или, как тогда говорили, гласные: 6264 - от дворян, 1649 - от горожан, 5171 - от крестьян [1, c.28]. При этом сохранялись монархия, государственный аппарат управления как в центре, так и на местах. Земствам вменялась в обязанность снабжение городов продовольствием, местное здравоохранение, просвещение, попечительство, благоустройство населенных пунктов, строительство дорог и т.д. У них имелся довольно стабильный бюджет, который складывался в основном из доходов от земских недвижимых имуществ, сдачи в аренду земель и капиталов.

Центральное правительство болезненно реагировало на инициативы, проявляемые земствами. Земства, рожденные в тиши канцелярий, были неоднозначно встречены и населением. “Отношение крестьянства к земствам было настороженным и даже агрессивным в связи с появлением дополнительного налогового прессинга” [2, с.15]. Гласные крестьяне плохо понимали суть земской реформы. Малограмотные, они были не знакомы со своими правами и обязанностями. С воцарением в 1881г. Александра III Положение о земствах было скорректировано, их права урезаны. Законом от 12 июня 1890 г. были изменены правила земских выборов - из списков выборщиков были исключены купцы и другие «низшие» сословия.

Аналогичная картина открывается и при обращении к процессам, происходившим в городской среде. Рассмотрим эти процессы на примере Урала. В прошлом система управления городами на Урале была достаточно разнообразной. В городах Чердынь, Соликамск управление восходило к давним традициям собственно городского управления, в других, образованных из слобод (Шадринск, Камышлов), долгое время сохранялся облик сельского самоуправления. Город Екатеринбург имел особый статус горного города: в ХУ111-Х1Х вв. параллельно с общероссийской губернской управленческой системой существовала особая система горного управления, которая не только регламентировала развитие и размещение горнозаводской администрации, но и осуществляла административно-хозяйственные, финансовые и судебные функции. Горный начальник имел право утверждать избранных на общественные должности, наиболее важные статьи городского бюджета и в целом контролировать городскую жизнь.

Система управления в городах Урала исторически колебалась в зависимости от степени влияния коронной (царской) администрации. В большинстве городов на долгом протяжении истории существовали две структуры: сохранялась традиционная городская община, избиравшая мирское управление и земских старост, и магистраты. Традиционная община осуществляла неофициальные, общественные функции социальной защиты интересов городского населения. Магистраты в большей степени были ориентированы на выполнение официальных, государственных функций.

Существенные изменения в организации городского управления произошли в ходе общественной реформы Екатерины II, по которой были разделены город и уезд, горожане и селяне; состоялось окончательное выделение города в самостоятельную единицу. Согласно жалованной грамоте городам 1785 г., город, все городское население рассматривались как юридическое лицо, как самоуправляющееся общество со своими особыми, отличными от государственных, интересами и нуждами. В соответствии с реформой создавались общесословные городские органы из представителей всех сословий, за исключением военных и крестьян – Собрание общества градского, представительное собрание всего городского населения – Общая городская дума и исполнительный орган городского самоуправления – Шестигласная городская Дума.

Компетенция указанных органов распространялась на весь город, при этом сохранялись губернские и городовые магистраты. Функции магистратов и новых органов власти были дифференцированы не слишком четко [3]. Дума должна была заниматься общественными финансами, общегородским хозяйством, общегородскими текущими делами. Магистраты управляли сословным судом, казенными сборами и налогами, делами, касавшимися купцов, мещан, ремесленников. Дума занималась всем населением города, магистрат – только городскими сословиями.

Участие рядовых граждан в решении городских дел в прошлом характеризовалось очень слабой активностью основной массы горожан [4]. Реально собрания городского сообщества не стали всесословными – военные и крестьяне, проживающие в городах, были лишены избирательных прав. Дворянство, духовенство и разночинцы не участвовали в них, считая это ниже своего достоинства. Вся деятельность городских дум (как и магистратов) была закрыта от горожан. Городская реформа 1870 г. привела к созданию всесословного городского общества. Однако по ст. 17 Городового положения 1870 г., непосредственно избирать гласных могли только российские подданные не моложе 25 лет. Помимо возрастного, закон устанавливал также ценз оседлости (2 года в данном городе) и имущественный ценз. Имущественный ценз лишил избирательных прав 95% горожан. Из числа избирателей были исключены все, не платящие налоги. В итоге избиратели составляли небольшой процент от числа горожан. Голосование происходило тоже в соответствии с размерами уплачиваемых налогов. В Екатеринбурге лидерство в городском самоуправлении принадлежало купечеству, в других городах большую роль играли и мещане. Положение было отменено в 1892 г., поскольку создавало массу неудобств.



Размер файла: 86.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров