Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Интеллектуальный капитал - новый источник богатства организаций. Т. Стюарт - Отрывок из книги

     ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ - НОВЫЙ ИСТОЧНИК БОГАТСТВА ОРГАНИЗАЦИЙ

    

     Если вы хотите понять, чем занимается то или иное предприятие, проследите за движением его средств. Компании производят два основных вида затрат. Первый - капиталовложения. Деньги помещаются в недвижимость, оборудование и прочие долгосрочные активы, отдача от которых - в виде прибыли на инвестированный капитал - поступает лишь с течением времени. Помимо вложений в оборудование, организации производят долгосрочные инвестиции в научные исследования, опытно-конструкторские разработки и в подготовку кадров, что тоже является разновидностью капиталовложений, хотя по правилам бухгалтерского учета они обычно проходят по статье расходов. Второй вид затрат - это текущие издержки: зарплата, покупка сырья и материалов, реклама, транспортировка, арендная плата и т.п. Различие между капиталовложениями и расходами не всегда легко определить - поэтому-то, между прочим, бухгалтеры и получают такую высокую зарплату. Однако совершенно очевидно, что "информационный век" коренным образом изменил суть обоих видов затрат.

     Рассмотрим ситуацию с капиталовложениями, которую анализирует Бюро экономического анализа (БЭА) при министерстве торговли США. Из его подробных выкладок видно, что с 1982 года затраты предприятий частного сектора на покупку средств производства "промышленного века" - двигателей и турбин, электрораспределительных и контрольных приборов, металлообрабатывающих станков, погрузочно-разгрузочных механизмов и машин общепромышленного назначения, оборудования для сферы услуг, горнодобывающей, нефтяной и строительной отраслей, а также сельского хозяйства - более или менее устойчиво держатся на уровне 110 млрд. долл. в год в сопоставимых ценах. Снижаясь в периоды промышленного спада, круто поднимаясь вверх во времена роста, они в среднем составляли названную выше цифру.

     В области затрат на приобретение информационной техники наблюдается, однако, постоянный рост. В 1982 году на покупку компьютеров и телекоммуникационного оборудования американские компании израсходовали 49 млрд. долл. К 1987 году эта сумма подскочила до 86,2 млрд. долл. и продолжала расти. [Используя несколько иные данные, Ч.Джоншер осуществляет свое подобное же сравнение объема средств, затраченных на производственные и информационные технологии в 1965-1983 годах (см.: Jonscher Ch. An Economic Study of the Information Technology Revolution // Alien T.J., Scott Morion M.S. (Eds.) Information Technology and the Corporation in the 1990s: Research Studies. N.Y.-Oxford, 1994. P. 27)]

     Если изобразить динамику капитальных затрат "промышленного" и "информационного" века в виде графиков, то будет видно, что обе линии пересекаются в 1991 году, когда расходы на приобретение промышленного оборудования составили 107 млрд. долл., а на закупку информационной техники - 112 млрд. долл. Будем считать его первым годом информационного века. С этих пор компании расходуют больше денег на оборудование, необходимое для сбора, обработки, анализа и распространения информации, чем на машины, предназначенные для штамповки, резки, сборки, погрузки и иного рода действий с материальными предметами.

     Приведенные данные впечатляют, но не дают полной картины капиталовложений в информационные системы. В них не учитывается, например, новообретенный интеллект машин, доставшихся нам в наследство от "старой экономики", таких, как программноуправляемые станки. Они также не отражают того обстоятельства, что отдача в виде роста обрабатывающей способности на один доллар капиталовложений в компьютерную технику сейчас высока, как никогда. Так, при увеличении расходов компаний на приобретение компьютеров в первой половине девяностых годов почти вдвое объемы обработанной информации выросли в три раза [См. Stewart T.A. What Information Costs // Fortune. July 10, 1995. Р. 120.]. В эти данные не включаются также инвестиции в деятельность по приобретению знаний, такую, как научные исследования и опытно-конструкторские разработки. Между тем некоторые компании, в частности японские фирмы, расходуют на эти цели больше, чем на покупку всех видов средств производства. [...]

     Какова же отдача от этих капиталовложений? Их последствия трудно предсказать даже в краткосрочной перспективе. На предприятиях первые результаты обычно заключаются в усовершенствовании того, что уже есть: что-то делается быстрее, лучше, дешевле или в большем количестве. Однако у перемен есть и более отдаленные, неожиданные последствия: их невозможно предугадать, но они открывают новые возможности. Готтлиб Даймлер, Рэнсом Олдс, а также их союзники и конкуренты считали, что они просто усовершенствовали лошадь. Откуда им было знать, что распространение автомобиля превратит соседствующую с городом сельскую местность в пригороды, а их появление, в свою очередь, приведет к созданию тысяч новых рабочих мест - ведь нужно же было кому-то прокладывать дороги, строить дома, производить газонокосилки, продавать луковицы тюльпанов и развозить пиццу.

     Изменения, происшедшие в организациях под воздействием информационной революции, пока что едва различимы, но они есть.

    

     ПРОЩАЙТЕ, АКТИВЫ

    

     Интеллектуальная компания перемещается налегке. После того как информация заменила собой товарные запасы и, покинув свое материальное тело, зажила собственной деловой жизнью, компания превратилась в качественно иную разновидность организации. Традиционная фирма представляет собой совокупность основных фондов, являющихся собственностью капиталистов, которые несут ответственность за их сохранность и нанимают работников для их приведения в действие. Интеллектуальная компания - это во многих отношениях нечто совсем иное. Ее основные фонды не имеют материальной формы, и вообще неясно, кому они принадлежат и кто отвечает за их содержание.

     В самом деле, интеллектуальная компания может вообще не располагать фондами в традиционном смысле. Материальные активы вытесняются интеллектуальными таким же образом, как текущие активы вытесняются информацией. Финансовая структура интеллектуальной компании настолько отличается от структуры компании промышленной, что разобраться в ней с помощью традиционных понятий просто невозможно. Для примера сравним между собой компании "Майкрософт" и "Ай-Би-Эм". Как известно, жизненные пути обеих компаний уже давно переплелись. В 1983 году "Ай-Би-Эм", корпорация-талисман 50-х, 60-х и 70-х, выбрала операционную систему "Майкрософт" в качестве основного элемента производимых ею персональных компьютеров и тем самым вывела "Майкрософт" в число ведущих компаний предыдущего и нынешнего десятилетий. Последняя вошла в такую силу, что теперь можно и не вспомнить, что "Ай-Би-Эм" продает своей продукции в пятнадцать раз больше, чем крошка-захватчик [...], да и интеллектуальный потенциал "Ай-Би-Эм" чрезвычайно высок, о чем свидетельствуют [...] 3768 патентов, выданных ее сотрудникам только за период с 1993 по 1995 год.

     Однако при создании "Майкрософт" Билл Гейтс и Пол Аллен использовали совершенно иную модель, нежели та, что лежит в основе фирмы Тома Уоррена. Бухгалтерские книги обеих компаний выявляют поразительные различия. Оказывается, "Майкрософт" стоит дороже "Ай-Би-Эм", хотя продает куда меньше продукции. На ноябрь 1996 года рыночная капитализация активов "Ай-Би-Эм" выражалась в сумме порядка 70,7 млрд. долл.; общая капитализация "Майкрософт" составляла 85,5 млрд. долл. Но за этими капиталами стоят совершенно разные активы. В начале 1996 года "Ай-Би-Эм" за вычетом амортизации владела имуществом, основными производственными средствами и оборудованием на сумму 16,6 млрд. долл.; остаточная же стоимость основного капитала "Майкрософт" была всего 930 млн. долл. Иными словами, на каждые 100 долларов, вложенные в "Ай-Би-Эм", приходятся основные фонды стоимостью 23 доллара, тогда как тем же 100 долларам, инвестированным в "Майкрософт", соответствуют фонды стоимостью чуть более доллара.

     Ясно, что, покупая акции "Майкрософт", инвестор приобретает не фонды в традиционном смысле этого слова. Да и у "Ай-Би-Эм", "Мерк" или "Дженерал Электрик" он покупает вовсе не фонды. Доллар, вложенный в корпорацию сейчас, дает совсем не то, что давал тот же доллар, инвестированный в ту же корпорацию еще несколько лет назад. Маргарет Блэр из Института Брукингса рассчитала соотношение между материальными активами (имущество, основные производственные средства и оборудование) и общей рыночной стоимостью всех обрабатывающих и горнодобывающих компаний США, занесенных в базу данных Компьюстат. В 1982 году, в соответствии с ее расчетами, доля таких активов составляла 62,3% рыночной стоимости компаний; десять лет спустя эта доля снизилась до 37,9%. Здесь следует подчеркнуть, что обзор распространялся только на промышленные компании. [см. Blair M.M. Ownership and Control: Rethinking Corporate Governance for the Twenty-First Century. Wash., 1995. Ch. 6.]

     Некоторые из фирм, добившихся огромного успеха, практически не располагают никакими материальными активами. Можно было бы утверждать, например, что компании "Виза Интернэшнл" не существует, хотя она и осуществляет финансовые сделки на сумму в треть триллиона долларов в год. "Виза" является членской организацией, союзом банков и других финансовых учреждений. Каждая компания-член владеет только той частью предприятия, т.е. портфелем держателей кредитных карточек, которую создала сама. Основатель "Визы" Ди Хок называет ее "холдинговой компанией наоборот - в том смысле, что не она владеет своими функциональными подразделениями, а они являются ее собственниками". На протяжении многих лет акционеры "Электроник Дейта Системз" (ЭДС) не являлись собственниками ее активов, хотя ее акции котировались на нью-йоркской фондовой бирже. Вся собственность "ЭДС" принадлежала "Дженерал Моторс" (ДМ), которая только в 1996 году выделила ее в отдельную компанию. Собственностью акционеров "ЭДС" была лишь отзывная гарантия "ДМ" о том, что им в виде дивидендов будет выплачена какая-то часть прибыли "ЭДС".

     Для интеллектуальных компаний характерно стремление освобождать свои балансы от основных фондов. Штаб-квартира размещается в арендованном помещении; банки обращают ипотечные закладные в ценные бумаги; вместо того, чтобы содержать собственные грузовые парки, производственные компании пользуются для перевозки продукции нанятым автотранспортом; вертикальная интеграция уступает место виртуальной организации. Интеллектуальной компании не нужны активы. Поистине, чем меньше активов, тем лучше; пока у нее есть интеллектуальный капитал, она может получать доходы, не обременяя себя ни управлением активами, ни необходимостью оплачивать их содержание. Компании, подобные "Юнион Пасифик", на первый взгляд занимаются эксплуатацией железных дорог; на самом деле они управляют информационными системами, посредством которых организуют движение товарных вагонов (возможно, взятых в аренду у кого-то еще) по железнодорожной сети дорог. Банки и другие учреждения, оказывающие финансовые услуги, уже не в такой степени озабочены объемами финансового капитала, который они контролируют. Им важны доходы, будь то доходы от займов (от различия между процентными ставками, по которым банк получает средства и по которым выдает их заемщикам) или от комиссионных платежей (значение этого вида доходов постоянно возрастает). Треть своих прибылей крупные банки получают от беспроцентных операций, таких, как обработка данных, продажа ценных бумаг, обеспеченных закладной, и от комиссионных за оказанные услуги; еще в 1982 году таковые приносили банкам менее четверти их доходов. Вполне возможно, что закладная на ваш дом уже не находится в собственности банка, который выдал ее; вместе с другими закладными ее могли объединить в так называемую "ценную бумагу, обеспеченную закладной", которую банк продал инвесторам и которая котируется на бирже наравне с любыми другими акциями или облигациями.

     Страховые компании традиционно имели в собственности огромные портфели активов - недвижимое имущество, облигации, акции и т.д. - и использовали доход от них для осуществления выплат держателям полисов. Теперь же активы, создаваемые новейшими продуктами страховых компаний - пожизненной рентой и плавающей рентой, - принадлежат держателям полисов, обычно в виде взаимных фондов. Страховая компания не является их собственником, а управляет ими за комиссионные, и в этом смысле ей важен премиальный доход. "Экуитабл Компаниз", например, управляет активами третьих лиц, стоимость которых более чем в два раза превышает ее собственные. Принимая в расчет тысячи исключений, все же можно сказать, что предприятия постепенно разделяются на две группы - владельцев активов и их арендаторов. Интеллектуальным компаниям активы не нужны.

     В первую очередь этот факт следует осознать менеджерам, управляющим средствами по доверенности их собственников. Он имеет жизненно важное значение для конкурентной борьбы, особенно в тех отраслях промышленности, где невозможно обойтись без собственности на активы. Здесь действует практическое правило: чем более дифференцировано ваше производство и чем более частный характер оно имеет, тем выше вероятность того, что вам необходимо будет иметь в собственности соответствующие активы. "Майкрософт", задача которой - составление программ, не владеет заводами; "Интел", нацеленный на производство, строит собственные предприятия. Вот что пишет Адриан Слывотски: "Многим компаниям, владеющим большими активами, таким, как риэлтерские фирмы, химические или сталеплавильные производства, станет труднее зарабатывать деньги", поскольку значительные объемы их средств скованы материальными активами.

     Заметим, что для них еще не все потеряно. Как мы видели, почти все организации являются информационноемкими. Своими специальными знаниями - умением управлять работой сетей - торгует даже такая обремененная активами компания, как "Электрисите де Франс", которая оказывает помощь Аргентине, Китаю, Кот-д'Ивуару, Португалии, Швеции, Украине и другим странам в строительстве энергоблоков и управлении энергетическими компаниями. Поскольку знания и информационные активы сегодня обрели реальность существования, доступной и важной задачей любой организации становится управление интеллектуальным капиталом. Большинство организаций едва приступило к ее решению. Они заменили товарно-материальные запасы информацией, а основные фонды - знаниями. Но это только ожидаемые, планируемые выгоды от нововведений, направленные на сокращение издержек, первые веяния информационного века.

    

     ОТ ФИЗИЧЕСКОГО ТРУДА К УМСТВЕННОМУ

    

     В понятиях "интеллектуальная экономика" и "интеллектуальная компания" есть что-то абстрактное. Зато нет ничего абстрактного в интеллектуальном труде. Вы занимаетесь им каждый день, и если вы прожили достаточно много лет, то знаете, насколько он отличается теперь от того, каким он был ранее. Информация - самый важный исходный материал, необходимый для решения вашей задачи. Раньше это относилось к отдельным работникам, теперь относится к большинству, а рабочие, не занимающиеся умственным трудом, уже не получают прежнего вознаграждения. Не у дел остаются и те, чей труд имеет однообразный, нетворческий характер, пусть и связанный с обработкой информации. На верхних этажах манхэттенского небоскреба, принадлежавшего авиакомпании "Пан Америкэн", за рядами железных столов когда-то сидели десятки служащих, занимавшихся сортировкой и подсчетом использованных авиационных билетов, а также сравнением их с учетными документами транспортных агентств. Делалось это для того, чтобы выяснить, получила ли компания от агентств все, что ей причитается. "Пан Америкэн" уже нет; использованные билеты пересчитываются и проверяются автоматизированными системами, а тот небольшой объем работы, который еще остается, выполняется в развивающихся странах, таких, как Доминиканская Республика.

     Удивительно не то, что этот конторский "горячий цех" исчез под напором автоматизации; самое поразительное в том, что он когда-то занимал помещение в одном из самых дорогостоящих зданий в мире. Судьбу сортировки авиабилетов разделили и другие виды занятий, легко поддающиеся автоматизации: число операторов телефонных станций, например, сократилось с 244 тыс. в 1983 году до 165 тыс. в 1994-м. Кассиров в банках стали вытеснять банкоматы. Снижается и число секретарей; те, кто звонит по телефону, признают, что в случае отсутствия вызываемого лица им проще оставить сообщение на автоответчике, чем диктовать его секретарше.

     Все больше и больше сотрудников, приходя на работу, погружаются в мир идей и информации. По расчетам Стивена Барли, к концу века доля американцев, чей труд связан главным образом с материальными предметами (сельскохозяйственные рабочие, механики, чернорабочие, ремесленники) и оказанием непрофессиональных услуг (работники гостиниц и ресторанов, рабочие, занятые в сфере распределения, розничные торговцы, домашняя прислуга, парикмахеры, косметологи, работники оздоровительных учреждений и т.п.), сократится более чем в два раза, с 83% в 1900 году до примерно 41%. Доля же тех, кто работает прежде всего с информацией (в торговле, на управленческих и административных должностях, в свободных профессиях, в промышленности, в учреждениях) увеличится с 17% в 1900 году до 59% в начале следующего века.

     В направлении этой тенденции невозможно ошибиться: неуклонно возрастает доля людей, которые становятся "работниками умственного труда". Информация и знание составляют одновременно и исходный материал, и продукт их деятельности. В интеллектуальных компаниях, т.е. в тех, где доля работников умственного труда доходит до 40 и более процентов, занято 28% всех работающих в США, однако в последние пять лет на них приходится 43% вновь созданных рабочих мест. Но дело не только в том, что все больше людей занимаются умственным трудом: растет интеллектуальное содержание всякого труда, будь то в сельском хозяйстве, промышленности, учреждениях или в свободных профессиях. Современный врач, вооруженный антибиотиками, магнитными резонансными томографами и методами микрохирургии, привносит в свою деятельность гораздо больше знаний, нежели его предшественники до второй мировой войны, главными лекарствами которых были горячая вода и внимательное отношение к больным. Героический образ фабричного рабочего - голого по пояс, с отблесками адского пламени из доменной печи на торсе - уходит в прошлое, как до него исчез с исторической арены крестьянин. Современный работник трудится скорее в диспетчерской с кондиционером, наблюдая за рядами экранов и циферблатов. Время от времени он отлучается, чтобы взглянуть на вверенные его заботам роботы или принять участие в совещании, где вместе с коллегами изучает гистограммы, схемы Парето, графики и другие средства статистического анализа с целью найти способ сделать еще более безотходным производственный процесс.

     Рабочие автосборочного конвейера, которым когда-то приходилось вручную крепить тяжелые детали к корпусу, должны овладеть навыками управления роботами, теперь выполняющими эти операции. В то же время интеллектуальная составляющая их труда возросла. Они сами устраняют неисправности в оборудовании и берут на себя многие управленческие функции; на автозаводах теперь вдвое меньше среднего руководящего персонала, чем в начале девяностых годов, и число их, как ожидается, сократится еще наполовину до конца текущего десятилетия. Десять лет назад большинство промышленных рабочих (57%) были станочниками, сборщиками и чернорабочими; остальные имели более высокую квалификацию и были заняты в точном производстве и на специализированных работах. В настоящее время соотношение обратное: 55% заняты в точном производстве, а 45% являются станочниками и чернорабочими.

     Неудивительно, что для выполнения наукоемких видов работ производители нанимают более образованных рабочих. До 1947 года в отделе кадров корпорации "Форд" даже не спрашивали, сколько классов закончил нанимаемый работник. Теперь же от одной трети до двух пятых - вдвое больше, чем десять лет назад, - вновь нанятых рабочих на автозаводах получили какое-то образование после окончания средней школы.

     Подобные изменения претерпела и конторская работа. Всю механическую, монотонную, иссушающую душу деятельность - сверку таблиц, перепечатку писем и т.д. - взяли на себя компьютеры, выполняющие ее с невообразимой быстротой. В 1973 году подруга моей тещи, женщина средних лет, работавшая секретарем в крошечном учреждении, получила от своего начальника в подарок на Рождество электрическую печатную машинку. Позже она не без удовольствия жаловалась, что работать на ней настолько легче по сравнению с механической, что она даже на пять фунтов прибавила в весе. Теперь же секретари говорят, что благодаря электронной почте они экономят от одного до двух часов в день: не надо ждать, пока компьютер напечатает конверты и письма для рассылки, не надо томиться возле факсов и фотокопировальных машин, упаковывать почту, чтобы ее забрал посыльный из "Федерал Экспресс". А ведь в свое время каждое из этих новшеств помогало в значительной мере сокращать непроизводительные затраты времени и труда.

     В результате сокращается число секретарей; но более важный итог состоит в том, что они уже не выполняют привычную секретарскую работу: не сверяют таблицы, а помогают их анализировать, не перепечатывают письма, а готовят для них материал, не обслуживают совещания, а устраивают конференции. Из подмастерьев они перешли в разряд мастеров.



Размер файла: 402 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров