Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Медитация

ВВЕДЕНИЕ

Когда-то в одном пассажирском поезде, следующем в Новосибирск, произошла история, ставшая впоследствии современной «дзэновской» притчей.

Пассажир, возвращавшийся домой с юга, вез вкусные спелые персики, мечтая о том, как вместе с родными он отведает их через неделю. Каждый день он заглядывал в ящик и с огорчением обнаруживал, что фрукты портились. Он регулярно подъедал те, что подгнили, а хорошие аккуратно перекладывал на другой бочок. Наконец поезд доехал до Новосибирска. В день прибытия пассажир с грустью убедился, что оставшиеся персики полностью сгнили… А сам он при этом так ни разу и не насладился вкусом свежего персика.

Узнаваемая история… Мы смеемся, когда ее слышим, но почему-то очень часто продолжаем поступать в жизни именно таким образом. Вообще, людям нашей культуры свойственна необъяснимая привычка пренебрегать настоящим мгновением ради некоего предполагаемого будущего. И парадокс заключается в том, что головой мы прекрасно понимаем, что ощущение запутанности в паутине «текучки» или любой другой паутине идет исключительно от потери связи с ситуацией такой, какая она есть. Действительно, если жить, обгоняя себя, в отрыве от самой жизни, в отрыве от своих реальных ощущений, то легко оказаться там, где вовсе не предполагал оказаться. Восточная же мудрость уже много веков нас предупреждает об этом, и звучит она так: «Ты попадешь туда, если только сейчас ты – здесь». То есть для того, чтобы достигнуть того, чего ты действительно по-настоящему желаешь и жаждешь всем своим существом, необходимо для начала ощутить, где ты реально находишься в настоящий момент. Ведь никто не будет оспаривать факт, что именно на подмостках «здесь-и-сейчас» непрерывно разворачивается действие! Иначе говоря, если пропустить «здесь», вряд ли произойдет попадание в нужное тебе «туда». Скорее всего, при пропущенном своем «здесь», «туда» тоже будет не совсем твоим, а значит – не настоящим, не подлинным. Отсутствие связи с настоящим моментом лишает жизнь полноты бытия и приводит к типичному для нашего времени психическому расстройству, получившему название «ангедония», или потеря ощущения радости и вкуса к жизни.

Одна наша коллега, побывав в Европе, посетила монастырь, принадлежащий ордену францисканцев. Ее поразили красота сада, обилие цветов, но особенно сильное впечатление произвели на нее скамеечки для молитв, сочетавшие в себе продуманное удобство и верх мастерства резьбы по дереву. «Сразу видно, - говорила возбужденная коллега, - что люди расположились здесь надолго и намереваются все это время прожить счастливо, а вовсе не отмучиться, чтобы сразу же прыгнуть в рай!»

У поэта и философа Кабира есть такие строки:

Мысль о том, что душа испытает исступленный восторг

Оттого лишь, что тело сгниет, – просто бред.

Что сейчас – то и будет потом.

Чаще всего мы проживаем свои жизни именно так, как будто вовсе забыли, что реально находимся именно здесь, где мы есть, и заняты именно тем, что сейчас делаем, и ощущаем именно то, что действительно в настоящий момент ощущаем. Мы почему-то ищем некую землю обетованную, надеясь, что «там-и-тогда» жизнь будет лучше и счастливее, и не важно, в виде чего этот «рай» в нашем воображении представлен - долгожданный ли это отпуск после трудоголического запоя, появление в жизни «мужчины моей мечты», обретение собственного дома… А «сейчас» почему-то можно временно плюнуть на себя, «перетерпеть», «перемучиться», чтобы дождаться того самого обетованного «тогда», когда, наконец, придет конец всем проблемам и мучениям. Но суровая правда заключается в том, что это мифическое «тогда», скорее всего, так навсегда и останется миражом в пустыне, несмотря на реально подошедший отпуск, приход принца и завершение строительства дома.

Отдельно хотелось бы остановиться на вопросе: насколько подлинной и настоящей является для каждого из нас эта самая «земля обетованная»? Ведь рисуем мы ее себе, часто оперируя чужими понятиями и представлениями о реальности, - благо, культура, в качестве посредника между человеком и миром, предоставляет в изобилии готовые идеалы, убеждения, объяснения и рассуждения, стили поведения и, якобы, абсолютно необходимые нам предметы окружения. Поток предлагаемой «взаймы» информации льется на нас с экрана телевизора и из динамиков радио, из учебников, фильмов, книг, газет и журналов. Мы с детства привыкаем принимать ценности, цели и образ жизни нашего общества, но мало что узнаем при этом о себе самих. Со школьной скамьи нас учат познавать бытие через изучение предметов и объектов внешнего мира, но никто никогда не учил нас смотреть внутрь себя, находить себя, идентифицировать себя.

Получается, что при активном устанавливании различных отношений с «внешней сферой», человек остается сам для себя незнакомцем. Сознание его уверенно движется по накатанным «рельсам», конструируя будущие ситуации и будущие достижения по известной схеме. Однако, достигнув якобы желанных в прошлом результатов, человек может начать чувствовать странный дискомфорт, никак не объяснимый с точки зрения его материального положения, социального или семейного статуса. Подобное состояние своего героя, владельца процветающего бара в Токио, примерного мужа и отца, точно описал Харуки Мураками: «…Стоя перед светофором на Аояма-дори, за рулем своего БМВ, слушая голоса «Зимнего пути» Шуберта, я вдруг подумал: «А ведь я живу какой-то чужой жизнью. Будто кто-то приготовил все для меня, саму жизнь приготовил. Много ли во мне от меня самого? Где граница, до которой я – это я, а за ней – уже не я? Руки на руле… На сколько процентов это мои руки? И все, что меня окружает… до какой степени оно реально?» Чем больше я думал об этом, тем меньше понимал, что к чему».

Если человек остается незнакомцем для себя самого, он становится чрезвычайно зависим от предположений, рекомендаций и советов других, даже когда считает себя достаточно независимым в своих суждениях. И через устоявшиеся мнения социума он пытается понять, как должен выглядеть его успех, как он должен быть одет, где жить, какие места посещать, какого поведения придерживаться, какие навыки и способности развивать в себе, а какие оставить без внимания, как «правильно» отвечать себе на вопрос «Кто я?». И не важно, о каком виде успеха идет речь: в карьере ли, семье, спорте, компании сверстников или окружении людей противоположного пола. Добровольно позаимствованное у окружающего сообщества и принятое, как свое, видение мира, отдельных ситуаций, других и себя самого заставляет воспринимать жизнь как бы через окрашенное матовое стекло: и вокруг, если вглядеться, могут оказаться призрачные коллеги и призрачная работа, призрачный супруг и призрачные дети, призрачные друзья и призрачная родня. Настоящее – сон, будущее – чужая мечта. Не случайно мудрецы всех веков советовали как можно чаще задавать себе вопрос «А не сплю ли я?»

Однажды, осознав все это, поэт Генри Дэвид Торо твердо решил проснуться и удалился на год в лес, заявив: «Я ушел потому, что хотел жить разумно, иметь дело лишь с важнейшими фактами жизни и попробовать чему-то от нее научиться, чтобы не оказалось перед смертью, что я вовсе не жил». И добавил: «Я еще не встречал человека, который вполне проснулся, а если бы встретил, как бы я взглянул ему в глаза?».

Надо признать, что и в нашей повседневной жизни мы все же иногда испытываем состояние пробужденности. Например, когда по-настоящему влюблены. Весь мир внезапно преображается, начинает блистать ослепительными красками, в существовании появляется неведомый ранее глубинный смысл, а связь со всем, что вокруг, ощущается кожей. В это время человек часто становится бесстрашным, совершает подвиги, делает открытия, а силы и энергия рвутся и рвутся из него, как из вулкана, требуя немедленно найти им применение.

Из состояния спячки нас может вдруг на какое-то время «выдернуть» пограничная ситуация между жизнью и смертью. Если кому-то доводилось пережить нечто подобное, то ему навсегда запомнилось ощущение, когда «страх сотнями игл пронзает сердце и голову, а вечность встречается с настоящим». Мысли и действия становятся неотделимы друг от друга, воедино сливается все, что окружает и, в то же время, каждая деталь видится с поразительной ясностью, и сам участник такой ситуации становится полностью един со всеми своими ощущениями. Когда же опасность миновала, и человек возвращается к своей нормальной жизни, он временами испытывает некую странную ностальгию по той великолепной первозданной остроте осознания. Это является одной из основных причин, по которой многие «экстремалы» не представляют себе жизни без подобных переживаний и отправляются испытывать их вновь и вновь. Известно, что некоторым профессиональным воинам, побывавшим в «горячих точках», мирная жизнь кажется, неинтересной, серой и пресной. Свое состояние «пробужденности» они связывают с конкретными жизненными контекстами, связанными с войной, и постоянно стремятся в них вернуться.

Люди, прочно сидящие на наркотиках, утверждают, что физическая зависимость от препарата – это ничто по сравнению с психической зависимостью. Употребляя наркотики, они воспроизводят в себе, по их словам, состояние «освобождения ума» и «полета», то есть речь идет все о том же неистовом желании освобождения сознания из тюрьмы гнетущей реальности. Правда, в случае с наркоманией не приходится говорить о предельной концентрации внимания «здесь-и-сейчас». И все же тяга к наркотикам, как и тяга к «экстриму», имеют одну и ту же природу: это порыв к ощущению свободы и попытка проживания жизни во всей ее полноте и красоте. Есть только одна роковая ошибка: человек бежит от реальности такой, какой она ему представляется в его повседневном сне с грезами или мрачными прогнозами.



Размер файла: 108 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров