Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

ФИЛОСОФСКАЯ НИЩЕТА МАРКСИЗМА

Настоящая критика имеет в виду его миросозерцание, которое обязаны исповедовать и
проповедовать все подданные советского государства и все члены коммунистических
партий во всем мире, ему подчиненные. Оно выражено в сжатой и точной форме
догматического катехизиса марксизма, составляющего центральную главу истории ВКП(б).
Мы не критикуем здесь других форм марксизма и социал-демократии, полагая, что
центром внимания должен оставаться тот лмарксизм», который действует в мире, диктует
свою идеологию массам и при ее помощи осуществляет свой коммунистический
империализм. Конечно, в этом катехизисе содержится не вся догма маркисизма и не все ее
истолкования, но едва ли кто найдет в ней хоть одно утверждение, которое не повторяло
бы высказываний Маркса или Энгельса. Если что наиболее чуждо марксизму, то это
прежде всего подлинное диалектическое развитие. Около ста лет марксизм толчется на
своем тезисе и никак не может перейти к антитезису. Миросозерцание марксизма,
воспроизводимое диаматом, всецело относится к прошлому веку. Ни Маркс, ни Энгельс,
ни Ленин не подозревали современных открытий в области физики и психологии:
современная научно-философская диалектика говорит свое лнет» старому понятию
материи и старой психологии сознания, на которых ориентировался марксизм. Все
философские проблемы теперь ставягся иначе, чем во времена Маркса и Энгельса.
Марксизм их просто не понимает: для него не существовало и не существует проблемы
детерминизма и индетерминизма в физике, проблемы сознания и бессознательного в
психологии, проблемы свободы и необходимости в этике и, наконец, новейшей
фундаментальной философской пробуемы ценности. В сущности, для него не существует
вообще, никаких проблем, ибо все принципиально решено и он утверждает свое
тоталитарное знание. А так как наука и философия есть всегда диалектическое движене,
сомнение, научное незнание, для которого бытие есть всегда задача со многими
неизвестными, то догма марксизма и катехизиса диамата не есть ни наука, ни философия.

Марксизм есть классовая идеология, и это признается его собственной доктриной. Такая
идеология сеть прямая противоположносгь науке и философии. Она есть коллективная
психологическая мобилизация для целей борьбы, завоевания, покорения и властвования.
Она не идет в сущности никакого миросозерцания, ибо не хочет ничего лсозерцать» и
ничего лискать»: она нашла средство внушать, пропагандировать, психически властвовать,
вести массы. Демагогическую идеологию мы наблюдаем в формах нацизма, фашизма и
коммунизма. Эта идеология не терпит никакой диалектики, не признает никакого диалога,
она признает только монолог, диктат, диктатуру. Эта идеология может брать любую идею
из свободной философии, но ее идея всегда обращается в лидеократию», т. е. в диктатуру
идей, в инквизицию. Метод идеологии во всем противоположен методу науки и
философии: она не терпит научного незнания. не допускает сомнения, не признает ничего
неясного и нерешенного, не любит самостоятельной мысли и говорит; лты не думай Д
вожди за тебя подумали». Идеи практического и метафизического материализма при этом
{2}
особенно удобны для овладения массовой психологией пролетариата, и не одного только
пролетариата, но и массового человека вообще. Материализм есть самая примитивная,
легкая и общедоступная философия: вера в вещи, в тела, в материальные блага, .как в
единственную реальность. Если материя есть низшая и простейшая ступень бытия, то
материализм есть низшая и простейшая ступень философии.

Поэтому критика материализма всегда труднее самого материализма, ибо она требует
поднятия на более высокую ступень мысли, требует как бы перехода от простой
арифметики к дифференциальному исчислению. В нашей критике мы показываем этот
переход к высшему, никогда не ограничиваясь простым отрицанием низшего. К .какому
читателю мы обра. щаемся? Прежде всего, конечно, к такому, который хочет и способен
думать сам, который представляет собою личность и не растворился в коллекгивную
безличность, обработанную демагогической идеологией; далее к такому, который
понимает, что существуют другие научные и философские решения, что существует
традиция русской философии, связанная с великой традицией мировой философии, что
вне железного занавеса, на свободе, продолжается свободный диалог философов и ученых.

Марксизм диамата есть идеологическая демагогия. То, что способно противостоять ей,
есть демократическая свобода. Только она диалектична, признает диалог, разговор
(лпарламент» и означает разговор), признает оппозицию, т. е. постоянную свободу сказать
лнет», а не только обязанность говорить лда»; свободу тезиса и антятезиса, дабы найти
синтез, дабы сговориться и договориться. Только она признает свободу мысли, совести и
слова и нс предписывает никакого миросозерцания, никакой обязательной лидеологии».
Демократическая свобода утверждает гот же метод свободного диалога, свободного спора,
каким зсегда пользовались наука и философия в своем свободном развитии. В этом смысле
она научно оправдана. Классическая философия права в сущности, потому и обосновывала
либеральной демократическое государство на идее свободного соглашения (договора), что
считала это прямым выводом который лежит в основе всякого научного, философского и
этического мышления и искания.

лНищетой философии» назвал Маркс свое сочинение против Прудона. Заглавие
удивительно удачно характеризует самого Маркса, мы читаем: лНищета философии Карла
Маркса».

Отдел первый
ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ

1. Диалектический принцип

Чтобы критиковать марксизм, нужно вести с ним диалог, выслушивать его утверждения и
ставить возражения; но чтобы вести диалог, надо иметь общий язык. И вот, прежде всего
может представиться, что общего языка с марксизмом для современной философии и науки
вообще не существует. Язык лматериализма» никогда не имел в философии большого
значения, а язык партийной агитации и вульгарной пропаганды. не имеет ничего общего с
философским диалогом и научным анализом. Чтобы выйти из этого затруднения, чтобы
спорить, плодотворно, и даже чтобы понимать друг друга, надо найти. какой-то общий
принцип, какой-то общий исходный пункт.

Существует ли такой общий принцип, соединяющий марксизм с подлинной философией и
наукой? Да, он существует: это принцип всякого диалога, следовательно, всякой науки и
философии: диалектический принцип. Ведь наука и философия есть непрерывный диалог
ученых и философов, противоречащих друг другу и разрешающих эти противоречения. Но
не только знание, но и все бытие развертывается как непрерывная дифференциация и
интеграция, как. единство разнообразного, как постоянное обострение противоречий и
конфликтов и их разрешение.
{3}
Признание этого принципа нисколько не делает нас, конечно, ни марксистами, ни даже
гегелианцами. Вся античная философия от Сократа, Платона, Аристотеля и Плотина
покоится на диалектическом принципе единства противоположностей. Это они создали
самое слово лфилософия» и лдиалектика» и показали, что философия есть диалектика,
анализ и синтез, сопоставление и противопоставление, искание последнего единства всех
противоположностей, всеобъемлющего синтеза.

Ленин дает отличную формулировку диалектического принципа: единство
противоположностей, Д говорит он, Д составляет истинное ядро диалектики.
Совершенно верно.

лВещь, явление есть сумма и единство противоположностей» (Ленинск, сборник IX, стр.
275). лМыслящий разум (ум) заостряет притупившиеся различие различного, простое
разнообразие представлений до существенного различия, до противоположности» (там же,
IX, стр. 133). Закон единства противоположностей есть лпризнание (открытие)
противоречивых, взаимоисключающих протявоположных тенденций во всех явлениях и
процессах природы (и духа и общества в том числе)» (там же, XII, стр. 323).

Всякая вещь развивает в себе спонтанно внутреннее противоречие, и оно составляет
движущий нерв, источник ее лразвития». Внутренняя противоречивость всего
существующего, единство и борьба взаимопроникающих и взаимоисключ,ающих
противоположностей составляет истсточник превращения, изменения, развития в
движении мирового процесса. В этом развитии мы наблюдаем качественные изменения в
виде скачков в результате накопления постепенных количественных изменений. Развитие
не есть вечное повторение циклов, оно есть лпоступательное движение, движение по
восходящей линии» лпереход от низшего к высшему» (там же, IX и XII).* Одним словом,
развитие есть прогресс (по Гегелю история есть лпрогресс в сознании свободы»).

Читая все эти формулировки, например, по лгенеральному» учебнику Митина для вузов
(стр. 142Д148), мы не только не испытываем никакой лбуржуазной злобы и ужаса»,*1 но
напротив удивляемся, как много здесь верного и точно выраженного. Удивление однако
исчезает, когда мы узнаем во всем этом традиционные и привычные формулировки
Гегеля, соединяющие нас с античной диалектикой. Все, что здесь философского и
диалектического, Д крохи с гегелева стола, сохраненные эпигонами. Однако все же это
лишь жалкие остатки: богатое содержание подлинной диалектики недоступно
материалистам. Мы покажем это на одной диалектической проблеме.

Каким образом внутренняя противоречивость всего сущего может быть источником
развития? Каким образом из противоречия и конфликта выте-кает переход, лскачок» к
высшим, более сосершенным формам бытия? Не есть ли внутреннее противоречие скорее
признак несовершенства, источник разрушения и гибели? (так, напр., внутреннее
противоречие, дисгармония в функциях организма есть болезнь, которая при дальнейшем
лразвитии» приводит к смерти). Противоречащие противоположности исключают друг
друга, и если они окончательно вытеснят и исключат друг друга, то остается л о л но е
небытие, а вовсе не обогащение бытия.

___________
* См. также Сталин лО диалектическою и историческом материализме», с. 5Д6. В
дальнейшем сокращенно: лДиамат».

2. Лук и лира Гераклита

Чтобы бытие существовало, необходим, следовательно, другой принцип, кроме
противоречия, кроме борьбы. лВойна есть отец всех вещей» Д говорит Гераклит, Д но
этот отец пожирает своих детей, как Хронос. Марксисты, любящие ссылаться на
Гераклита, не заметили, что у него существует другой принцип как мать всех вещей, и это
Д гармония, согласие, мир, принцип, без которого ничто не родится и ничто не
{4}
пребывает. Но этот принцип не пользуется у них никакой симпатией и потому
замалчивается, он не нужен для классовой борьбы и развития ненавести, он ведет к миру и
любви.

Противоречие разрешается, на противоречии нельзя остановиться, противоречие само по
себе невыносимо, Д это повторяет Гегель, но что означает лразрешение» противоречия,
Д это остается у него в тени*2.

Гегель разрешает практически много противоречий, но принцип разрешения
противоречий нигде точно не формулируется. И однако разрешение антиномий составляет
сущности диалектики.

Неудивительно, что марксисты не заметили принципа разрешения у Гераклита, но что
Гегель его не заметил, что Лассаль, написавший двухтомную книгу о Гераклиге, его не
понял, Д вот это удивительно. При всей своей симпатии к Гераклиту, при всей своей
любви к античным символам и аллегориям (например, лсова Минервы»), Гегель не
заметил грандиозного символа лука и лиры, в котором Гераклит показывает, как лиз
противоположностей рождается прекраснейшая гармония».

Ибо она рождается только из противоположного, не из тождественного, не из унисона.
Она есть нечто новое, раньше не бывшее, удивительным образом возникающее там, где

Размер файла: 20.79 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров