Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (3)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Денис Бутов. Чеченские дни

ЕЩЕ ОДИН ДЕНЬ

     Сижу,  привалившись  спиной к  бетонной  стене блокпоста. Жарко.  Очень
жарко.  Хочется пить. Вытаскиваю фляжку из  чехла,  скручиваю  крышку, делаю
пару глотков. Вода горячая и  тошнотно отдает хлоркой. Воду на блок привозят
в молочной фляге, получается  по фляжке на человека в день. Восемьсот грамм.
Хочешь - пей, хочешь - душ прими. Восемьсот грамм, хоть залейся. Жарко. Бэтр
мой стоит в  десяти метрах, за  бетонными блоками. У  него сдохло  чего-то в
моторе, я хрен его знает, что  именно. Не разбираюсь я в моторах. В  моторах
разбирается  мой водила по кличке Гаврик.  Вон он, залез  в  моторный отсек,
только  ноги  торчат. Ремонтирует,  наверное. А  может,  дрыхнет. Я бы  тоже
поспал, но жарко. А ему пофигу.
     О! Это орет наш взводный.  Интересуется,  чистил  ли  я пулеметы.  Ясен
пень, чистил. Вчера еще. Нет,  ему надо, чтоб я  сейчас же пошел и  почистил
еще раз. Шило в  жопе у  него, что ли? Переизбыток  нервной активности,  как
говорит наш санинструктор.  Он мединститут  закончил, а военки там не  было.
Вот он  и загремел на год. Сейчас говорит -  чего ж я, кретин, в  политех не
пошел? Там, говорит, военка была, был бы  сейчас летехой. Я ему отвечаю - ну
и дурак, летехой ты бы здесь  не год  отвисал  бы, а  два. Он чешет в репе и
говорит - ну да, то рядовым, а то летехой. Они ж, говорит, бабки получают. Я
говорю - да и хрен с бабками, зато два года.  А он за свое - а  мы, говорит,
за бесплатно тут уродуемся. Не люблю я его. Жадный он и глупый. Не могу я  с
ним долго разговаривать.
     Нет,  неймется ему.  Это я про взводного. Молодой он  еще, только после
училища.  Вторую  неделю  в  роте.  Ретивый, как  савраска.  Делать  нечего,
поднимаюсь, вешаю  на  плечо автомат  и  бреду к бэтру.  Ох,  как  неохота в
бэтр-то лезть!  Там  вообще душегубка  внутри. Сауна,  блин. Бреду, бреду, а
краем глаза смотрю на взводного, может, поверит, что я такой исполнительный,
и уйдет  нафиг в  свой блиндаж. Нет, не верит, все-таки уже  вторую неделю в
роте. Наблюдает. Подхожу к бэтру. Гаврик высовывает свою чумазую морду из-за
капота  и говорит -  ганджа  курнем? Базаришь! - говорю я.  Конечно, курнем.
Водка кончилась вчера, а ганджа у Гаврика всегда  полные карманы, где он его
берет - непонятно. Мы однажды накурились в говно,  и я его пытался расколоть
на это дело, но он только лыбится в ответ, как идиот. Да мне, в принципе, по
фигу,  где  он  берет  накур, потому,  что  он  не  жмот, и всегда  делится.
Оглядываюсь на взводного. Он стоит и смотрит. Вот козел. Шел бы с  Барабаном
водку  пил, у них еще осталась бутылка, сам видел. Барабан  - это наш замок,
замкомвзвода. Он контрактник и полный отморозок.
     Я  говорю Гаврику - видишь, палит стоит. Он говорит  - ну, ладно, давай
попозже, а ты чего приперся-то?  Я говорю - стволы  чистить, чего еще. А,  -
говорит он. - Ну, чисти, а я тут у себя почищу.
     Неохота лезть в бэтр. Хочу пива. Холодного. И бабу.  Во! Хочу холодного
пива, литра три, и бабу.  Блин, как я хочу холодного пива и бабу!!! А вместо
этого  у меня в наличии полфляжки горячего раствора  хлорки, два пулемета  и
малахольный  взводный. Смешно. Я  аж  ржать начинаю, сначала тихо,  потом во
весь голос. Гаврик опять отлипает от  своего  мотора. Вытаращился на меня  и
тоже заржал. Так мы стоим и ржем, как идиоты. Минуты две ржем.  У  меня даже
живот заболел. Потом я говорю -  олень, а ты че ржал?  А  он отвечает - да у
тебя,  говорит,  вид  смешной  был. У  тебя,  говорит,  уши  оттопырились  и
шевелятся.  Я не выдержал и опять заржал. Гаврик  тоже.  Взводный, наверное,
решил, что  мы сдвинулись. Смотрю  - нет его. Плюнул, наверное, и ушел водку
пить. Водку он пить умеет. И стрелять еще умеет. На стрельбище. По мишени. А
хули, его четыре  года учили по мишени стрелять. И строевым шагом ходить. О!
Он еще  умеет  строевым  шагом  ходить.  Водку пить и  по  мишени  стрелять.
Охренеть, какой набор умений и  навыков. Пацаны рассказывали, три  дня назад
были они  в поиске,  или  в засаде, не  помню.  В  поиске, кажется. Так этот
умелец  чуть растяжку не  сорвал. Если  бы не Харлей -  кранты  наступили бы
бравому лейтенанту.
     Лезу в бэтр. Там страшно жарко и душно. И воняет солярой. Протискиваюсь
на  свое место  наводчика,  снимаю башню со  стопора, разворачиваю ее. Левой
рукой кручу колесо вертикальной наводки. Скучно. Хочется пива. И бабу. Кручу
башней  туда-сюда.  В прицеле  мерзкий  пейзаж.  Степь.  Разворачиваю башню,
стопорю  ее.   Снимаю  крышку  с  ПКТ,  вынимаю   затвор.  Создаю  видимость
деятельности. С КПВТ  возиться неохота, пока на него обратно крышку наденешь
- запаришься.
     Залазит  Гаврик.  Он,  оказывается,  уже  приколотил,  осталось  только
курнуть. Он  прикуривает  (взрывает - так у нас говорят), затягивается  пару
раз,  передает  мне. Выкуриваем  ублюдок.  Ублюдок -  это сигарета  Прима со
вставленной в нее гильзой  или мундштуком, хрен знает, как это назвать,  и с
анашой вместо табака.  Такие  ублюдки  у нас в ходу  за  неимением Беломора.
Хорошая все-таки трава у Гаврика. Стало пофиг вообще на все, даже на жару. Я
говорю, - прикинь, Гаврюша, жаль, что такой травы  нет, чтоб раз курнул и до
дембеля колбасило. Мы опять ржем как лошади.
     Шаги.  В  бэтр заглядывает  Батон. Он не наш,  он  с  пехоты.  А  мы  -
разведрота.  Мы  типа  круты.  Мы  и  еще  гэсн.  Гэсн  -  это  ГСН,  группа
специального  назначения. Туда  отбирают за  габариты, силу,  выносливость и
толщину  черепной коробки. В  идеале  -  череп должен быть сплошной,  только
мозжечок  нужен для поддержания равновесия и спинной  мозг  - для реакции на
команду  "Фас".  А мы,  типа,  элита  внутренних  войск,  как нам  задвигает
начразведки полка  Соловей, он же майор  Соловьев. Мы в  него все  влюблены.
Свое дело он туго знает. Ага, элита... Как  же. Полк  у  нас  самый плохой в
бригаде. Это я подслушал, когда был  дневальным. В ПМД еще. Соловей и ротный
наш  киряли в  канцелярии.  И  старшина с гэсна. Полк наш  худший в бригаде,
бригада  самая  плохая  в  округе,  ну  а  округ  -  хрена  там  говорить  -
Северо-Кавказский округ внутренних  войск, естественно, самый плохой во всей
нахрен стране.  Вот такое говно. А Батон,  ко  всему, с самой  залетной роты
самого отмерзлого  батальона  -  1 рота 1  БОНа.  То есть  он - самый худший
вэвэшник в стране.
     Я делюсь этой  свежей мыслью  с  Батоном  и Гавриком.  Батон лыбится до
ушей,  как будто я ему комплимент сделал.  Вообще-то так оно и есть.  Гаврик
накуривает  Батона.  Предлагает  мне, но  я отказываюсь. Мне  и  так ништяк.
Пробивает на хав.  Это значит, что дико хочется жрать. Мы засылаем Батона за
тушняком. Пацаны  на блоках вообще  питаются стабильно одним сухпаем.  Как у
них кишки еще не завернуло, интересно?  Сухари и тушняк. Мы-то хоть иногда в
полк приезжаем, жрем хоть по-человечески. Да чего "иногда", - раз в три дня.
Регулярно, можно  сказать. В полку даже доппай выдают. Раз в день по кусочку
колбасы, кусочку сыра и печенюшке.
     К нам раз повадились  мелкие чехи  ходить. Лет по 8-10. Тощие, грязные.
Жалко их было. Мы  им доппай свой отдавали.  Хрена, все равно не  наешься. А
так человек на пять хватало. Если с роты собрать. А потом два спеца отловили
ночью  одного  такого голодающего. С Мухой.  Днем они  наш доппай лопали,  а
ночью из Мух по нам же и херачили. Это они с нами так хлеб делили. Восточное
гостеприимство и благодарность. Ну, после этого мы сами  свой доппай съедать
начали.
     Бэтр наш, конечно, не вовремя сломался. Мы уже как раз в полк ехали. Из
поиска. Ничего мы в этом поиске не нашли, ясен пень,  с таким-то командиром.
Я  спрашиваю у Гаврика  - че  там  у тебя сломалось?  Он мне в ответ  выдает
что-то про форсунки и  клапана. Для меня все это звучит, как третий иероглиф
справа на гробнице фараона Нефертити пятого. Или это фараонша была? Пофиг. Я
говорю, -  да срал  я на твои форсунки, когда ты наладишь свой драндулет? Он
говорит - такой же мой, как и твой, между прочим. Я говорю - ну, хрен, когда
ты наладишь  наш драндулет? Он говорит, - забудь, ты здесь жить  остался. Мы
опять ржем взахлеб.
     Залазит  Батон с сухпаем. Открываем  тушняк штык-ножами,  на каждого по
банке. Блин,  банка тушняка и  сухари  -  что еще надо для  счастья простому
российскому вэвэшнику. Ухнуло,  как  в прорву.  Я говорю Батону  - сына,  не
расстраивай  дедушку,  не  говори,  что  у  тебя всего  один  жалкий  мелкий
сухонький паечек. Батон старше меня призывом на полгода. Он говорит - сам ты
сына, у нас и  так перерасход. Гаврик говорит - ну да, вам делать-то нечего,
сидите, жрете, вон, какой жирный  уже. Батон весит килограмм  60. А рост под
175. Мы  опять ржем. Отходняк пошел. Голова тяжелая. Сейчас бы поспать минут
200. Жарко.
     Во мне просыпается  совесть. Выгоняю этих засранцев из  бэтра и начинаю
генеральную чистку вооружения. А песка-то... Через  стволы задувает. А чехол
свой я  где-то  просрал. Старшина  мне  уже  за  чехол  шпиндель  вставил  в
причинное  место.  Как это...  Клизму  -  на  полведра  скипидара пополам  с
патефонными  иголками.  Классная  фраза,  не помню,  где  вычитал. Часа  два
провозился  с  пулеметами,  темнеть  начало.  Здесь  вообще рано  темнеет. И
быстро. Никаких тебе романтических сумерек. Как будто свет выключается, хлоп
и все. Защелкиваю  крышку  ПКТ,  выбираюсь из бэтра.  Гаврика нет.  Дрыхнет,
небось, зараза,  в блиндаже. Пойду-ка и я внутрь. Поем тушняка и завалюсь до
утра. Глядишь, утром  прилетит вдруг волшебник в голубом  вертолете. МИ-8. И
заберет меня  домой к маме. К пиву  и к  бабам. А  нет - так нет. Сам  поеду
через год. Подумаешь, год. Отбой во внутренних войсках.




ДВА ДНЯ ДО ДЕМБЕЛЯ

     "Рота, подъем!  Строиться на  зарядку,  форма  два!"  Крик  дневального
разорвал утреннюю  тишину.  Послышался шорох,  грохот  чьего-то  падения  со
второго  яруса  и  приглушенные невнятные  ругательства.  Рота  просыпалась.
Сначала  вскочили  молодые  -  "чекисты". Трое сразу  умчались  в умывальник
набирать в тазики воду и мыть пол в расположении, двое или трое  убежали "на
территорию" -  подметать  асфальт рядом со  входом в роту, опорожнять  урны.
Почти одновременно  с  "чекистами"  поднялись и  "слоны"  -  отслужившие  по
полгода.  "Слонам" мыть  пол  еще  в принципе  положено, но  только если 


Размер файла: 45.82 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров