Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Память и научение

 
 Автор-американский психолог-уже известен советским чита-
телям по книге Линдсей П., Норман Д. Переработка информации
у человека, М.: Мир, 1974. В настоящей монографии кратко и доступ-
но, но на высоком профессиональном уровне изложены основы функ-
ционирования систем памяти в процессах переработки и преобразовайия
информации у человека при выработке тех или иных навыков к
умений,
 Для нейрофизиологов, психологов, врачей, а также для читателей,
интересующихся функциями мозга.
 
 2007020000-116
Н - 148-85, ч. I
 041(01)-85
 
ББК 88
 15
 
Редакция литературы по биологии
 
c 1982 by W. Н. Freeman and Company
c Перевод на русский язык, <Мир>, 1985
 
 Я предвижу известное недоумение, которое эта книга вызовет
 у части ее читателей. Научение и память-эти термины на облож-
 ке научной книги вызывают привычные ассоциации с описанием моз-
 говых механизмов (в той мере, в какой они нам известны) выра-
  ботки условных рефлексов, формирования новых навыков, фиксации
 : мозгом вновь полученной информации. Ни о чем подобном даже на
 доминается в книге Доналда Нормана. Скорее она производит
 впечатление набора забавных примеров из популярного очерка за-
 йймательной психологии, написанного для школьников-старшеклас-
 ; уников. И тогда возникает законный вопрос: стоило ли ее издавать
 ,iha русском языке?
 Vf Я убежден, что стоило, и вот почему. В аннотации к книге ска-
 аЦо, что книгу можно рассматривать в качестве <введения в совре-
 менные концепции когнитивной психологии>-направления, сравни-
 тельно недавно возникшего в западной психологической науке. Это
 направление некоторые наиболее активные его сторонники с энту-
 зиазмом объявили <когнитивной революцией>, что вполне соответ-
 ствует духу нашего времени, привычного ко всевозможным <рево-
люциям> в науке (научно-технической, <зеленой> и т. п.)-дейст-
.1 вительным и мнимым.
 Появление когнитивной психологии имеет свои вполне объектив-
 , ные причины: она порождена насущными нуждами ряда областей
 человеческой практики, к числу которых можно отнести развитие
 вычислительной техники, робототехники, проблему искусственного
 интеллекта, задачи инженерной психологии. Конструктору <думаю-
 щих и помнящих> машин подчас не важно знать физиологические
 механизмы работы мозга-все равно он не будет воспроизводить
 его строение из технических деталей. Зато ему чрезвычайно важно
 знание правил, следуя которым живой мозг воспринимает, обраба-
 тывает, фиксирует и использует вновь полученную информацию.
 В равной мере инженерный психолог, разрабатывающий рекоменда-
 ции для конструирования пультов управления атомной электростан-
 цией или оборудования кабины для пилотов реактивного лайнера,
 должен знать возможности человеческой психики, чтобы обеспечить
 оптимальное соответствие этих возможностей предстоящей деятель-
 ности оператора.
 Сведения о таких правилах, выявленных в эксперименте, и по-
 ставляет когнитивная психология. Поясним сказанное примером.
 Выявление законов наследственности позволило людям создавать

Предисловие редактора перевода

Эта книга для Синтии и Майкла

новые сорта сельскохозяйственных культур и новые породы домаш-
них животных задолго до того, как были открыты механизмы коди-
рования генетической информации, двойная спираль ДНК и хромо-
сомные основы наследственных болезней.
 А вот с <когнитивной революцией> дело обстоит сложнее. Ее
приверженцы любят говорить о беспомощности бихевиоризма, к ко-
торому они легко причисляют и физиологию высшей нервной дея-
тельности. Действительно, стремясь приблизиться к пониманию ме-
ханизмов работы мозга, психофизиолог (и тем более нейрофизиолог)
вынужден брать для анализа максимально простые модели научения
и памяти, которые, как правило, трудно сопоставимы со сложнейши-
ми проявлениями высшей нервной (психической) деятельности чело-
века в сфере его педагогической, производственной и т. п. практики.
Но решение практических задач не может быть отложено на завтра.
Вот почему описание твердо установленных, экспериментально до-
казанных закономерностей научения и памяти должно не противо-
поставляться изучению механизмов работы человеческого мозга, а
дополнять это изучение. Приступая к анализу какого-либо явле-
 ния, - говорил И. П. Павлов, - <прежде всего важно понять психо-
 логически, а потом уже переводить на физиологический язык> .
 Впрочем, прогресс науки каждый раз измеряется сокращением
 разрыва между познанием закономерностей и пониманием механиз-
 мов. Выводить полезные породы животных можно было, и не зная
 о существовании ДНК, но только великие открытия молекулярной
 биологии 20-го века привели к рождению генной инженерии, обе-
 щающей коренным образом изменить власть человека над живой
 природой. И не случайно мысль наиболее дальновидных творцов
 робототехники, так же как и наиболее дальновидных психологов,
 все чаще обращается не только к закономерностям, но и к механиз-
 мам реального живого мозга, сколь бы ни была сложна задача его
 изучения, сколь бы ни была велика гора непознанного по сравнению
 с крупицами уже добытых знаний (Павлов). Именно там, на путях
 раскрытия механизмов, зреют грядущие революции в человекове-
 дении.
 Важным достоинством небольшой книги Д. Нормана служит ее
 доступность самым широким кругам читателей, а рекомендации до-
 полнительной литературы, помещенные в конце, помогут всем ин-
 тересующимся более обстоятельно познакомиться с современным со-
 стоянием вопросов, затронутых в ходе изложения,
 Я не сомневаюсь, что каждый, кто знаком с оригиналом книги,
 отдаст должное эрудиции кандидата биологических наук Н. Ю. Алек-
 сеенко, взявшей на себя нелегкий труд перевода. Популярное изло-
 жение сложных специальных вопросов <на стыке> разных областей
 знания - весьма непростая задача и для ученого, пишущего на род-
 ном языке. Перевод книг такого рода требует особых усилий и
 особого искусства.

/7. В. Симонов

Предисловие

  Павлов И. П.
1954, с. 275.

Павловские клинические среды,

т. 1. М-Л.,

 Когда-то в полузабытом прошлом меня посетил Эд-
мунд Иммергат-как мне сказали, химик. Я удивился:
что могло ему от меня понадобиться? Книга, объяснил
он, простая, небольшая книжка о научении и памяти для
<неприобщенного> читателя, книжка, которая могла бы
приобщить также и студентов, изучающих познаватель-
ные вопросы, научение и искусственный интеллект. В ней
надо бы было рассмотреть память, переработку инфор-
мации, семантические сети, схемы-и все это в форме,
доступной для читателей с самыми различными интере-
сами и подготовкой.
 Я не ожидал, что писать эту <простую> книгу придет-
ся так долго. В то время мы были заняты очень интен-
сивными исследованиями, и вопросы, о которых я соби-
рался писать, заслонялись более общими проблемами,
лучшей оценкой активности человека, все растущим осо-
знанием пробелов в наших представлениях. Наши на-
ходки были чрезвычайно интересными, они вели к новым
осмыслениям и более широкому пониманию структур
психической деятельности. Но как рассказывать о быст-
ро развивающемся исследовании, и притом рассказать
на уровне, подходящем для предполагаемого читателя?
 В конце концов мне все-таки пришлось отложить все
остальное и взяться за книгу. Результатом явился дикту-
емый личными интересами выбор некоторых областей
психологического исследования, которые могли бы под-
вести к более широким проблемам. Я постарался дать
читателю возможность проникнуть в устремления психо-
логов, а также познакомить его с некоторыми из их стан-
дартных методов и повседневных забот. Кроме того, по-
скольку психология не сводится к лабораторным экспе-

Предисловие

риментам, я показываю связь между психологическими
концепциями и нашим обычным жизненным опытом.
 Многое опущено. Я не рассматриваю внимание, один
из главных предметов моих исследований. Я не затраги-
ваю также природы управляющих структур у человека и
новых, очень интересных данных о возможном существо-
вании механизмов, основанных на полуавтоматических
активных перерабатывающих структурах-<демонах>.
Мои работы последнего времени касаются природы че-
ловеческих действий, того, как мы совершаем сложные
двигательные акты, какого рода ошибки мы допускаем
в обыденной жизни и какие психические структуры мог-
ли бы лежать в их основе. Ничего этого в книжке тоже
нет.
 Однако в последней главе кое-что все-таки сказано о
направлении моей теперешней работы. Фактически эта
глава побудила меня изменить мои исследовательские
усилия. Я начинаю все больше думать о невнимании к
потребностям пользователя при конструировании техно-
логических устройств. Это невнимание приводит к серь-
езным последствиям. Одно из них состоит в отчуждении
современной технологии от человека, другое-во все ра-
стущей возможности ошибок при использовании техни-
ческих устройств, будь то бытовые приборы, часы с циф-
ровым отсчетом или же электростанции и самолеты.
 Перед нами выбор - использовать технологию для
улучшения нашей жизни или же позволить ей привести
нас к деградации. Если мы выберем улучшение, то нуж-
ны будут конструкторы, которые учитывали бы челове-
ческие потребности, функции и способности. Если же мы
не изберем этот путь, тогда не машина станет нашим
слугой, а мы-ее рабами.
 Многие помогали мне при написании этой книги.
Я признателен Эду Иммергату, который подсказал мне
саму идею и постоянно поддерживал и ободрял меня.
Благодаря придирчивому, но конструктивному руковод-
ству весьма внимательного редактора Пэта Лоубера ру-
копись прошла два этапа серьезной переделки, после
того как я <закончил> ее в первый раз. Джули Ластиг
была моим личным редакционным консультантом, неуто-
мимо перечитывала мой материал, исправляла и вйдоиз-

Предисловие

 меняла его, превращая мою неудобочитаемую машино-
 пись в чистую рукопись. А моя семья терпеливо сносила
 мои трудные рабочие привычки.
 Большая доля описываемой мною работы отражает
 мои контакты с коллегами и студентами Калифорнийско-
 го университета в Сан-Диего. Я за многое им благодарен.
 Постоянными участниками моей работы были Дэйв Ру-
 мелхарт и Дон Гентнер. Росс Ботт, Айлин Конуэй, Грег
 Хэрр, Серж Ларошель, Мэтью Льюис, Боб Нечес, Эл
 Стивене, Пегги Стоуэлл и Майкл Д. Уильяме внесли
 свой вклад в идеи и исследования, о которых идет речь в
 книге. Хотя все остальные члены исследовательской груп-
J пы прямо и не участвовали в моей работе, они во многом
 значительно способствовали общему духу и философии,
 которые направляли меня.
  Описываемую здесь работу финансировали главным
.образом Personal and Training Research Program of the
Office of Naval Research и Cybernetics Technology Office
 :;-<)f the Advanced Research Projects Agency: Маршалл
1Фарр, Джо Янг и Генри Холф умело осуществляли руко-
ЛБОДСТВО первой из этих программ, а Гарри 0Нейлл-
 второй. Развитие науки невозможно без чуткой и гибкой
 финансовой поддержки. Я признателен за то, что у нас
 была такая поддержка.

 Март 1982 г.

Доналд Э. Норман

1. Как мы обучаемся? Как запоминаем?

1 Как мы обучаемся?
 Как запоминаем?

 Как мы научаемся чему-нибудь? <Упражняйтесь,-
 скажет учитель музыки,-упражняйтесь по три часа
 ежедневно, и за четыре-пять лет вы сделаете большие
 успехи>. <Изучайте>,-скажет преподаватель истории.
 <Тренируйтесь>, - скажет инструктор по теннису или
 тренер по бегу. Упражнение, изучение, тренировка. Если
 задача сколько-нибудь сложна, то в любой области, будь
 то игра на .рояле, теннис или жонглирование, выполне-
 ние фокусов, требующих ловкости рук, шахматы, го, ма-
 тематика или история 17-го века,-процедура везде од-
 на и та же: изучение, упражнение. Чтобы чему-то на-
 учиться, надо затратить много времени, много усилий.
 Подумайте, сколько времени нужно, чтобы освоить
 язык. Дети все еще учат грамматику родного языка,
 когда им намного больше десяти лет. Запас слов попол-
 няется в течение всей жизни. Взрослый человек иногда
 так и не может осилить все тонкости второго языка.
 Сколько времени уходит на то, чтобы чем-нибудь ов-
 ладеть? Определенного ответа нет, так как есть вещи, ко-
 торым можно учиться до бесконечности. В течение ряда
 лет я наблюдал за многими мастерами своего дела. Я
 спрашивал их, сколько времени они упражняются еже-
 дневно и сколько лет ушло у них на обучение. Я наблю-
 дал за самим собой, когда учился жонглировать, ездить
 (хотя бы плохо) на одноколесном велосипеде, пользовать-
ся новыми компьютерными системами. Чтобы овладеть
такими вещами, видимо, нужны как минимум пять ты-
сяч часов. Кажется, что это очень много. Но на деле это
не так. Пять тысяч часов соответствуют двум с полови-
ной годам обучения по восемь часов в день, пять дней в
неделю, 50 недель в год. Мои наблюдения над опытными

игроками в настольный теннис, бейсбол и шахматы, над
жонглерами, фокусниками, психологами и программи-
стами дали примерно такой же ответ. Очевидно, почти во
всякой деятельности, достаточно трудной для того, что-
бы в ней были мастера или профессионалы, для дости-
жения высокого уровня нужны годы - тысячи часов -
обучения и практики.
 В умственной деятельности одна из трудностей свя-
зана просто с объемом задачи. Как осваивают сложный
интеллектуальный материал? По отдельности лишь не-
многие идеи кажутся трудными. Однако приходится си-
деть над изучаемым предметом, стараться изо всех сил.
Задача не проста. Затруднение создают, по-видимому,
взаимосвязи между идеями, которыми надо овладеть.
Времени и умственных усилий требует предмет в целом.
 В спорте и исполнительской художественной деятель-
ности есть еще одна сторона: необходимо с большой точ-
ностью управлять своими движениями. Для этого требу-
ется моторное научение-процесс, в некоторых отноше-
ниях сходный с выработкой мыслительных навыков и
вместе с тем отличный от нее. Двигательные навыки
можно развить до высокой степени совершенства. Фор-
тепьянная пьеса Шопена может длиться 20 минут, и за
это время надо проиграть 10000 нот. При исполнении
некоторых вещей пианист должен в течение многих ми-
нут играть до 25 нот в секунду. Рассказывают, что один
русский циркач балансировал одновременно четырьмя
палками (одной на голове, по одной на каждой ладони и
одной на подъеме ступни) с мячом на кончике каждой
из них и одновременно ездил на высоком одноколесном
велосипеде. Упражнение, упражнение и еще раз упраж-
нение. Такого совершенства двигательной координации
можно достичь только непрерывной длительной трени-
ровкой.
 Как мы запоминаем? Иногда это происходит очень
легко. Вероятно, вы не старались запомнить, что вы в
последний раз ели, но если я спрошу вас об этом, то вам
наверняка нетрудно будет ответить. Я не прилагаю ни-
каких усилий, чтобы запомнить случайные разговоры,
прочитанные книги или же странички юмора в газете.
И тем не менее я помню их, во всяком случае какое-то

1. Как мы обучаемся? Как запоминаем?

1. Как мы обучаемся? Как запоминаем?

 время. Когда на другой день я перечту те же 20 юмори-
 стических кусочков, я автоматически вспомню нить каж-
 дой истории, хотя все они разные и каждая изних-это
 отдельный отрывок.
 Иногда вспомнить удается только с трудом. Запоми-
 нание чьего-нибудь имени, номера телефона или слов
 чужого языка может идти мучительно и с большим уси-
 лием-или совсем не идти. Почему одни вещи заучить
 легко, а другие трудно? Почему некоторые школьники
 легко помнят результаты спортивных состязаний, но не
 в состоянии заучить (запомнить), казалось бы, более
 простые сведения, получаемые в классе? Может быть,
 все дело в мотивации? Не всегда. Иногда с трудом усва-
 иваемый материал важнее и интереснее того, который
 запоминается без всяких усилий.
 Помнить-это значит успешно справиться с тремя
 задачами: усвоением, сохранением и повторным извле-
 чением информации. Не помнить-значит не справиться
 !с одной из этих задач.
 Если мы сохраняем в памяти некоторые аспекты все-
 го, что мы делаем, то у нас накапливается много инфор-
 мации, достаточно много для того, чтобы решающее зна-
 чение приобрела ее организация. При наилучших спосо-
 бах организации запоминаемый материал укладывается
 в систему связей, естественным образом направляющую
 извлечение его из памяти. Это требует <понимания>, тре-
 бует такого овладения материалом, чтобы он легко нахо-
 дил себе место в существующей системе знаний. Когда
 новый материал понят и поставлен на место, его уже не-
 трудно и запомнить, и извлечь из памяти.
 Научение и запоминание тесно связаны между собой.
 Но научение - это не просто запоминание, это также
 выработка навыка, умения выполнять какую-то задачу.
 В этой книге я пользуюсь термином <научение> (lear-
 ning), имея в виду намеренное усвоение определенного
 материала - такое, чтобы этот материал мог быть при

Размер файла: 287.74 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров