Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (3)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

ПРИНЦИПЫ СОЦИОЛОГИИ

§ 146. Из всех частей света, и притом очевидцами,  принадлежащими к различным национальностям и различным вероисповеданиям, доставляются нам факты,  Свидетельствующие о существовании таких человеческих

[5]

сообществ, которые или вовсе лишены каких бы то ни  было идей о сверхъестественных существах, или у которых такие идеи отличаются крайней смутностью. «Когда  отец Юниперо Серра основал в 1776 г. миссию в Долоресе, берега залива Сан-Франциско были густо населены ауоштиями, оулонами, алтамосами, романонами, туоломосами и другими племенами. Почтенный отец нашел  поле совершенно необработанным, так как в словарях  этих людей не оказалось ни одного слова для обозначения бога, ангела или дьявола, кроме того, они не имели  никакого учения о происхождении мира и о человеческой  судьбе». Это свидетельство, приводимое Банкрофтом о  калифорнийских индейцах, вполне согласуется со свидетельствами старинных испанских писателей, относящимися к некоторым южно-американским народам. Гарсилассо говорит, что «чиригуанасы и туземцы мыса Пасау...  не имели никакого влечения к поклонению кому бы то ни  было наверху или внизу ни из корыстных побуждений,  ни из страха»; Бальбоа упоминает о племенах, виденных  инкою Юпанкви и не имевших никакой религии, а Авенданьо утверждает, что в его время у аншисов не было  никакого богослужения. Многие подобные примеры приведены у сэра Джона Леббока; немало примеров этого  рода можно найти также и в «Первобытной культуре» Тайлора. Но я согласен с Тайлором, что из всех этих свидетельств можно обыкновенно заключить о существовании у этих народов некоторого, хотя бы колеблющегося  и противоречивого, понятия об оживающем другом я.  Там, где это понятие не приняло еще формы определенного верования, истинный смысл его, хотя бы лишь в  самых существенных чертах, все-таки обнаруживается  из погребальных обрядов и из боязни умерших.

Оставляя в стороне нерешенным вопрос о том, существуют ли такие люди, у которых сновидения не порождали бы понятия о двойнике, и другого, вытекающего из  первого, понятия, что со смертью этот блуждающий двойник покидает тело, – мы можем, однако утверждать как  установленный факт, что первое представление о сверхъестественном существе, к которому мы приходим, спускаясь в глубь истории первобытного человечества, есть  представление о тени усопшего. Это представление существует даже там, где нет еще другой идеи этого

[6]

порядка; и оно же существует там, где уже есть многочисленные другие идеи этого порядка.

То обстоятельство, что вера в переживающего человека двойника возникает среди дикарей и затем постоянно  воспроизводится у цивилизованных народов, представляет факт огромного значения. Все, что составляет общую черту для умственного строя людей на всех ступенях развития, должно корениться в мысли гораздо глубже, чем то, что является специфическим для умственного строя людей на более высоких ступенях; и если более  поздний продукт мысли, может быть, достигнут видоизменением и разрастанием более раннего ее продукта, то  следует заключить, что он был, достигнут именно этим  путем. Допустив это заключение, мы скоро увидим, до  какой степени те факты, которые нам предстоит теперь  рассмотреть, оправдывают такое допущение.

§ 147. По мере того как понятие о духе усопшего  вырастает из первичной смутности и неустойчивости, на  которые было указано выше, в определенную и общепризнанную идею, в людях естественно возникает желание  и стремление умилостивлять этого духа. Вследствие этого мы должны ожидать встретить более или менее развитое поклонение предкам почти столь же широко распространенным, как и сама вера в тени умерших. Это мы  действительно и находим. Теперь я должен, вкратце,  прибавить прямые доказательства к уже приведенным  мною в предыдущих главах косвенным.

Там, где и умственная природа, и общественный прогресс стоят на самом низком уровне, мы обыкновенно  находим, вместе с отсутствием религиозных идей вообще, отсутствие поклонения предкам, или очень слабое  его развитие. Типичный случай такого рода представляют юанги, одно из диких племен Бенгалии, у которых,  судя по описаниям, нет никакого слова для обозначения  бога, никакой идеи о будущей жизни, никаких религиозных церемоний и у которых, судя по тем же описаниям,  не замечено также и «никаких следов поклонения предкам». Кук, рассказывая о том, каковы были огнеземельцы до того времени, когда соприкосновение с европейцами внесло к ним чужеземные идеи, говорит, что у них не  было заметно внешних проявлений какой-либо религии,  и ни он, ни другие не говорят, что огнеземельцы покло-

[7]

нялись предкам. То же самое, по-видимому, можно было  бы сказать и об андаманцах, насколько можно положиться в этом случае на имеющиеся у нас скудные свидетельства. Австралийцы и тасманийцы, хотя и верили в  духов усопших, не показывают нам большого усердия к  умилостивлению этих духов. У веддахов, хотя и стоящих  действительно на чрезвычайно низкой ступени развития, существует деятельное, хотя и простое, поклонение  предкам, которое составляет здесь единственную или  почти единственную религию; но здесь одною из причин  появления такого поклонения было по всей вероятности  соприкосновение с более цивилизованными сингалезами.

Однако, когда от кочевых общественных групп, оставляющих далеко за собой те места, где захоронены их  умершие члены, мы перейдем к оседлым группам, у которых места погребения находятся поблизости от их жилищ  и у которых становится, таким образом, возможным развитие погребальных обрядов, мы найдем, что умилостивление умерших родственников делается здесь прочно  установленным обычаем. Все разновидности человеческого рода свидетельствуют нам об этом. Обратимся, прежде  всего, к негритянским племенам; мы читаем, что «у фиджийцев их любимые родители, немедленно после своей  смерти, занимают место среди семейных богов. В память  их воздвигают буры, или храмы». Относительно таннезийцев мы узнаем, что «то слово, которое они, по-видимому, употребляют вообще для обозначения богов, есть аремба; слово это имеет значение "умерший человек"».  Подобные же вещи сообщают нам и о других народах  Новой Каледонии. У более передовых малайце-полинезийцев мы находим тоже самое, с той поправкой, что  здесь простое поклонение предкам обыкновенно сосуществует с развитым поклонением более отдаленным предкам, превратившимся в божества. Принося жертвы своим  богам, таитяне приносили также жертвы духам усопших  вождей и родственников. Подобные же свидетельства мы  имеем и в отношении туземцев Сандвичевых Островов,  самоанцев, малагасийцев и суматранцев; об этих последних Марсден говорит, что хотя «они не поклоняются ни  богу, ни дьяволу, ни идолам», однако они «почитают почти до степени религиозного поклонения гробницы и маны своих усопших предков». Тоже самое имеет место в Аф-

[8]

рике. Обитатели Анголы «постоянно умилостивляют гнев  усопших душ», а бамбири «молятся усопшим вождям и  родственникам». Подобным же образом кафры души  умерших «фактически возвысили до степени божеств».  Похожие свидетельства мы имеем по отношению к жителям Балонды, к племени ваника и к обитателям Конго.  Хотя низшие азиатские расы совершенно отличны по  своему типу от предыдущих, тем не менее, они доставляют нам близкие примеры. Поклонение предкам встречается здесь у бхилов, бгаиев, каренов и кондов. Религия  санталов «основана на семейном начале», но «в добавление к семейному богу каждое хозяйство поклоняется еще  и духам своих предков». И если бы у нас оставалось еще  какое-нибудь сомнение относительно того, каким образом  возник этот семейный бог, то такое сомнение рассеялось  бы показанием Макферсона о поклонении предкам у кондов. «Все наиболее известные отцы племени, его ответвлений и его дальнейших подразделений помнятся жрецами; причем их святость возрастает пропорционально  давности их смерти». Из северо-азиатских племен, подобные примеры доставляют нам киргизы и остяки; что же  касается туркменов, то они еще совсем недавно служили  примером того, каким образом это поклонение умершим  сохраняется до позднейших времен и спокойно уживается рядом с номинальным монотеизмом. Затем, перенесясь  в Америку, мы найдем, что точно такие же явления обнаруживаются здесь от крайнего Севера до крайнего Юга,  от эскимосов до патагонцев, достигая, как мы уже это  видели выше, своего самого утонченного развития у древних цивилизованных народов этого континента.

Выше было уже показано, что у египтян, которые,  живя в долине Нила, первыми довели цивилизацию до  очень высокой ступени, поклонение предкам не только  господствовало, но и развилось в очень сложные формы.  Переходя к другому обширному государству, лежащему на отдаленном Востоке и достигшему значительной высоты культуры еще в то время, когда Европа была  населена варварами, мы едва ли имеем нужду напоминать читателю, что поклонение предкам существовало там издавна и существует даже до сих пор. Не менее  Достоверен, хотя и менее известен, тот факт, что оно  характеризовало собою и цивилизацию индусов все вре-

[9]

мя ее существования. В Индии, рядом с ее высокоразвитыми религиозными системами, существует ежедневное  возникновение новых божеств из умерших людей. Так,  А. К.Лайель рассказывает: «Насколько я был способен  проследить происхождение наиболее известных малых  провинциальных божеств, это обыкновенно люди прошлых поколений, заслужившие особенное отличие и привилегированный сан между бестелесными тенями какими-либо особыми поступками или случаями в их жизни  или при их смерти... Бунджвары, племя, преданное дорожному разбою, боготворят бандита... Раймонд, французский главнокомандующий, умерший в Хайдарабаде,  был там канонизирован по обычаю страны... Но наибольшая часть многочисленных местных богов, относительно, которых известно, что они были когда-то живыми людьми, берет свое начало из обыкновенной канонизации личностей известных святостью своей жизни... Число алтарей, воздвигнутых таким образом в Бераре одним только этим отшельникам и людям, умершим святою кончиной, очень велико и притом постоянно возрастает. Некоторые из них даже дошли до степени храмов».



Размер файла: 190.33 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров