Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (13)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (14)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Смерть приходит в конце. А. Кристи

Ренисенб стояла и смотрела на Нил.

 

Откуда-то издалека доносились голоса старших братьев, Яхмоса и Себека. Они

спорили, стоит ли укрепить кое в каких местах дамбу. Себек, как обычно,

говорил резко и уверенно. Он всегда высказывал свое мнение с завидной

определенностью. Голос его собеседника звучал приглушенно и нерешительно.

Яхмос постоянно пребывал в сомнениях и тревоге по тому или иному поводу. Он

был старшим из сыновей, и, когда отец отправлялся в Северные Земли[2], все

управление поместьем так или иначе оказывалось в его руках. Плотного

сложения, неторопливый в движениях, Яхмос в отличие от жизнерадостного и

самоуверенного Себека был осторожен и склонен отыскивать трудности там, где

их не существовало.

 

С раннего детства помнились Ренисенб точно такие же интонации в спорах ее

старших братьев. И от этого почему-то пришло чувство успокоения... Она

снова дома. Да, она вернулась домой.

 

Но стоило ей увидеть сверкающую под лучами солнца гладь реки, как душу

опять захлестнули протест и боль. Хей, ее муж, умер... Хей, широкоплечий и

улыбчивый. Он ушел к Осирису[3] в Царство мертвых, а она, Ренисенб, его

горячо любимая жена, так одинока здесь. Восемь лет они были вместе - она

приехала к нему совсем юной - и теперь, уже вдовой, вернулась с малышкой

Тети в дом отца.

 

На мгновенье ей почудилось, что она никуда и не уезжала...

 

И эта мысль была приятна...

 

Она забудет восемь лет безоблачного счастья, безжалостно прерванного и

разрушенного утратой и горем.

 

Да, она их забудет, выкинет из головы. Снова превратится в юную Ренисенб,

дочь хранителя гробницы Имхотепа, легкомысленную и ветреную. Любовь мужа и

брата жестоко обманула ее своей сладостью. Она увидела широкие бронзовые

плечи, смеющийся рот Хея - теперь Хей, набальзамированный, обмотанный

полотняными пеленами, охраняемый амулетами, совершает путешествие по

Царству мертвых. Здесь, в этом мире, уже не было Хея, который плавал в

лодке по Нилу, ловил рыбу и смеялся, глядя на солнце, а она с малышкой Тети

на коленях, растянувшись рядом, смеялась ему в ответ...

 

"Забудь обо всем, приказала себе Ренисенб. - С этим покончено. Ты у себя

дома. И все здесь так, как было прежде. И ты тоже должна быть такой, какой

была. Тогда все будет хорошо. Тети уже забыла. Она играет с детьми и

смеется".

 

Круто повернувшись, Ренисенб направилась к дому. По дороге ей встретились

груженные поклажей ослы, которых гнали к реке. Миновав закрома с зерном и

амбары, она открыла ворота и очутилась во внутреннем дворе, обнесенном

глиняными стенами. До чего же здесь было славно! Под сенью фиговых деревьев

в окружении цветущих олеандров и жасмина блестел искусственный водоем.

Дети, а среди них и Тети, шумно играли в прятки, укрываясь в небольшой

беседке, что стояла на берегу водоема. Их звонкие чистые голоса звенели в

воздухе. Тети, заметила Ренисенб, держала в руках деревянного льва, у

которого, если дернуть за веревочку, открывалась и закрывалась пасть, это

была любимая игрушка ее собственного детства. И снова к ней пришла

радостная мысль: "Я дома..." Ничто здесь не изменилось, все оставалось

прежним. Здесь не знали страхов, не ведали перемен. Только теперь ребенком

была Тети, а она стала одной из матерей, обитающих в стенах этого дома. Но

сама жизнь, суть вещей ничуть не преобразилась.

 

Мяч, которым играл кто-то из детей, подкатился к ее ногам. Она схватила его

и, смеясь, кинула назад ребенку.

 

Ренисенб поднялась на галерею, своды которой поддерживали расписанные

яркими красками столбы, и вошла в дом, где, миновав главный зал, - его

стены наверху были украшены изображением лотоса и мака, - очутилась в

задней части дома, на женской половине.

 

Громкие голоса заставили ее застыть на месте, чтобы вновь насладиться почти

забытыми звуками. Сатипи и Кайт - ссорятся, как всегда! И, как всегда,

голос Сатипи резкий, властный, не допускающий возражений. Высокого роста,

энергичная, громкоголосая Сатипи, жена Яхмоса, по-своему красивая,

деспотичная женщина. Она вечно командовала в доме, то и дело придиралась к

слугам и добивалась от них невозможного злобной бранью и неукротимым

нравом. Все боялись ее языка и спешили выполнить любое приказание. Сам

Яхмос восхищался решительным и напористым характером своей супруги и

позволял ей помыкать собою, что приводило Ренисенб в ярость.

 

В паузах между пронзительными возгласами Сатипи слышался тихий, но твердый

голос Кайт. Кайт, жена красивого, веселого Себека, была широка в кости и

непривлекательна лицом. Она обожала своих детей, и все ее помыслы и

разговоры были только о детях. В своих ежедневных ссорах со свояченицей она

стойко держала оборону одним и тем же незатейливым способом, невозмутимо и

упрямо отвечая первой пришедшей ей в голову фразой. Она не проявляла ни

горячности, ни пыла, но ее ничто не интересовало, кроме собственных забот.

Себек был очень привязан к жене и, не смущаясь, рассказывал ей обо всех

своих любовных приключениях в полной уверенности, что она, казалось бы,

слушая его и даже с одобрением или неодобрением хмыкая в подходящих местах,

на самом деле все пропускает мимо ушей, поскольку мысли ее постоянно заняты

только тем, что связано с детьми.

 

- Безобразие, вот как это называется, - кричала Сатипи. - Будь у Яхмоса

хоть столько храбрости, сколько у мыши, он бы такого не допустил. Кто здесь

хозяин, когда нет Имхотепа? Яхмос! И я, как жена Яхмоса, имею право первой

выбирать циновки и подушки. Этот толстый, как гиппопотам, черный раб

обязан...

 

- Нет, нет, малышка, куклины волосы сосать нельзя, - донесся низкий голос

Кайт. - Смотри, вот тебе сладости, они куда вкуснее...

 

- Что до тебя, Кайт, ты совершенно невоспитанна. Не слушаешь меня и не

считаешь нужным отвечать. У тебя ужасные манеры.

 



Размер файла: 330.5 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров