Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Бургомистр города Верне. Жорж Сименон

Без двух минут пять. У Йориса Терлинка, поднявшего голову и взглянув-

шего на свой хронометр, который он неизменно кладет на письменный  стол,

времени ровно столько, сколько нужно.

   Прежде всего на то, чтобы подчеркнуть  красным  карандашом  последнюю

цифру и закрыть папку, на плотной полукартонной обложке которой  выведе-

но: "Проект сметы на водопровод и сантехнические работы в целом по новой

больнице святого Элигия" [1].

   Затем на то, чтобы чуть-чуть отодвинуть кресло, достать сигару, слег-

ка размять ее и обрезать элегантной никелированной гильотинкой,  которую

он вытащил из жилетного кармашка.

   Уже стемнело, был конец ноября. Над головой Йориса  Терлинка  сверкал

целый круг свечей, но свечей электрических, с ложными накладками в  виде

желтых капель нагара.

   Сигара тянулась отлично - у Терлинка сигары всегда тянулись  отлично:

он был владельцем сигарной фабрики и отборную продукцию  оставлял  себе.

Раскурив сигару, увлажнив и тщательно округлив языком кончик, он  завер-

шил приготовления тем, что вынул янтарный мундштук из  футляра,  который

закрывался с характерным сухим щелчком - по нему вернцы узнавали о появ-

лении своего бургомистра.

   Но на все это он израсходовал лишь три минуты. Две оставались в запа-

се. Из своего кресла, чуть повернув голову, Терлинк через просвет  между

темными бархатными занавесями на окнах видел главную площадь Верне,  его

дома с зубчатыми шпицами, церковь Святой Валбюрги и  двенадцать  газовых

светильников вдоль тротуаров. Он знал, сколько их, потому что его  попе-

чением их и поставили. А вот похвастать тем, что  известно,  сколько  на

площади тысяч неровных маленьких круглых штук брусчатки" которую,  каза-

лось, обдуманно уложил каждую на свое место какой-то первобытный  худож-

ник, не мог никто.

   Надо всем этим - тонкий беловатый пар вокруг уличных фонарей, а внизу

- хоть дождя и не было - нечто вроде лакового покрытия из черной  грязи,

где отпечатались следы тяжелых колес.

   Еще около полминуты. Вокруг Терлинка клубилось облако сигарного дыма.

Сквозь него бургомистр видел над монументальным камином знаменитый авто-

портрет Ван де Влита [2] в экстравагантном наряде: рукава  буфами,  узлы

лент, шляпа с перьями.

   Трудно определить, бросал Йорис Терлинк беглый взгляд на своего стар-

шего современника или просто моргал, потому что дым щипал ему веки.

   Со своего места, заслышав, как у него над головой напрягается и  при-

ходит в движение механизм боя башенных часов ратуши, он сумел точно  оп-

ределить, когда они бросят в небо пять торжественных ударов, которым,  с

отставанием в десятую долю секунды, начнет вторить перезвон с каланчи.

   Тогда бургомистр посмотрел на дверь в другом конце просторного  каби-

нета, почти незаметную на фоне резных панелей. Он подождал, пока  в  нее

заскреблись, услышал покашливание и объявил:

   - Войдите, господин Кемпенар.

   Он мог бы обойтись и без слова "господин":  вошедший  был  секретарем

городского совета, следовательно, его подчиненным. Он  употреблял  слово

"господин" в обращении к Кемпенару так, словно хотел раздавить последне-

го.

   - Добрый вечер, баас!

   Самого Терлинка величали "баас", то есть хозяин, патрон - и не только

дома или на сигарной фабрике, но и в ратуше, кафе и даже на улице.

   Был час отправки почты. Происходило это  всегда  одинаково.  Кемпенар

наклонялся над бургомистром, получал в лицо залп сигарного дыма и  отша-

тывался назад. Терлинк подписывал бумаги, отпечатанные на древней машин-

ке, заставить работать которую умел один лишь секретарь.

   На трех страницах Терлинку придраться было не к чему. Только на  чет-

вертой он отчеркнул ногтем прописное А, отбитое вместо О, а затем разор-

вал бумагу на мелкие клочки и швырнул их в мусорную корзину,  не  сказав

при этом, по традиции, ни слова.

   Когда процедура закончилась, Кемпенар жадно схватил то, что  осталось

от принесенной им папки, и вознамерился нырнуть в  дверь,  а  бургомистр

мысленно отпустил поводок, дал бедняге в надежде на избавление добраться

до середины ковра и, опять натянув сворку, внезапно отчеканил:

   - Кстати, господин Кемпенар!..

   И слово "господин" прозвучало так выразительно, что на тронутом оспой

лице обернувшегося секретаря выступил пот.

   С середины главной площади были превосходно видны как Терлинк в обла-

ке дыма, так и стоящий в нескольких метрах поодаль  его  подчиненный,  и

каждый в Верне знал, что это бургомистр с секретарем, а также и то,  что

секретарю придется сейчас пережить неприятную минуту.

   - Вы ведь были вчера на благотворительном вечере Общества святого Ио-

сифа?

   - Да, баас.

   Кемпенар все еще не сообразил, куда нацелен удар.

   - Вы, кажется, пели там "Свадьбу Жаннеты", и  вам  много  аплодирова-

ли...

   У Кемпенара был баритон, и секретарь часто  выступал  в  любительских

концертах.

   - В числе прочих вас поздравил и Леонард ван Хамме.

   На этот раз Кемпенар покраснел: он понял. Пивовар Леонард  ван  Хамме

был в ратуше личным врагом бургомистра.

   - Вы говорили с ним обо мне в буфете и дали ему понять, что я,  види-

мо, связан с франкмасонством...

   - Клянусь вам, баас...

   - От вас не только дурно пахнет, господин Кемпенар,  и  это  действи-

тельно так, что вынуждает меня закуривать, как только вы  появляетесь  у

меня в кабинете; вы еще и предаете ради удовольствия предавать, а  также

для того, чтобы угодить тому, кто, возможно, когда-нибудь вам  пригодит-

ся. Вы мне противны, господин Кемпенар.

   Когда рябоватый, неухоженный и вечно плохо вымытый бедняга  секретарь

исчез в приоткрытых дверях, Йорис Терлинк, опершись ладонями о  письмен-

ный стол, поднялся и опять глянул на Ван де Влита.

   Тот несомненно понял бы его.

   Всю зиму он одевался одинаково: черные кожаные гетры, серая тройка из

очень ноской ткани, короткое полупальто на меху. На голове черная выдро-

вая шапка, подчеркивающая огненную рыжину усов и блеклую голубизну глаз.

   На Рыночной улице он заглянул в колбасную ван Мелле, где  продавались

также ранние овощи, а витрину украшала гирлянда из дичи.

   - Что будете брать сегодня, баас? - осведомилась пухленькая г-жа  ван

Мелле.

   - Куропатки свежие?

   - Утренние... Завернуть вам одну?

   Терлинк никогда не брал больше одной. Вероятно, об этом судачили,  но

ему было, в конце концов, виднее.

   Затем он вернулся на главную площадь, где стоял его дом: искусно  от-

деланный щипец, почерневший карниз, двойное крыльцо о  пяти  ступенях  с

поручнями из кованого железа. Бургомистр отряхнул грязь с подметок и во-

шел в столовую, где под лампой с розовым абажуром был накрыт стол на две

персоны.



Размер файла: 308.09 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров