Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

О. Генри. Принцесса и пума

Перевод М. Урнова

   Разумеется, не обошлось без короля и королевы. Король
был страшным стариком; он носил шестизарядные револьверы и
шпоры и орал таким зычным голосом, что гремучие змеи прерий
спешили спрятаться в свои норы под кактусами. До коронации
его звали Бен Шептун. Когда же он обзавелся пятьюдесятью
тысячами, акров земли и таким количеством скота, что сам
потерял ему счет, его стали звать 0'Доннел, король скота.
   Королева была мексиканка из Ларедо. Из нее вышла
хорошая, кроткая жена, и ей даже удалось научить Бена
настолько умерять голос в стенах своего дома, что от звука
его не разбивалась посуда. Когда Бен стал королем, она
полюбила сидеть на галерее ранчо Эспиноза и плести
тростниковые циновки. А когда богатство стало настолько
непреодолимым и угнетающим, что из Сан-Антоне в фургонах
привезли мягкие кресла и круглый стол, она склонила
темноволосую голову и разделила судьбу Данаи.
   Во избежание tese majeste (1) вас сначала представили
королю и королеве. Но они не играют никакой роли в этом
рассказе, который можно назвать "Повестью о том, как
принцесса не растерялась и как лев свалял дурака",
   Принцессой была здравствующая королевская дочь Жозефа
О'Доннел. От матери она унаследовала доброе сердце и
смуглую субтропическую красоту. От его величества Бена
0'Доннела она получила запас бесстрашия, здравый смысл и
способность управлять людьми. Стоило приехать из далека,
что бы посмотреть на такое сочетание. На всем скаку Жозефа
могла всадить пять пуль из шести в жестянку из- под томатов,
вертящуюся на конце веревки. Она могла часами играть со
своим белым, котенком, наряжая его в самые нелепые костюмы.
Презирая карандаш; она могла высчитать в уме, сколько барыша
принесут тысяча пятьсот сорок пять двухлеток, если продать
их по восемь долларов пятьдесят центов за голову. Ранчо
Эспиноза имеет около сорока миль в длину и тридцать в ширину
- правда, большей частью арендованной земли. Жозефа
обследовала каждую ее милю верхом на своей лошади. Все
ковбои на этом пространстве знали ее в лицо и были ее
верными вассалами. Рипли Гивнс, старший одной из ковбойских
партии Эспинозы, увидел ее однажды и тут же решил
породниться с королевской фамилией. Самонадеянность? О
нет. В те времена на, землях Нуэсес человек был человеком.
И в конце концов титул "короля скота" вовсе не предполагает
королевской крови. Часто он означает только, что его
обладатель носит корону в знак своих блестящих способностей
по части кражи скота.
   Однажды Рипли Гивнс поехал верхом на ранчо "Два Вяза"
справиться о пропавших однолетках. В обратный путь он
тронулся поздно, и солнце уже садилось, когда он достиг
переправы Белой Лошади на реке Нуэсес. От переправы до его
лагеря было шестнадцать миль. До усадьбы ранчо Эспиноза -
двенадцать. Гивнс утомился. Он решил заночевать у
переправы.
   Река в этом месте образовала красивую заводь. Берега
густо поросли большими деревьями и кустарником. В
пятидесяти ярдах от заводи поляну покрывала курчавая
мескитовая трава - ужин для коня и постель для всадника.
Гивнс привязал лошадь и разложил потники для просушки. Он
сел, прислонившись к дереву, и свернул папиросу. Из
зарослей, окаймлявших реку, вдруг донесся яростный,
раскатистый рев. Лошадь заплясала на привязи и зафыркала,
почуяв опасность. Гивнс, продолжая попыхивать папироской,
не спеша поднял с земли свой пояс и на всякий случай
повернул барабан револьвера. Большая щука громко плеснула в
заводи. Маленький бурый кролик обскакал куст "кошачьей
лапки" и сел, поводя усами и насмешливо поглядывая на,
Гивнса. Лошадь снова принялась щипать траву.
   Меры предосторожности не лишни когда на закате солнца
мексиканский лев поёт сопрано у реки. Может быть, его песня
говорит о том, что молодые телята и жирные барашки
попадаются редко и что он горит плотоядным желанием
познакомиться с вами.
   В траве валялась пустая жестянка из-под фруктовых
консервов, брошенная здесь каким-нибудь путником. Увидев
ее, Гивнс крякнул от удовольствия. В кармане его куртки,
привязанной к седлу, было немного молотого кофе. Черный
кофе и папиросы! Чего еще надо ковбою?
   В две минуты Гивнс развел небольшой веселый костер. Он
взял жестянку и пошел к заводи. Не доходя пятнадцати шагов
до берега, он увидел слева от себя лошадь под дамским
седлом, щипавшую траву. А у самой воды поднималась с колен
Жозефа О'Доннел. Она только что напилась и теперь
отряхивала с ладоней песок. В десяти ярдах справа от нее
Гивнс увидел мексиканского льва, полускрытого ветвями
саквисты. Его янтарные глаза сверкали голодным огнем; в
шести футах от них виднелся кончик хвоста, вытянутого прямо,
как пойнтера. Зверь чуть раскачивался на задних лапах, как
все представители кошачьей породы перед прыжком.
   Гивнс сделал, что мог. Его револьвер валялся в траве, до
него было тридцать пять ярдов. С громким воплем Гивнс
кинулся между львом и принцессой.
   Схватка, как впоследствии рассказывал Гивнс, вышла
короткая и несколько беспорядочная. Прибыв на место атаки,
Гивнс увидел в воздухе дымную полосу и услышал два слабых
выстрела. Затем сто фунтов мексиканского льва шлепнулись
ему на голову и тяжелым ударом придавили его к земле. Он
помнит, как закричал: "Отпусти, это не по правилам!", потом
выполз из-под льва, как червяк, с набитым травою и грязью
ртом и большой шишкой на затылке в том месте, которым он
стукнулся о корень вяза. Лев лежал неподвижно.
Раздосадованный. Гивнс, подозревая подвох, погрозил льву
кулаком и крикнул: "Подожди, я с тобой еще..." - и тут
пришел в себя.

Размер файла: 12.8 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров