Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Ослепительный оскал. Р. Макдональд

     Я увидел ее, поджидающую у дверей моей конторы. Она была  коренастая,

среднего роста. На ней был  свободного  покроя  голубой  жакет  с  голубым

закрытым джемпером и накидка из голубой норки, которая не  могла  смягчить

очертаний ее фигуры. У нее было широкое, сильно загорелое лицо  и  черные,

коротко  подстриженные  волосы,  еще  больше  подчеркивающие  мальчишеские

черты. Эта женщина была из тех, кто в половине  девятого  утра  всегда  на

ногах, если только не были на ногах всю ночь.

     Пока я отпирал дверь, она стояла поодаль и  смотрела  на  меня  снизу

вверх с видом ранней пташки, выбирающей себе червяка нужного размера.

     - Доброе утро, - сказал я.

     - Мистер Арчер?

     Не дожидаясь ответа, она протянула мне похожую на обрубок  коричневую

руку. Ее пожатие было крепким, как мужское. Освободив руку, она  просунула

ее под мой локоть, втолкнула меня в мою собственную контору и  закрыла  за

собой дверь.

     - Очень рада вас видеть, мистер Арчер.

     Она уже начинала меня раздражать.

     - Почему?

     - Что "почему"?

     - Почему вы рады меня видеть?

     - Потому что... Давайте-ка сядем  поудобнее,  чтобы  нам  можно  было

потолковать.

     Не обладая шармом, она вызывала своей настойчивостью лишь тревогу.

     Она устроилась в кресле возле двери и оглядела приемную. Комната была

небольшая  и   плохо   обставленная.   Женщина,   видимо,   отметила   эти

обстоятельства, но реагировала на это лишь тем, что крепко стиснула  перед

собой унизанные кольцами пальцы. На каждой руке было по три  кольца,  а  в

них большие бриллианты, которые выглядели настоящими.

     - У меня есть для вас работа, - сказала она, обращаясь  к  стоящей  у

противоположной стены продавленной софе, покрытой зеленой имитацией кожи.

     Ее манеры изменились. От девичьей живости она перешла к  мальчишеской

серьезности.

     - Это небольшое дело, но я  хорошо  вам  заплачу.  Пятьдесят  в  день

достаточно?

     - Плюс расходы. А кто вас ко мне направил?

     - Никто. Да садитесь же! Ваше имя я знаю годы, просто годы.

     - Тогда у вас есть передо мной преимущество.

     Ее взгляд снова обратился ко мне.  От  небольшой  экскурсии  по  моей

приемной  он  немного  состарился  и  утомился.  Под  ее  глазами  темнели

коричневато-оливковые круги. В конце концов, она, может быть,  и  в  самом

деле не спала всю ночь. Выглядела она лет на пятьдесят, несмотря  на  свои

девичьи и мальчишеские замашки. Американки никогда не  стареют,  они  лишь

умирают, и в глазах ее я прочел порочное знание этой истины.

     - Зовите меня Уной, - сказала она.

     - Вы живете в Лос-Анжелесе?

     - Не совсем. Но неважно, где я живу. Я скажу вам, что  нужно  делать,

если вы хотите, чтобы я перешла к сути дела.

     - Если вы не перейдете, я этого просто не переживу.

     Ее твердый сухой взгляд ощупал меня почти осязаемо и  остановился  на

моем рте.

     - Выглядите вы отлично. Но мне вы кажетесь каким-то голливудским.

     У меня не было настроения выслушивать  комплименты.  Грубоватость  ее

напряженного голоса, смесь заискивания и  дурных  манер  беспокоили  меня.

Казалось, будто я говорил с несколькими людьми одновременно, и ни один  из

них не раскрывался до конца.

     - Это защитная окраска. Слишком разных людей приходится встречать.

     Она не покраснела. Ее лицо застыло на мгновение, и только лишь. Та ее

часть, которая была несовершеннолетним юнцом, сделала мне замечание:

     - У вас случайно нет привычки перерезать горло своим клиентам? А то у

меня есть кое-какой опыт в отбивании к этому охоты.

     - С детективами?

     - С людьми. А детективы тоже люди.

     - Вы сегодня просто начинены комплиментами, миссис.

     - Я же сказала: зовите меня Уной. Я не гордая. Могу ли я сказать вам,

что надо сделать и что установить? Вы можете взять деньги и  приняться  за

дело?

     - Деньги?

     - Вот.

     Она вынула из голубой кожаной сумочки банкноту и  бросила  ее  мне  с

таким видом, словно она была использованным лезвием безопасной  бритвы.  Я

поймал ее на лету. Это была  стодолларовая  банкнота,  но  я  не  стал  ее

убирать.

     - Задаток всегда помогает установить обстановку доверия, - заметил я.

- Я, конечно, все же перережу вам горло, но сперва дам вам нембутал.

     Она мрачно обратилась к потолку:

     - И почему в этих краях все такие юмористы? Вы же не ответили на  мой

вопрос.

     - Я сделаю все, что вам угодно,  если  это  не  противозаконно  и  не

лишено здравого смысла.

     - Ничего противозаконного я не предлагаю, - резко сказала  она.  -  И

обещаю вам, что смысл будет.

     - Это уже лучше.

     Я положил банкноту в бумажник, где она выглядела довольно одиноко,  и

открыл дверь кабинета.

     В нем стояло три кресла, а для четвертого места уже не  было.  Подняв

венецианские шторы, я  сел  на  вращающееся  кресло  за  письменный  стол.

Кресло, на которое я указал ей, стояло возле стола напротив  меня.  Однако

села она у стены, подальше от окна и света.

     Скрестив ноги в брюках, она  вставила  сигарету  в  короткий  золотой

мундштук и прикурила от золотой зажигалки.

     - Так вот, о работе, о  которой  я  говорила.  Мне  нужно,  чтобы  вы

последили за некоей особой, цветной девушкой, которая у меня работала. Она

оставила мой дом две недели назад, точнее первого сентября. По-моему,  это

было к лучшему, так как я отделалась легким испугом,  вот  только  она  на

прощание прихватила несколько моих безделушек. Пару  рубиновых  сережек  и

золотое ожерелье.

     - Застрахованные?

     - Нет. Они не особенно ценные. Я ценю их как память, понимаете?

     Она  попыталась  придать   своему   лицу   задумчивое,   затуманенное

воспоминаниями выражение.

     - Судя по всему, это дело для полиции.

     - Я так не считаю.

     Лицо ее вытянулось и стало жестким, словно вырезанным из  коричневого

дерева.

     - Вы что,  не  хотите  заработать?  Вы  же  зарабатываете  на  жизнь,

выслеживая людей.

     Я вынул из бумажника банкноту и бросил ее на стол.

     - Очевидно не хочу.

     - Не будьте таким нежным.

     Она выдавила улыбку на своих жестких губах.

     - По правде говоря, мистер Арчер, с людьми я круглая дура. Я чувствую

себя ответственной за всех, кто бы у  меня  ни  работал,  даже  если  люди

пользовались   моими   слабостями.   Я   испытывала   к   Люси   настоящую

привязанность, да и сейчас пожалуй, еще испытываю. Я не хочу создавать  ей

неприятности. У меня нет и мысли натравить на нее  полицию.  Все,  чего  я

добиваюсь, - это получить возможность поговорить с ней  и  получить  назад

свои вещи. И я так надеялась, что вы мне поможете.

     Она прикрыла короткими  щетинистыми  ресницами  свои  суровые  черные

глаза.

Размер файла: 372.84 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров