Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (13)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (14)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Аристотель. Никомахова этика (Книги 8-9))

 Вслед  за  этим, видимо, идет разбор дружественности (philia), ведь это
разновидность  добродетели,  или,  [во  всяком  случае,  нечто]   причастное
добродетели  (met  aretes),  а  кроме того, это самое необходимое для жизни.
Действительно, никто не выберет жизнь без друзей (philoi), даже в  обмен  на
все  прочие блага. В самом деле, даже у богачей и у тех, кто имеет должности
начальников и власть государя, чрезвычайно  велика  потребность  в  друзьях.
Какая же польза от такого благосостояния (eyeteria), если отнята возможность
благодетельствовать (eyergesia),  а  благодеяние  оказывают  преимущественно
друзьям,  и  это  особенно  похвально?  А  как  сберечь  и  сохранять  [свое
благосостояние] без друзей, ибо, чем оно больше, тем и ненадежней?  Да  и  в
бедности  и  в  прочих  несчастьях  только друзья кажутся прибежищем. Друзья
нужны молодым, чтобы избегать ошибок, и старикам, чтобы ухаживали за ними  и
при  недостатках  от немощи помогали им поступать [хорошо]; а в расцвете лет
они нужны для прекрасных поступков "двум совокупно идущим" [2],  ибо  вместе
люди способнее и к пониманию и к действию.

     Пo-видимому,  в  родителе  дружественность  к  порожденному заложена от
природы, так же как в порожденном -- к родителю, причем не только  у  людей,
но  и  у птиц, и у большинства животных, и у существ одного происхождения --
друг к  другу,  а  особенно  у  людей,  недаром  мы  хвалим  человеколюбивых
(philanthropoi).  Как  близок и дружествен (hos oikeiou kai philon) человеку
всякий  человек,  можно  увидеть  во  время  скитаний[3].   Дружественность,
по-видимому, скрепляет и государства[4], и законодатели усердней заботятся о
дружественности, чем о правосудности, ибо единомыслие -- это, кажется, нечто
подобное   дружественности,  к  единомыслию  же  и  стремятся  больше  всего
законодатели  и  от  разногласий   (stasis),   как   от   вражды,   охраняют
[государство].   И   когда  [граждане]  дружественны,  они  не  нуждаются  в
правосудности, в то" время как, будучи правосудными, они  все  же  нуждаются
еще  и в дружественности; из правосудных же [отношений] наиболее правосудное
считается дружеским (philikon).

     [Дружба -- это] не только нечто необходимое,  но  и  нечто  нравственно
прекрасное,  мы  ведь  воздаем  хвалу  дружелюбным,  а  иметь  много  друзей
почитается  чем-то  прекрасным.  К  тому   же   [некоторые]   считают,   что
добродетельные мужи и дружественные -- это одно и то же [5].



2.
{2}
     О  дружбе  немало бывает споров . Одни полагают ее каким-то сходством и
похожих людей -- друзьями, и отсюда поговорки: "Рыбак рыбака..." и "Ворон  к
ворону..." и тому подобные. Другие утверждают противоположное: "Все гончары"
-- [соперники друг lругу][6] Для этого же  самого  подыскивают  [объяснения]
более  высокого  порядка  и  более  естественнонаучные, так Еврипид говорит:
"Земля иссохшая вожделеет к дождю,  и  величественное  небо,  полное  дождя,
вожделеет  пасть  па  землю";  и  Гераклит:  "Супротивное  сходится",  и "Из
различий прекраснейшая  гармония",  и  "Все  рождается  от  раздора";  этому
[мнению]  среди  прочих  противостоит  и  Эмпедоклово,  а  именно: "Подобное
стремится к подобному"[7].

     Итак,  мы  оставим  в  стороне  те  затруднительные  вопросы,   которые
относятся   к   природоведению   (это   ведь   не  подходит  для  настоящего
исследования), а все  то,  что  касается  человека  и  затрагивает  нравы  и
страсти,  это  мы  внимательно исследуем, например: у всех ли бывает дружба,
или испорченным невозможно быть друзьями, а также  один  ли  существует  вид
дружбы  или  больше.  Те,  кто  думают, что один, по той причине, что дружба
допускает большую и меньшую  степень,  уверились  в  этом  без  достаточного
основания,  ибо большую и меньшую степень имеет и различное по виду. Об этом
и прежде было сказано[8].


(II).

     Когда  мы  будем  знать,  что  вызывает  дружескую  приязнь (phileton),
вероятно, прояснятся и эти [вопросы]. Ведь считается, что  не  все  вызывает
дружбу  (phileisthai), но только ее собственный предмет (to phileton), а это
благо, или то, что доставляет удовольствие, или полезное (agathon e  hedy  e
khresimon).  Правда,  может  показаться,  что  полезно  то,  благодаря  чему
возникает известное благо или удовольствие,  так  что  предметами  дружеской
приязни  окажутся  лишь благо вообще (tagathon) и удовольствие -- в качестве
целей. А в таком случае, к чему питают дружбу (philoysi): к благу вообще или
к  благу  для  самих  себя  (to  haytois  agathon)?  Ведь иногда эти вещи не
согласуются. Соответственно и с удовольствием. Принято считать,  что  всякий
питает  дружбу к благу для самого себя, и, хотя благо есть предмет дружеской
приязни в безотносительном смысле, для каждого [благом является]  благо  для
него,  а  дружбу каждый питает не к сущему для него благом, но к кажущемуся.
Разницы тут никакой нет: предметом дружеской приязни будет то,  что  кажется
[приятным] [8].

     Есть  три  [основания],  по  которым  питают  дружескую  приязнь,  но о
дружеском чувстве (philesis) к неодушевленным предметам  не  говорят  как  о
"дружбе",  потому  что  здесь  невозможно  ни ответное дружеское чувство, ни
желание блага для другого (наверное, смешно желать блага  вину,  но  если  и
[говорить  о  таком пожелании], то это желание быть ему в сохранности, чтобы
иметь его самому); между тем говорят: другу надо  желать  благ  вообще  ради
него   самого.   Желающих   вообще   благ   именно  таким  образом  называют
расположенными (eynoi), если то же самое желание не  возникает  и  у  другой
стороны,  потому  что  при  взаимном расположении (eynoia) возникает дружба.
Может быть, уточнить: "при не тайном  [расположении]"?  Многие  ведь  бывают
расположены  к тем, кого не видели, полагая, что те добрые люди или полезные
{3}
[для других]; и то же самое может испытать один из  таких  людей  к  данному
человеку. Тогда эти люди кажутся расположенными друг к другу, но как назвать
их  друзьями,  если для них тайна, как к ним самим относятся? Следовательно,
[чтобы быть друзьями], нужно иметь расположение друг к другу и  желать  друг
другу  благ  вообще,  причем  так,  чтобы  это  не  оставалось в тайне, и по
какому-то одному из названных выше [оснований].


3(111).

          Эти [основания для возникновения дружбы] отличны друг от друга по роду,
а значит, отличаются и дружеские чувства и сами дружбы.

     Существуют, стало быть, три вида дружбы -- по числу предметов дружеской
приязни;  в каждом случае имеется ответное дружеское чувство (antiphilesis),
ne тайное; а люди, питающие друг к другу  дружбу,  желают  друг  другу  благ
вообще  постольку, поскольку питают дружбу. Поэтому, кто питают друг к другу
дружбу за полезность, питают ее не к самим по  себе  друзьям,  а  постольку,
поскольку  получают  друг  от  друга  известное  благо. Так и те, кто питают
дружбу  за  удовольствие;  например,  они  восхищаются  остроумными  не  как
таковыми, а потому, что они доставляют друзьям удовольствие.

     Итак, кто питает дружбу за полезность, те любят за блага для них самих,
и кто за удовольствие -- за удовольствие, доставляемое им самим, и не за то,
что собой  представляет  человек,  к которому питают дружбу, а за то, что он
полезный или доставляет удовольствие. Таким образом,  это  дружба  постольку
поскольку,  ибо  не  тем, что он именно таков, каков есть, вызывает дружбу к
себе тот, к кому ее питают,  по  в  одном  случае  тем,  что  он  доставляет
какое-нибудь благо, и в другом -- из-за удовольствия.

     Конечно,  такие дружбы легко расторгаются, так как стороны не постоянны
[в расположении друг к другу]. Действительно, когда они  больше  не  находят
друг  в  друге  ни  удовольствия,  ни пользы, они перестают и питать дружбу.
Между том полезность не является постоянной, но всякий раз состоит в другом.
Таким образом, по уничтожении былой основы дружбы расторгается и дружба  как
существующая с оглядкой на [удовольствие и пользу].

     Считается,  что  такая  дружба  бывает в основном между стариками (люди
такого возраста ищут, конечно, не удовольствий, а помощи); а среди людей  во
цвете  лет  и среди молодежи -- у тех, кто ищет выгоды. Такие друзья, кстати
сказать, вовсе не обязательно ведут  жизнь  сообща,  ведь  иногда  они  даже
доставляют  друг  другу  неудовольствие,  и,  разумеется, они не нуждаются в
соответствующем общении, кроме тех случаев, когда оказывают поддержку,  ведь
эти  друзья  доставляют удовольствие [ровно] настолько, сколько имеют надежд
на [получение] блага [друг от друга]* К этим дружбам относят  и  [отношения]
гостеприимства.
{4}
     А   между   юношами   дружба,  как  принято  считать,  существует  ради
удовольствия, ибо юноши живут, повинуясь страсти  (kata  pathos),  и  прежде
всего  ищут удовольствий для себя и в настоящий миг. С изменением возраста и
удовольствия делаются иными. Вот почему юноши вдруг и становятся друзьями, и
перестают ими быть, ведь дружбы изменяются  вместе  с  тем,  что  доставляет
удовольствие, а у такого удовольствия перемена не заставит себя ждать, Кроме
того,   юноши  влюбчивы  (erotikoi),  а  ведь  любовная  дружба  в  основном
подвластна страсти и [движима] удовольствием. Недаром [юноши легко начинают]
питать дружбу и скоро прекращают, переменяясь часто за  один  день.  Но  они
желают  проводить дни вместе и жить сообща, ибо так они получают то, что для
них и соответствует дружбе.


4.

     Совершенная   же  дружба  бывает  между  людьми  добродетельными  и  по
добродетели друг другу подобными, ибо они одинаково желают  друг  для  друга
собственно  блага  постольку,  поскольку  добродетельны, а добродетельны они
сами по себе ".  А  те,  кто  желают  друзьям  блага  ради  них,  друзья  по
преимуществу.  Действительно, они относятся так друг к другу благодаря самим
себе[12] и не в силу посторонних обстоятельств, потому и дружба их  остается
постоянной,   покуда   они   добродетельны,  добродетель  же  --  это  нечто
постоянное. И каждый из друзей добродетелен как  безотносительно,  так  и  в
отношении   к   своему   другу,   ибо   добродетельные  как  безотносительно
добродетельны, так и. друг для друга помощники. В соответствии  с  этим  они
доставляют    удовольствие,    ибо    добродетельные    доставляют   его   и
безотносительно,  и  друг  другу,  ведь  каждому  в  удовольствие  поступки,
внутренне  ему  присущие  (oikeiai)  и  подобные  этим, а у добродетельных и
поступки одинаковые или похожие. Вполне попятно, что такая дружба постоянна,
ведь в ней все, что должно быть у друзей, соединяется вместе. Действительно,
всякая дружба существует или ради блага, или ради удовольствия, [причем и то
и другое] -- или в безотносительном смысле, или для того, кто питает дружбу,
т. е. благодаря известному сходству[13].

     А в совершенной дружбе имеется все, о чем было сказано, благодаря самим
по себе [друзьям]; в ней ведь друзья подобны друг другу и остальное -- благо
и удовольствие  в  безотносительном  смысле  --  присутствует в ней[14]. Это
главным образом и вызывает дружбу: так что "дружат" прежде всего такие люди,
и дружба у них наилучшая.

     Похоже, что такие дружбы редки, потому что и  людей  таких  немного.  А
кроме  того,  нужны  еще  время  и  близкое знакомство (synetheia), ибо, как
говорит пословица, нельзя узнать друг друга,  прежде  чем  съешь  вместе  [с
другом]  тот  знаменитый  "[пуд]  соли"[15], и потому людям не признать друг
друга и не быть друзьями, прежде чем  каждый  предстанет  перед  другим  как
достойный  дружбы  и  доверия.  А  те,  кто  в  отношениях между собою вдруг
начинают вести себя дружески (ta philika poioyntes), желают  быть  друзьями,
но  не  являются  ими,  разве что они [взаимно] достойны дружеской приязни и
знают об этом; действительно, хотя желание дружбы возникает  быстро,  дружба
-- нет.
{5}


5 (IV).

     Итак,  эта дружба совершенная как с точки зрения продолжительности, так
и с остальных точек зрения. И во всех отношениях каждый получает от  другого
[нечто]  тождественное  или  сходное,  как  то и должно быть между друзьями.
Дружба  ради  удовольствия  имеет  сходство   с   этой   дружбой,   ведь   и
добродетельные  доставляют  друг  другу  удовольствие.  Так обстоит дело и с
дружбой ради пользы, ибо добродетельные тоже полезны друг для друга. И  даже
между такими [друзьями ради пользы или удовольствия] дружеские привязанности
(philiai) особенно постоянны, когда они получают друг от  друга  одинаковое,
например удовольствие, и не просто [удовольствие], а еще и от того же самого
так, как бывает у остроумных,  а  не  как  у  влюбленного  и  возлюбленного.
Действительно,  эти  последние получают удовольствие не от одного и того же,
но один, видя другого, а другой от ухаживаний влюбленного. Когда же подходит
к  концу  пора.  [юности],  иногда  к  концу подходит и [такая] дружба: ведь
первый не получает удовольствия от созерцания второго, а второй не  получает
ухаживаний  от  первого.  Многие, однако, постоянны в дружбе, если благодаря
близкому знакомству, как люди  сходных  нравов,  они  полюбили  нравы  [друг
друга] [16].

     Те, кто в любовных делах обмениваются не удовольствием,  а  пользой,  и
худшие  друзья, и менее постоянные, а те, кто друзьями бывают из соображений
пользы, расторгают [дружбу] одновременно с  [упразднением]  надобности,  ибо
они были друзьями не друг другу, а выгоде.

     Поэтому  друзьями  из  соображений удовольствия и из соображений пользы
могут быть и дурные  [люди],  н  добрые  [могут  быть  друзьями]  дурным,  и
человек,  который  ни  то  ни  се,  -- другом кому угодно; ясно, однако, что
только добродетельные [бывают друзьями] друг ради друга, ведь порочные  люди
не наслаждаются друг другом, если им нет друг от друга какой-нибудь выгоды.

     И  только  против  дружбы  добродетельных бессильна клевета, потому что
нелегко поверить кому бы то ни было [в дурное]  о  человеке,  о  котором  за
долгое время сам составил мнение: между ними доверие и невозможность обидеть
(adikein)  и  все  прочее,  что  только требуется в дружбе в истинном смысле
слова. А при других [отношениях] легко может возникнуть всякое.

     Итак, поскольку друзьями называют и  тех,  кто  дружит  из  соображений
пользы,  как,  например, государства (ибо принято считать, что военные союзы
возникают между государствами по надобности), и тех, кто любит друг друга за
удовольствие, как, например, дети, то, видно, и нам следует  называть  таких
людей  друзьями, учитывая, что видов дружбы несколько[17]. Но прежде всего и
в собственном смысле слова (protos men kai kyrios) дружбою  является  дружба
добродетельных  постольку,  поскольку они добродетельны, а остальные следует
называть дружбами по сходству с этой, так что другие -- друзья в той мере, в
какой неким благом является и то, что подобно [истинному благу] в [истинной]
дружбе, ведь и удовольствие -- благо для тех, кто  любит  удовольствие.  Эти
[виды]  дружбы  не обязательно предполагают друг друга, да и не одни и те же
люди становятся друзьями ради  пользы  и  друзьями  ради  удовольствия,  ибо
второстепенные свойства не обязательно сочетаются между собою[18]
{6}


6.

     Коль  скоро  дружба поделена на эти виды, дурные люди будут друзьями из
соображений удовольствия или пользы,  ибо  в  отношении  к  этим  вещам  они
похожи,  а добродетельные будут друзьями один ради другого, ибо [они дружат]
как  добродетельные  [сами  по  себе].   Следовательно,   они   "друзья"   в
безотносительном  смысле,  а те другие в силу второстепенных обстоятельств и
по сходству с первыми.


(V).

     Так   же   как   в   случае   с  добродетелями  одни  определяются  как
добродетельные по складу, а другие -- по деятельным проявлениям,  так  и  [в
случае]   с   дружбой   [19].   Действительно,  одни  друзья,  живя  сообща,
наслаждаются друг другом и приносят друг  другу  собственно  блага;  другие,
когда  спят  или  отделены  пространством,  хотя  и  не проявляют [дружбы] в
действии (oyk energoysi), но по своему  складу  [и  состоянию]  таковы,  что
способны   проявлять  себя  дружески  (energein  philikos),  ибо  расстояния
расторгают не  вообще  дружбу,  а  ее  деятельное  проявление.  Однако  если
отсутствие  друга  продолжительно,  оно,  кажется,  заставляет  забыть  даже
дружбу; потому и говорится:



Размер файла: 102.71 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров