Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ МОДЕЛИ ПОТРЕБЛЕНИЯ НЕКОММЕРЧЕСКОГО АЛКОГОЛЯ

В результате сравнительного исследования, проведенного под эгидой Международного центра алкогольной политики среди сельского населения 7 стран мира (2001 г.), выявлялись особенности моделей потребления некоммерческого алкоголя, то есть напитков домашнего изготовления. В условиях России к таковым относится главным образом самогон, по крепости мало отличающийся от водки[i]. Понять суть обнаруженных в ходе обследования характеристик самогонопотребления возможно, на наш взгляд, лишь при более полном учете общей, веками формировавшейся в стране модели потребления алкоголя, ее специфических особенностей.

Под влиянием различных условий и факторов (природно-климатических, экономических, социокультурных) в России в отличие от большинства других стран утвердилась более грубая культура потребления алкоголя, вследствие чего гораздо более интенсивно проявляются отрицательные последствия потребления алкоголя, в том числе пьянство и алкогольные заболевания. Наиболее типичными чертами этой культуры являются преимущественное потребление крепких спиртных напитков, разовый их прием в больших дозах, пониженное внимание к закуске, изначальное стремление к сильному опьянению, наличие множества питейных традиций и обычаев, превращающих распитие спиртного в неотъемлемый элемент повседневного быта, образа жизни россиян.

Решающую роль в формировании такой питейной культуры сыграла алкогольная политика государства, неуклонно, начиная с XV в., насаждавшая с целью увеличения денежных поступлений в царскую казну водочную модель потребления. При этом широко использовались, помимо экономических, также жесткие репрессивные меры по свертыванию домашнего изготовления легких алкогольных напитков (браги, пива, медовухи), по утверждению полного господства монополии на производство хлебного вина, повсеместному распространению так называемых «царских» кабаков – мест официальной продажи и распития только водки и без закуски.

С этой же целью в XVIII в. были закрыты на всей территории России (за исключением Москвы и Санкт-Петербурга) предприятия, занимавшиеся производством пива. В итоге доля водки в структуре потребляемых алкогольных напитков к началу XX в. составила 93%. Последовавшие затем многие крупные акции государства, но уже под флагом борьбы с массовым народным пьянством (запреты и жесткие ограничения в производстве и продаже спиртных напитков) лишь способствовали еще большему огрублению культуры алкоголепотребления.

Важной особенностью российской модели винопотребления является – наличие в его структуре значительного удельного веса самогона. Длительное господство винной монополии, преобладание в государственной алкогольной политике фискальных интересов, постоянные провалы декларируемых правительствами намерений уменьшить масштабы народного пьянства побуждали власти, с одной стороны, к активизации усилий административного, уголовного характера в расчете на пресечение домашнего изготовления алкогольных напитков (самогона), с другой – периодически вводить жесткие ограничения доступности алкоголя и даже запреты в сфере производства и продажи спиртных напитков, что при сохранении объективно обусловленного спроса на алкоголь неизбежно толкало к их изготовлению в домашних условиях. Подобная алкогольная политика не могла не повлиять отрицательно на питейную культуру, наполнив ее содержание таким устойчивым элементом, как массовое потребление самогона. Хотя самогоноварение всегда преследовалось, меры, применяемые по его ограничению и запрещению, носили то более, то менее жесткий характер и в зависимрости в от этого изготовление самогона в стране то значительно расширялось, то снова сворачивалось. Всплеск самогоноварения сменялся спадом, уходом в глубокое подполье, а затем снова наблюдалось его заметное оживление.

За XX в. наша страна пережила 3 большие волны распространенности самогоноварения (1914–1925, 1985–1988, 1996–2002 гг.). Наиболее массовый характер самогоноварение впервые приобрело после введения царским правительством в 1914 г. временного запрета на продажу водки. К данной мере правительство прибегло, чтобы предотвратить пьяные бунты, беспорядки, срыв военной мобилизации в связи с началом 1-ой мировой войны. Однако уже во 2-ой половине 1915 г. в стране сложилась алкогольная ситуация, для которой главными признаками стали массовое и повсеместное изготовление и потребление самогона, лака, политуры и других спиртосодержащих веществ, что в свою очередь, привело к многочисленным алкогольным отравлениям и росту алкогольных заболеваний. Новая, советская власть фактически продолжила политику воспрещения производства, продажи спиртных напитков по всей территории России, что в условиях гражданской войны, неуправляемости в обществе, а главное, дефицита водки, привело к еще большему распространению самогоноварения. По данным анкетного опроса, произведенного Госспиртом летом 1923 г., число крестьянских хозяйств, занимающихся изготовлением и реализацией самогона, превысило 10 млн., или больше 10% всех хозяйств. Кстати, на изготовление самогона в тот период ежегодно расходовалось около 2,5 млн. тонн зерна[ii]. Перед лицом нарастающих масштабов самогоноварения советское правительство вынуждено было в октябре 1925 г. разрешить производство и широкую продажу 40? водки.

Однако отрицательные последствия прежних запретов на продажу спиртных напитков в виде широкого распространения самогоноварения еще длительное время сохранялись, и значительная часть населения по-прежнему прибегала к потреблению в основном самогона. Так, в 1927 г. потребление винно-водочных изделий в сельской местности, где проживало в то время более 2/3 населения страны, по данным Центрального статистического управления РСФСР, составило в год 1,8 литра на душу населения против 7,5 литра самогона. То есть соотношение водки и самогона в потреблении алкогольных напитков составляло 1:4,1[iii].

В последующие десятилетия, особенно в годы после 2–ой мировой войны, домашнее изготовление самогона в определенной мере сдерживалось жесткими законами (1948 г., 1961 г.), предусматривающими уголовную ответственность за изготовление и хранение крепких напитков домашней выработки. В частности, предусматривалась ответственность в виде лишения свободы сроком от 1 до 3 лет с конфискацией имущества. И тем не менее мер административно-правового, порой очень жесткого характера, оказалось недостаточно для сведения к минимуму размеров самогоноварения: по расчетам экспертов, потребление самогона (40? крепости) в начале 80-х годов составляло не менее 5 литров на душу населения в год.

Вторая волна, захлестнувшая Россию спиртными напитками домашней выработки, прокатилась в годы широкомасштабной антиалкогольной кампании 1985–1988 гг. Мощным толчком для самогоноварения послужило чрезмерно резкое сокращение объемов производства и продажи винно-водочных изделий. Их реализация на душу населения в России за эти годы сократилась с 10,4 до 3,8 литров абсолютного алкоголя или в 2,7 раза, что при сохранении у населения прежнего спроса на них привело к образованию огромного дефицита спиртных напитков, а это, в свою очередь, вызвало массовое распространение самогоноварения, в том числе на территориях, где раньше данное явление было малозаметным.

О размерах самогоноварения в эти годы можно судить по следующим статистическим данным: в 1988 г. было привлечено к ответственности за самогоноварение 572 тыс. чел., что в 5,7 раза превышало показатели 1985 г. (При этом к ответственности, по оценкам экспертов, привлекалась лишь незначительная часть самогонщиков - всего 15–20%[iv].) Что касается объемов изготавливаемого самогона, то они составили, по расчетным показателям Госкомстата СССР, примерно 8 литров на душу населения или 3,2 литра в пересчете на абсолютный алкоголь.

Особенностью самогонопотребления в этот период явилось то, что данное явление охватило практически все социальные группы и слои населения. Социологическое исследование, проведенное под руководством автора в 1988 г. в ряде регионов России, выявило: в среднем у 68% опрошенных работников сельского хозяйства, у 45% рабочих промышленных предприятий и у 24% представителей интеллигенции в их ближайшем окружении часто или периодически употреблялись спиртные напитки домашней выработки.

 

Особенности переходного кризисного периода в политическом, социально-экономическом развитии России (90–е годы) наложили заметный отпечаток и на характер, размеры изготовления и потребления спиртных напитков домашней выработки, и на степень его распространенности среди различных групп населения. Отказ от государственной монополии на производство и продажу алкогольной продукции (январь 1992 г.) и отмена в связи с этим в 1996 г. уголовной и административной ответственности за изготовление спиртных напитков в домашних условиях без цели сбыта, с одной стороны, резкое ухудшение условий жизни, обнищание значительной части населения, особенно сельских жителей, вынужденных прибегать к изготовлению самогона для удовлетворения спроса на алкоголь, – с другой, способствовали дальнейшему распространению самогоноварения. В ходе проведенного Научного-исследовательским институтом МВД России в 1999 г. в 6 регионах страны массового опроса населения (всего было опрошено около 1600 чел. – представителей разных социальных групп населения) зафиксировано: в среднем каждый второй опрошенный, а среди сельских жителей каждые трое из четырех отметили либо наличие на территории их проживания массового самогоноварения, либо наблюдаемую ныне тенденцию его роста.

Результаты массовых опросов были подтверждены оценкой ситуации экспертами из числа работников, чьи профессиональные обязанности непосредственно связаны с решением проблем алкоголизации. Так, большинство из опрошенных нами экспертов ряда областей России – Брянской, Орловской, Липецкой, Воронежской, Тамбовской и Омской (всего 120 чел.) – считает, что в настоящее время в среднем 2/3 жителей села (от 60 до 70%) употребляют в основном самогон.



[i] Лабораторный анализ 92 образцов самогона выявил его среднюю крепость=41,5?.

[ii] Алкоголизм в современной деревне. М., 1929, с.31.

[iii] Революция и культура. 1930. № 13–14. С.46

[iv] Данные статистики органов внутренних дел.

 



Размер файла: 111 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров