Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Определение показателя адиабаты воздуха методом Клемана-Дезорма: Метод, указ. / Сост.: Е.А. Будовских, В.А. Петрунин, Н.Н. Назарова, В.Е. Громов: СибГИУ.- Новокузнецк, 2001.- 13 (4)
(Методические материалы)

Значок файла ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОТНОШЕНИЯ ТЕПЛОЁМКОСТИ ГАЗА ПРИ ПОСТОЯННОМ ДАВЛЕНИИ К ТЕПЛОЁМКОСТИ ГАЗА ПРИ ПОСТОЯННОМ ОБЪЁМЕ (3)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 8. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ДИСПЕРСИИ ПРИЗМЫ И ДИСПЕРСИИ ПОКАЗАТЕЛЯ ПРЕЛОМЛЕНИЯ СТЕКЛА (6)
(Методические материалы)

Значок файла ОПРЕДЕЛЕНИЕ УГЛА ПОГАСАНИЯ В КРИСТАЛЛЕ С ПО-МОЩЬЮ ПОЛЯРИЗАЦИОННОГО МИКРОСКОПА Лабораторный практикум по курсу "Общая физика" (4)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 7. ПОЛЯРИЗАЦИЯ СВЕТА. ПРОВЕРКА ЗАКОНА МАЛЮСА (7)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа № 7. ИЗУЧЕНИЕ ВРАЩЕНИЯ ПЛОЩАДИ ПОЛЯРИЗАЦИИ С ПОМОЩЬЮ САХАРИМЕТРА (6)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 6. ДИФРАКЦИЯ ЛАЗЕРНОГО СВЕТА НА ЩЕЛИ (8)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Женщина в море. Л. Бородин

"Что дальше?" - пытаюсь сообразить. До берега

метров триста. Я недавно на море, но уже заметил:

к берегу плыть всегда труднее. С ней мне не доплыть,

мне с ней даже на плаву долго не продержаться. Я,

конечно, не утону, я отпущу ее, прежде чем начну

тонуть, я предчувствую, что поступлю так в опреде-

ленный момент, когда мой личный инстинкт самосох-

ранения заявит о себе. Становится тошно.

   "Пьяная шлюха!" - кричу несколько раз и, ка-

жется, даже матерюсь.

   Отчаяния, однако же, испытать не успеваю.

Я вижу моторку, шлепающую днищем по волнам,

стремительно приближающуюся, слишком стреми-

тельно. Боясь быть раздавленным, отпускаю женщи-

ну и подаюсь в сторону...

   В лодке на меня нападет дрожь, стучу зубами,

трясусь и стараюсь не смотреть, как два здоровенных

парня мнут грудь утопленницы-самоубийцы, как она

хрипит и плюется, стараюсь не смотреть, но вижу,

потом*' что не могу отвернуться, все мое тело в судо-

рожной тряске. О чем-то меня спрашивают, что-то

отвечаю, но как только лодка втыкается в прибреж-

ную гальку, выпрыгиваю и бегу к своей одежде. Не

хватало, чтоб ее украли. Но, слава Богу, одежда на

месте. . .

   Я согреваюсь резкими движениями. Я остаюсь

у моря, уже почти невидимого, темнота сползла с гор

и растворила в себе побережье, фонари бессильны

против тьмы, их свет уныл, словно они понимают

мизерность своих возможностей, лишь отблески их

мечутся по хребтам волн, но сами волны теперь

только в звуке, а звук отчетлив и требователен.

   Невидимое море умело имитирует существование.

В сознание просятся штампы, дескать, некое чудище.

ухающее и ахающее в темноте... но банальности толь-

ко просятся на язык, к реализации же я их не

допускаю и упрямо говорю себе, что и в темноте

можно пинать дохлую кошку, а кому-то постороннему

померещится нечто живое и мечущееся. Мертвечина,

повторяю. Эта мертвечина недавно едва не убила

меня и женщину, о которой я поначалу подумал

совсем неверно.

   А женщина, кажется, красива. Не могу вспомнить

лица, помню лишь судороги, гримасы, а все же дума-

ется почему-то, что она красива, но красота эта

должна быть порочной, существует же такое -

штамп порочности на идеальной форме. Он, этот

штамп, или след иногда неуловим, неопределим, но

никакой косметикой его не скрыть... А впрочем, ну

ее! Она осложнила мое и без того сложное отношение

к морю, а только оно интересует меня сегодня.

я должен определиться, я должен успокоиться, мне

не нравится, что море меня волнует, ведь я заранее

сказал себе, что не удивлюсь ему, потому что уди-

вляться морю банально. Ему все удивляются.

а истины не бывает у всех,- таким вот образом моя

гордыня сражается за мою индивидуальность, при

этом проигрывая много чаще, чем выигрывая.

   И вообще я раздражен. Причина раздражения -

женщина в море. Невозможно перечеркнуть тот факт,

что она собиралась умереть, а из неперечеркнутого

факта следует, что в море я столкнулся с драмой, что

больше всех моих собственных драм, а жизнь мне их

подкидывала изрядно, но ни одна из них не поставила

меня на грань жизни и смерти, и если иногда и поду-

мывал о том, чтобы уйти, то уход этот мыслился

лишь неким театральным действом, и потому не мог

служить побуждением к действию.

   Всякий человек пуще прочего уважает свои траге-

дии, от них ведет отсчет жизненного опыта, ими

   возвышается над окружением, которое видится через

призму беды более благополучным и соответственно

достойным панибратского снисхождения.

   Но сознательный выбор смерти - против этого не

попрешь, но споткнешься в растерянности и снимешь

шляпу в благоговении и почтительности.

   А решиться умереть в море, вот так, как она,

медленно войти в него и отдаться ему, и раствориться

в нем, и в тот момент, когда над головой распластыва-

ется итальянское небо, когда багровый диск солнца,

как в колыбель, опускается в море, когда оно, море,

почти в истоме, когда только и можно понять его, как

нечто живое и доброе, и вот именно тогда решиться

на уход,- это ведь не просто необычно, это чрезвы-

чайно. А то, что женщина была пьяна, - несуще-

ственно, даже если она хроническая алкоголичка -

и тогда несущественно, ведь она уплыла за буи, то

есть за пределы социального, она решила исчезнуть

без обнаружения, ведь случайность, что там же бол-

тался и я, что нас заметили с проходящей лодки.

   Нет, теперь мне ясно, что если я не увижу этой

женщины, это значит, перешагну через набитый ко-

шелек, из всех возможных сравнений я выбираю это,

наиболее пошлое, чтобы сохранить циничный оттенок

в своем изумлении перед событием, где я как уча-

стник на вторых ролях.

   Этим вечером, прощаясь с морем, я грожу ему

пальцем, дескать, наша любовь впереди и мы еще

разберемся на тот счет, что ты есть для меня.

"Прощай, дохлая кошка ветров",- говорю угрюмо

и угрожающе.

   Как только я заикаюсь старшей сестре, что хотел

бы видеть женщину, которую вчера вечером привезли

с пляжа, она мгновенно из официальной дамы превра-

щается в своего человека. щедрит улыбками, уговари-

вает меня посидеть минут пять вот здесь, вот в этом

углу и подождать и почитать журнал "Здоровье", пока

она пойдет и узнает у дежурного врача. Но не прохо-

дит и пяти минут, как из-за угла ко мне спешит

молодой человек спортивной наружности, и еще через

минуту я заглядываю в служебное удостоверение

сотрудника уголовного розыска.

   Симпатизирую я этим молодым сыщикам, они, как

поджарые, сноровистые волки, пробуждают во мне

тоже что-то вольчье, порою я даже испытываю по-

требность вздыбиться загривком и рвануть по какому-

нибудь следу, хотя бы по своему собственному, кого-

то непременно догнать, пусть даже самого себя,

и вцепиться в холку, и прижать к земле, а после

небрежно отряхнуться и сказать: "Шутка!"

   Я чувствую в этих соколах удачи присутствие чего-

то нечеловеческого, и вовсе не в дурном смысле слова,

это всего лишь нечто, не присущее большинству и не

сотворенное от Начал, но приобретенное и ставшее

необходимым человечеству.



Размер файла: 163.09 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров