Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Правый поворот запрещен. Г. Глазов

В теплый июньский полдень окна ресторана  были  зашторены,  и  оттуда

гремела музыка, нестройно  пели  голоса,  раздавались  выкрики,  смех.  На

входной, чуть приоткрытой двери табличка предупреждала: "Ресторан  закрыт.

Банкет". В  узкую  щель  дышал  воздухом  швейцар  -  маленький,  лысый  с

морщинистым, как мошонка, лицом. Заканчивал он свою жизнь стражем  у  этих

врат в черной униформе с орденскими планками на лацкане, не дослуживший до

генеральских красных лампас, теперь он довольствовался золотыми лакейскими

галунами; его и вышибалой-то не назовешь - больно тщедушен. Может когда-то

на плацу перед ним стоял, внимая, полк, а он постукивая  ногой,  обутой  в

мягкий хромой сапог,  недоверчиво  прищуренным  взглядом  обводил  лица  и

выправку сотен подчиненных ему солдат и офицеров. Нынче ему же за поданное

пальто или услужливо  распахнутую  дверь  посетители,  уходя,  опускали  в

полураскрытую ладошку бумажную подачку...

     Трое  молодых  мужчин  почти   одного   возраста   -   лет   тридцати

семи-тридцати восьми - разочарованно глянули на табличку.

     - Вот и пообедали, - огорченно сказал Назаркевич.  -  Я  же  говорил,

надо было в аэропорт, там всегда открыто.

     - Жаль, тут, пожалуй, последнее место, где  еще  прилично  кормят,  -

произнес Вячин.

     - Еще не все потеряно, - ответил им Лагойда и направился к швейцару.

     - Закрыто, - тот указал на табличку.

     - Кто гуляет? - властно спросил Лагойда.

     - Геня.

     - Правильно. Тогда я сюда.

     - Вы стекольщик?

     - Нет, я Генин брат, - соврал Лагойда.

     - А-а. Проходите.

     - Пошли, ребята, - обернулся Лагойда к спутникам.

     Уже в холле Назаркевич спросил:

     - Слушай, что за Геня, почему стекольщик?

     - Геня самый важный и самый богатый человек в  городе,  -  усмехнулся

Лагойда. - У него три автомастерских. Если  тебе  надо  будет  отрихтовать

крыло или дверцы, я тебя устрою к нему, - сказал он Назаркевичу. - У  него

на год очередь. Дерет, правда, но - золотые руки.

     - А почему стекольщик? - переспросил Назаркевич.

     - Банкет, наверное, достиг самой высокой температуры, и кто-то  вышиб

стекло, вызвали стекольщика.

     - А ты что, родственник этого Гены?

     - Такой же, как и ты, - засмеялся Лагойда. - Имя Гены -  для  всех  в

городе пароль. Он платит хорошие чаевые...

     Они вошли в зал. Перед ними тут же вырос  администратор,  недоверчиво

оглядел их явно не подходящую для банкета одежду, сказал:

     - Слушаю вас.

     - Устройте нас в уголочке, - командно произнес Лагойда.

     - У нас банкет, - ответил администратор.

     - Это я читал. Поэтому и нужно где-нибудь  в  уголочке  за  служебным

столиком.

     -  Пойдемте,  -  после  минутного  колебания  решился  администратор,

высчитывая, кто эти трое настырных: из угрозыска или  может...  Видимо  на

большее его фантазия в силу профессии не была приспособлена...

     - Ну и арап  ты!  -  сказал  Назаркевич,  когда  они  уже  сидели  за

служебным столиком в глубокой нише  в  стороне  от  центрального  зала.  -

Обедаем или гуляем?

     - Скромно обедаем, - вспомнив пытливые глаза администратора,  Лагойда

предостерегающе поднял палец.

     Но были они не из  угрозыска.  Николай  Николаевич  Вячин,  технолог,

возглавлял кооператив "Астра", куда уговорил пойти на  договорных  началах

своих  приятелей  -  Сергея  Матвеевича  Назаркевича  и  Юрия  Игнатьевича

Лагойду, основным местом службы которых являлся научно-исследовательский и

экспериментально-производственный  институт   металловедения.   Назаркевич

работал там инженером-химиком в лаборатории, а Лагойда  -  заведовал  всем

энергетическим хозяйством. Когда-то Вячин начинал свою инженерную  карьеру

в этом институте, но несколько лет назад ушел. Его  кооператив  "Астра"  в

сущности был малым предприятием - солидным, хорошо отлаженным, с  оборотом

в несколько сот миллионов.  Делали  тут  художественное  литье  из  легких

сплавов: фурнитуру для мебели - фигурные петли  для  дверец,  накладки  на

замочные скважины, изящные дверные ручки, крючки для  вешалок,  штамповали

модные люстры, бра и сувенирные подсвечники. Вячин сманил к  себе  хороших

дизайнеров...

     - Что будете пить? - спросил официант.

     - Ничего, - отрезал Вячин.

     - Ну может хоть пивка? - сказал Назаркевич.

     - Ладно, три пива, - смилостивился  Вячин.  -  Ты  же  не  пьющий,  -

повернулся он к Назаркевичу. - Чего вдруг?

     - Да так что-то захотелось.

     - Хорошо. Приступим к делу. Выкладывай, - сказал он Назаркевичу.

     - Если помнишь, еще при тебе Кубракова начала работу над этим  лаком,

- начал Назаркевич.

     - Помню.

     - Ушло у нее на это шесть лет.

     - Почему "у нее", ты ведь тоже участвовал? - вставил Лагойда.

     - Идея-то была ее... Сейчас это  значения  не  имеет,  -  раздраженно

ответил Назаркевич. - Работа завершена. Результат потрясающий.

     - А именно? - спросил Лагойда.

     - Лак универсальный. Может служить исходным материалом для  десятков,

а  может  и  сотен  производственных  целей.  Он   найдет   применение   в

радиоэлектронике, в фармакологии, в антикоррозионной технологии. И  всюду,

где хватит фантазии. Она назвала его "поликаувиль".

     - Какое это отношение имеет к нашим изделиям, - спросил Вячин.

     - Полукаувиль водонепроницаем, сверхпрочен, его не берут ни  кислоты,

ни ляпис, он обладает сверхизоляционными свойствами. А ты ведь  жаловался,

что торговля приняла несколько претензий от покупателей. В  чем  они,  эти

претензии?

     - Со временем тускнеет декоративно-тонирующее покрытие, потому что на

нашем лаке появляются трещины, поступают пятна окисления.

     - Поликаувиль Кубраковой все эти проблемы снимает.  Он  хорош  и  как

изолятор проводов. А ведь вы делаете бра, люстры. Я  же  говорю  тебе:  он

универсален!

     - Ты мне говорил и про автомашины, - подсказал Назаркевичу Лагойда.

     - Это к делу не относится, - ответил Назаркевич.

     - А что автомашины? - спросил Вячин.

     - Если в поликаувиль добавляются каучукосодержащие вещества и уза, он

становится антикоррозионной защитой. Аналогов ей в мире  нет.  Сегодня  во

всяком случае. Лак не  затвердевает,  а  сохраняет  упругость.  Машине  не

страшны удары гравия в днище.



Размер файла: 377.71 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров