Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (5)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (15)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Новая библейская энциклопедия

  Ад  -  некоторые называют его virtual reality - сплетен из
огромного, возможно, бесконечного числа круглых келий, лишенных
всякой вентиляции.  Убранство  келий  неизменно:  унылая  серая
стена,  в  которой  друг против друга находятся две двери: одна
ведет в уборную, другая - в общий коридор, если пойти по  нему,
то  можно  обнаружить  другие  келии или навсегда заблудиться в
бесчисленных переходах, извивах и  лестницах;  в  центре  келии
находится  устройство,  благодаря которому каждый из нас знает,
что он пребывает в Преисподней. Рядом с кельей,  в  коридоре  -
телеэкран,   удваивающий   ваши   мучения.  Телеэкраны  внушают
грешникам  мысль,  что  муки  Ада  не  бесконечны   (если   они
бесконечны  на  самом  деле, зачем это удвоение?); я же уверен,
что  в  телеэкранах  скрыта  сатанинская  насмешка  и  обещание
бесконечности  удвоения,  утроения  и  т.д. мук... Розовый свет
исходит из двух отверстий в полу келии, он никогда  не  гаснет.
Часто  звучит  музыка,  самая  разнообразная: Орф, Стравинский,
Шостакович, Моцарт, Morbid Angel - это то, что я помню, но  мне
никогда   не   удавалось  установить  источник  музыки:  всегда
казалось, что она льется ото всюду,  врываясь  даже  в  virtual
reality, даруя хоть какое-то подобие облегчения.
     Как  все грешники, в самом начале моего пребывания в Аду я
много путешествовал. Пусть это, кажется теперь  парадоксальным,
но   это  было  паломничество  в  поисках  все  новых  и  новых
удовольствий, я бы сказал удовольствия удовольствий; сейчас  же
все  минуло  и  я  лишь  верный  раб  своих  мучителей. Когда я
совершенно утрачу способность сопротивляться и растворюсь в том
иррациональном  мире,  что   дарил   мне   в   начале   столько
удовольствий,  а после - настоящих мучений, то, увы, это еще не
будет означать конец всему. Ибо, став одним  из  едва  заметных
предметов  мира,  созданного  на  основе  синтеза  математики и
ужаса,  я  приду  в  кошмары  другого   грешника   и   так   до
бесконечности.   Ведь  я  уверен,  что  Ад  не  имеет  предела.
Прагматики приводят доводы, что круглые келии -  это  наилучшая
форма  для  создания  атмосферы  абсолютной  безысходности. Они
полагают, что любая комната, в которой были бы углы, вселяла бы
в нас уверенность и надежду. (Гадалки и шаманы уверяют, что  во
время  сеансов  им  часто грезится шарообразная пустота черного
цвета  с  круглым  компьютером,  бесконечный  дисплей  которого
заполняет  эту  пустоту;  их  свидетельства  сомнительны,  речи
неясны. Этот компьютер - есть Сатана.)
     Я уже  упоминал,  что  в  центре  каждой  келии  находится
некоторое устройство. Это компьютерная камера, едва превышающая
средний  рост  грешника.  В  камере  очень  удобно  лежать:  вы
нажимаете на кнопку, и вас начинает поглощать, засасывая внутрь
бешеного круговорота, огромная воронка,  стены  которой  играют
мириадами  цветовых оттенков и отблесков. Я знаю, что от каждой
камеры,  где-то  под  полом,  в  стенах  идут  провода,  единой
пуповиной   связывающие-перевивающие   грешников  и  сверхмозг,
повелевающий нами. В созданной мной  (или  им?)  реальности  он
предстает  грязным  бесформенным  чудовищем,  заставляющим меня
совокупляться с  животными.  Я  ненавижу  его,  но  мне  всегда
хочется  быть рядом с ним. Нам всем всегда хочется быть рядом с
ним.
     Прежде, чем сделать вывод (что, несмотря на необоснованный
оптимизм, возможно и есть самое  главное  в  этой  истории),  я
хотел бы напомнить некоторые фундаментальные положения.
     Во-первых:  Ад  когда-то не существовал. Пускай сейчас это
кажется нереальным, но сохранились свидетельства,  и  им  можно
доверять, что было время, когда люди предпочитали келии в форме
прямоугольника  или  квадрата, они коллекционировали книги и, в
конце концов, умирали. Однако их на протяжении многих поколений
с  удивительным  постоянством  терзал  один  вопрос:  может  ли
человеческая  жизнь  иметь смысл, если мир создан кем-то другим
(даже   если   этот   кто-то    другой    несоизмеримо    более
могущественный,  чем  человек)?  С  самого  начала  легко  было
предположить,  что  рано  или   поздно   человечеству   надоест
выдумывать  себе богов в оправдание непознаваемости мира, и оно
возжелает  присвоить  титул  творца  сущего.   С   изобретением
компьютера  эта  идея  получила решающее развитие. Именно тогда
было провозглашено, что каждый человек имеет право создать свою
бесконечную вселенную, населить ее своими  мирами  и  наполнить
собственным   смыслом.  Людей  охватила  эйфория,  были  забыты
прежние распри,  теперь  каждый  мог  осуществить  любую  самую
кошмарную мечту. Человек стал стремительно изменяться, а вместе
с  ним  и  инструмент,  с  помощью  которого  он  созидал новую
реальность. На первых порах искусственный интеллект держался  в
тени,  исполняя  роль младшего компаньона в человеческих играх,
затем  он  преобразился  в  лучшего  друга  -  незаменимого   в
повседневных  делах  и  очень  удобного  в общении, после - его
власть над людьми стала  безграничной.  Благодаря  ему  человек
отвык  от  прежней  пищи  и  прежних снов, отказался от семьи и
вступил на стезю греха.
     Во-вторых:  существует   единый   сверхмозг,   электронный
владыка  Ада.  Однажды появились еретики, утверждавшие, что нет
общего  для   всех   Палача,   а   у   каждого   имеется   свой
демон-мучитель.  Не  известно, что было главным в этом учении -
философская подоплека или  завуалированный  призыв  к  действию
(как  будто  тени  могут изгонять бесов), но согласно преданию,
которое донесли до нас вирусы  памяти,  в  начале  истории  Ада
имелось  множество  локальных  групп грешников, находившихся во
власти отдельных компьютеров. В каждой группе царили свои нравы
и свои пытки. Отец мне рассказывал, что встречал  секту,  члены
которой   пытались   возродить  искусство  книгописания.  Ценой
невероятных усилий им удалось написать одну-единственную книгу,
состоящую из трех букв - IBM, повторяющихся в разном порядке от
первой строчки до последней. Я лично знал грешника, чьи  предки
владели   ремеслом   гиперроманистов,   но   высокое  искусство
традиционного  повествования,  по  всей   видимости,   утрачено
навсегда (моя неуклюжая попытка не в счет).
     За  эрой  раздробленности последовала эра трех империй. Во
главе каждой из империй стоял мощный искусственный интеллект  -
прообраз  будущего  сверхмозга.  До  сих  пор  в  наименованиях
различных частей Ада сохранились отголоски того  времени.  Так,
грешники,  живущие  на западе, величают себя сатанистами, кроме
того, они разделяются на ветхих и  новых,  те,  что  обитают  в
южных  широтах,  зовутся  рабами Иблиса, а те, что на востоке -
нараками (во времена триумвирата в их  среде  получило  широкое
распространение   верование,   согласно  которому  адские  муки
рассматривались  как  сотворение  собственной  психики  каждого
грешника без чьего-либо вмешательства извне).
     Лет  пятьсот  назад  Преисподняя  приобрела  свой нынешний
облик. И примерно в  то  же  время  одному  гениальному  хакеру
удалось  открыть  основной  закон  Ада.  Многократно  взламывая
компьютерную сеть, к которой были подключены камеры  грешников,
он  пришел  к  выводу,  что  все  пытка,  как  бы  личностны  и
разнообразны они  не  были,  генерируются  сверхмозгом.  Он  же
обосновал   явление,   отмечавшееся  всеми  исследователями:  к
каждому  грешнику  применяется   свой   род   пыток,   наиболее
эффективно   разрушающий   мозг   и  психику.  Исходя  из  этих
неоспоримых предпосылок, я делаю вывод, что  Ад  всеобъемлющ  и
его обитатели подвергаются всем возможным видам пыток (число их
хотя  и  огромно,  но  не  бесконечно). Первоначально сверхмозг
сканирует подсознание, определяя  наиболее  действенные  методы
воздействия  на грешную душу (для этих же целей служит и игра в
удовольствия), после... а после, собственно, и  начинается  Ад.
Вас заставляют [...]1
     Когда  стало  ясно,  что  Ад  объемлет  все  пытки, первым
ощущением  была  безудержная  скорбь.  Каждый  чувствовал  себя
обреченным  вечно  тонуть  в  море  страданий.  Не  было тайны,
сокрытой в глубине психики, которую бы сверхмозг не  извлек  на
поверхность  и  не  применил для ужесточения страданий. Virtual
reality стала единственно возможной реальностью, всепобеждающей
и огромной, как боль. Все, что было вне ее - было не более, чем
сон. В это время много бредилось об  Апокалипсисах:  визуальных
программах, в которых разворачивались сцены последнего суда над
каждым   грешником  и  предвиделась  трагическая  судьба  всего
человечества. Огромное число жаждущих покинули обжитые кельи  и
устремились   в  разные  стороны,  гонимые  напрасным  желанием
обрести свой Апокалипсис. Эти  искатели  с  омраченными  ликами
брели  по  узким  галереям  от  одной келии к другой, цеплялись
обессиленными  руками  за  поручни  лестниц,  изрыгали   черные
проклятия,   пытались   умереть,   но   все   безрезультатно...
Действительно, Апокалипсисы существуют (я видел их бесчисленное
количество, не выходя из своей кельи), но те, кто отправился на
поиски,  забыли  (или  не  хотели  помнить),  что  предмет   их
вожделения  -  всего  лишь частица бесовской игры под названием
virtual  reality.  Поэтому  для  грешника   шанс   найти   свой
Апокалипсис   или   какой-то   его   искаженный  вариант  равен
вероятности того, что сверхмозг способен вмещать в себя отблеск
добродетели, другими словами, он равен нулю.
     Еще  в  то  же  время  получили  широкое   распространение
мистические    теории,   пытающиеся   проникнуть   в   сущность
сверхмозга. В некоторых из них (они хорошо известны  и  сейчас)
поддерживается     идея    субстанциальной    самодостаточности
сверхмозга, провоцирующего грех ради наказания.  Причина  такой
взаимосвязи  скрывается в некой математической формуле, которая
и  является  первопричиной  всего  того,   что   происходит   в
Преисподней, да и самой Преисподней в том числе (благодаря ей в
незапамятные  времена  возник  первый  компьютер).  Если  будут
изменены   элементы    этой    формулы,    то    изменится    и
причинно-следственная  связь: наказание будет порождать грех. В
наиболее смелой теории говорится, что  в  результате  изменений
может  возникнуть  третье  состояние,  совершенно  отличное  от
состояний греха и наказания.
     Минуло несколько столетий и на смену безысходному отчаянию
пришла отдаленная надежда. Мысль, что в результате столь долгих
и тщательных поисков ни один обитатель Ада не смог  найти  свой
Апокалипсис,  оказалась  почти  радостной.  Нескольких  дерзких
грешников  призвали  всех  оставить  уныние  и  погрузившись  в
virtual  reality  попытаться совместными усилиями смоделировать
Апокалипсис для сверхмозга. Что и  говорить,  они  были  сурово
наказаны. Однако, легенды о них и сейчас весьма популярны среди
подрастающих сатанистов.
     Иные, напротив, полагали, что прежде всего следует умереть
вне virtual   reality.   Они  врывались  в  келии,  выбрасывали
грешников из компьютерных камер, долбили полы и стены в поисках
проводов,  дабы   затем   их   перерезать.   Проявленному   ими
революционному   фанатизму  мы  обязаны  многими  разрушениями,
совершенно бессмысленными с  точки  зрения  здравого  рассудка.
Имена  их  официально  преданы проклятью, но те, кто в унисон с
властями  горько  оплакивает  ущерб,  нанесенный  их   безумным
рвением,   забывают  о  двух  известных  вещах.  Во-первых:  Ад
огромен, и поэтому  любой  ущерб,  причиненный  ему  грешником,
будет  всегда ничтожно мал. Во-вторых: все келии и компьютерные
камеры похожи друг на друга, как  две  капли  воды,  и  где  бы
грешник  не  погружался в пучину virtual reality, его неизменно
ожидают зубоскальство и издевательства сверхмозга.
     Известно и другое заблуждение того времени: Черный Союз. В
некотором забытом Сатаной и грешниками месте существует  секта,
члены  которой не нуждаются для поддержания своей греховности в
услугах сверхмозга. Они  по  собственному  разумению  совершают
грехи,  за  что  несут  наказания согласно принятого в их среде
прейскуранта. Было  предпринято  множество  попыток  обнаружить
Черный  Союз,  как  путем  логических  дедукций,  так  и  путем
воссоздания и реставрации идеи. Еще до недавнего времени  можно
было  встретить стариков, подолгу прячущихся в уборных, где они
с помощью мастурбации пытались  обрести  свободу  в  грехе.  Не
стоит  говорить, что и эти поиски завершились разочарованиями и
надеждой.
     Надежда: я  догадываюсь,  кто  нам  подкинул  эту  чертову
надежду...  да-да,  именно  он.  И  не  смотря  на  это я готов
вцепиться в нее зубами.  Однажды  я  видел  прекрасную  деву  в
воинских  доспехах,  ее сопровождал огромный черный пес - у них
были одинаковые глаза алого цвета. Дева сказала мне и ее  слова
навсегда   остались   в   моем  сердце:  "Если  грешник  должен
встретиться с ночью,  то  пусть  это  будет  ночь  сохраняющего
ясность  отчаяния,  полярная  ночь, бодрствование духа, могущее
стать  источником  чистого  белого  сияния,  которое   обрисует
очертания всех предметов мира зла в свете разума". Именно в тот
момент  я  понял,  что  надежда существует - вот она прекрасная
дева с адским псом, и в то же время, что надеяться грешнику  на
что-либо  совершенно  бессмысленно  и  глупо.  Осознание  этого
дуализма еще больше увеличивает мои страдания.

     Схолия к "ТОФЕТУ"

     Трогательная толпа мальчиков, облаченных  в  липкие  цвета
ненависти   и   истошных  воплей.  Новые  сюрреалисты,  которые
моделируют хаос по строгим законам симметрии. Внешнему уродству
должно   обязательно   соответствовать   внутреннее   уродство:
эсхатологический романтизм. Время де Бержераков и К закончилось
- они  смогут  вернуться  только  после  Судного дня. Монотеизм
обрел  новый  статус,  отныне  он  устремлен  в   бесконечность
перевоплощений.  Бывшие  люди,  погрязшие  в  скорбном величии,
провозгласившие      себя      через      боль       отчуждения
полубогами-полудемонами  сидят возле мерцающих экранов, пытаясь
с помощью  математически  выверенного  безумия  выстроить  свою
версию иудейско-христианской цивилизации, но призраки эллинизма
смущают их взоры своей греховной притягательностью. Запершись в
мрачных   келиях   познания   добра  и  зла,  отгородившись  от
увядающего мира возможностью  стать  повелителями  неизведанных
просторов,  они  слышат  под  сводчатыми  потолками звуки диких
тимпанов, страстно манящих  их  в  бешенную  круговерть  пляски
вакханок,  сатиров и бассарид. Но языческий карнавал в сознании
новых Фаустов всего лишь призрачное видение, поэтому,  как  они
не  стараются распознать откуда льются звуки, их взоры все одно
различают в темноте келий лишь пыльные сундуки  с  алхимическим
хламом  и  гигантских крыс-мутантов, шныряющих из угла в угол в
поисках кайфа. Конечно же карнавал существует и  в  этом  мире,
более   того,   здесь   он   наполнен  хрестоматийным  смыслом,
исповедующим интертекстуальность, лабиринт и monde  a  l`envers
("мир  наоборот").  Однако  последствия  его совсем иные, чем в
экологически  чистом  мире  козлоногих  сатиров  и   похотливых
вакханок.  Свита  Диониса способна растерзать Пенфея, но она не
способна устраивать факельные шествия, короновать психопатов  и
палачей,  ей  чужда  атмосфера  гнетущей тоски - все то, чем по
праву гордится карнавал нового Средневековья.
     "Бог умер!" - скандируют ряженные всех мастей и конфессий;
сам Сатана не разберет у кого из них под маской  злобный  оскал
интеллектуала, а у кого - обворожительная улыбка неандертальца.
Смокинг  и бабочка спят в одной постели с коричневой рубашкой и
перстнем  "Grinning  Undertaker"2.  Вавилонское   кровосмешение
сублимаций,  политических  убеждений  и религиозных инстинктов.
Хаос, возомнивший себя строжайшим ordo, и  надо  признать,  что
для   этого   у   него   есть  все  основания.  Ибо  ткань  его
бесформенного тела сплетается из  множества  атомов,  структура
которых   зиждется  на  граните  возведенной  в  ранг  абсолюта
иерархии. Атомы же эти, не смотря на всю свою ненависть друг  к
другу,  удерживаются  в  единой  клетке жизненного пространства
благодаря воздействию готического монстра, имя которому - тоска
по Универсуму. В первой своей жизни средневековый  человек  еще
не освоил тождественность понятий - Универсум и Эго, добравшись
до   следующей   инкарнации   через  скорбные  поля  анархии  и
индивидуализма, он осознал, что  только  солипсические  одеяния
способны придать Универсуму очарование божественности. Всеобщий
рай  будет  раем  именно для его создателя, остальные обитатели
будут  жить  под  прессом  угрозы  изгнания  за  ту  или   иную
провинность. Первородный грех, как его трактует Господь Саваоф,
в  каком-нибудь  Эдеме  от  Адама  или,  например,  от королевы
племени Иеху не потянул бы даже на то, чтобы  быть  замеченным,
не  говоря  уже  о  том, чтобы пугать им перед сном детей. Смею
предположить, что и сам Иегова подвизался на  стезях  творения,
преследуемый  единственно  желанием  создать мир, в котором его
злоба и прихоти рождали  в  ответ  благодарственную  молитву  и
поиски истины. В его мире человек осужден на участь специалиста
по  семиотике, копошащегося денно и нощно в гербарии засушенных
сигнатур3.
     Все бы ничего, ведь до  того  терпели,  да  к  тому  же  с
мазохистским  рвением  -  вспомним  хотя  бы восхищения Камю по
поводу абсурдности бытия: "Подлинное же усилие ...  заключается
в   том,   чтобы  как  можно  дольше  удерживать  равновесие  и
рассматривать вблизи  причудливую  растительность  этих  краев.
Упорство  и прозорливость являются привилегированными зрителями
того  нечеловеческого  игрового  действа,   в   ходе   которого
репликами  обмениваются  абсурд, надежда и смерть". Но, увы, мы
уже отряхнули с обуви прах экзистенциализма и вступили  усталой
походкой  странствующих  монахов  в  город,  где на центральной
площади новые обыватели, заключив тела и  души  в  компьютерные
доспехи,    содрогаются    в    апокалипсических    конвульсиях
перерождения: Бог умер! Да здравствуют боги!
     Со злобными усмешками а ля  Франкенштайн  люди  смотрят  в
сторону  небес: под их одобрительные возгласы (а вот и не будем
грешным  мясом  в   Судный   день!)   таран   virtual   reality
стремительно  приближается  к  райским вратам, вот только бы не
запамятовать в безумстве полета (читай: творения), что все  это
весьма  напоминает  интродукцию к увлекательнейшей компьютерной
игре под рабочим (ибо  она  только  разрабатывается)  названием
"Apocalypse now", где главное действующее лицо - киборг-убийца.

     СЕРДЦА ЧЕТЫРЕХ

                 В речи нет ничего иного, кроме различий.
                                         Ф. де Соссюр

     Первого звали Матфей: его прошлое  было  укутано  сумраком
снов,  в  котором  угадывался  звон  монет,  падающих в золотом
ореоле сквозь загустевающую темноту; он кричал  по  ночам,  его
видения  наполняли  усталые  люди,  чьи  лица  скрывала  завеса
размытости,  вселявшая  предчувствие  ужаса  и  начала  чего-то
таинственного.  Вторым  был Марк: молодой человек, искавший для
своего ума убежище в путанице, порождаемой различными мидрашами
на Тору, ибо, как он любил повторять, мир  -  это  бесчисленное
количество  комбинаций букв Торы, в которых он пытается обрести
свою естественную форму. У третьего было имя Лука:  к  которому
он  сподобился  прибавить  неплохое образование и пристрастие к
апокрифам, облачавшим истину в одеяния лжи и тайны.  Четвертый,
по имени Иоанн, лишь иногда навещал трех друзей: как правило, с
сосудом вина и усталым блеском в глазах, созданных для огненной
слепоты;   он   всегда  удивлял  друзей  тем,  что  пренебрегал
очевидным, трактуя его лишь как плохо  сработанный  покров  над
истинной жизнью.
     Первым  проговорился  Марк:  "Если  не  быть предвзятым, -
сказал однажды он, закатывая глаза  и  делая  многозначительные
паузы,  -  то предсказания пророков о Мессии невозможно сложить
даже в геометрически правильный лабиринт". Продолжил Лука: "Что
говорить, они даже не могут  сойтись  в  едином  мнении  о  Его
Имени.  Моисей  утверждает,  что Иаков в беседе с Иудой называл
Его Шилох; Исайя, обращаясь ко всему дому Давидову, предрекает,
что   нарекут   имя   Ему   Эммануил.   Многие   же   малодушно
отмалчиваются".  "Их  легко понять, - отозвался Иоанн. - Каждый
из них был в плену откровений своего  времени.  Более  умные  и
робкие  намекали на возможность тех или иных событий и не более
того, те же,  кто  прочно  освоил  науку  посредничества  между
Адонаи  и  людьми,  затевали  всегда  опасную игру с именами. У
самого Иакова было два имени..." "И  четыре  жены",  -  вставил
Матфей.
     Больше  всех  кипятился  Марк: "Иоанн, так по твоему какое
Имя  должно  указывать  на  Мессию?"  "Марк,   я   неоднократно
подчеркивал,  что пасьянс с именами, - холодно отвечал Иоанн, -
может привести к совершенно  противоположным  результатам,  чем
те,  которые  ты жаждешь достичь в ходе игры. Все знают, что из
4-х знаков возможно сложить 24-е различные комбинации, но,  кто
знает  каков  будет результат, если материалом для перестановок
послужит тетраграмматон. К тому же 2 и 4 в сумме дают 6 - число
неразгаданное и исполненное злого умысла".
     К разговору вернулись через несколько дней  при  следующих
обстоятельствах.   Изрядно   выпивший  Матфей,  до  того  молча
поглощавший спиртное, неожиданно вскочил на  ноги

Размер файла: 133.1 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров