Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Лицом к лицу. Ю.Семенов

Прожив два года в Западной Европе, - мне довелось там открывать

корреспондентский пункт "ЛГ", - я, как и дома, постоянно вел дневники.

   После опубликования статьи в "Литературной газете" о трагической судьбе

шедевров культуры, похищенных во время войны нацистами, пришло очень много

писем читателей. Это - главный барометр для литератора: если проблема

волнует тех, кто серьезно относится к печатному слову, - работу надо

продолжать.

   Постепенно из моих дневников выросла документальная повесть "Лицом к

лицу".

   Хочу предпослать ей несколько читательских писем той поры.

 

   "Уважаемый писатель!

 

   Прочитал в "Литературной газете", что вы взялись за благородное, но

трудное дело. Как написано в статье о Вас, Вы ищете украденные немецкими

фашистами советские архивы и другие ценности.

   Как хорошо, что Вы нашли для этого время.

   Теперь о сути письма.

   9 июля 1941 года немецкие танки вошли в Псков. Это было на 17-й день

войны.

   На следующий день в местную картинную галерею приехал немецкий

лейтенант из зондеркоманды и вывез на грузовике в Германию двадцать картин

голландских и других иностранных мастеров.

   Не исключено, что какие-то из них принадлежали предкам А. С. Пушкина,

ведь в начале двадцатых годов картины из местных имений свезли в Псков.

   А через неделю началось разграбление фашистами псковских древнейших

архивов!

   Иные грамоты имели стаж в несколько столетий. Пскову, как городу, около

   1100

 

   лет! Княгиня Ольга, жена киевского князя Игоря, была из-под Пскова...

   Обратите на это Ваше внимание. Древность украденного необычайна, на

аукционах такие вещи стоят десятки тысяч долларов. С уважением.

 

   Доцент,

   ветеран войны

   М. Е. АФАНАСЬЕВ".

 

 

   "Уважаемый Юлиан Семенович, с большим интересом слежу за Вашими

статьями о поисках Янтарной комнаты. Может быть, для Вас окажется полезным

следующее мое сообщение.

   В мае 1945 года я как военный корреспондент находился в Кенигсберге.

Там в замке я встретился с московским ученым, профессором Брюсовым (родным

братом поэта). Он показал мне толстый слой пепла в одном из подвалов.

Брюсов передал мне массивную дверную петлю и попросил при возвращении в

Ленинград побывать в Пушкине во дворце и проверить: станет ли на место

петля. Я выполнил его просьбу. В разрушенном Екатерининском дворце я нашел

останки Янтарной комнаты. В проеме одной из дверей, где виднелась выемка

от петель, я приложил петлю, привезенную из Кенигсберга. Она подошла

совершенно точно.

   Казалось бы, это доказательство того, что янтарь погиб в Кенигсберге.

Но у меня тогда же возникла мысль: нет ли здесь попытки замаскировать

истинную судьбу Янтарной комнаты? Не отказываюсь от этого предположения и

сейчас. Именно по этой причине я нигде не публиковал "историю дверной

петли".

   Конечно, поиски янтаря нужно продолжать со всей настойчивостью. Я

подумал, что мое сообщение может быть интересным для Вас вот в каком

отношении: хорошо бы встретиться с профессором Брюсовым. Если же его нет

живых, поинтересуйтесь его архивом. Он ведь был первым советским ученым,

имевшим дело с Янтарной комнатой.

   Желаю Вам успеха в поиске.

 

   А. ВЕРЕСОВ,

 

   член Союза писателей

   Ленинград".

 

 

   "Уважаемый Юлиан Семенович!

   Во время войны в числе насилию угнанных попала в Германию. Лагерь

находился в Тюрингии, место его расположения называлось Нейгауз-Ширшниц.

   Предприятие, на котором мы работали, принадлежало концерну "Сименс -

Шуккерт".

   Лагерь наш был расположен у подножия горы и, как каждый лагерь, был

окружен сеткой с тремя рядами колючей проволоки сверху. Через сетку мы и

смотрели на окружающий мир. И кое-что видели. Во второй половине 1944 г. в

горе начались какие-то работы, был прорыт туннель. Работали только немцы,

хотя в лагере было много мужчин-пленных. Мы, лагерники, сначала думали,

что немцы роют для себя бомбоубежище, так как союзная авиация стала часто

тревожить и Тюрингию.

   Однако это было не бомбоубежище, так как во время тревоги туда никого

не пускали.

   По ночам слышался гул тяжело нагруженных грузовиков, и было ясно, что

туда что-то возят. Я не видела, что это было: ящики, машины, снаряды? Но

когда я прочитала Вашу статью в "ЛГ" и в ней о том, что в горах Тюрингии

были найдены ценности, похищенные в разных странах, мне пришла в голову

мысль о том, что и в той штольне у лагеря могло быть спрятано нечто

представляющее ценность. Тем более что вход в эту штольню через некоторое

время был закрыт, а бомбоубежище все-таки вырыли с другой стороны горы.

   Может быть, все, что я Вам написала, очень наивно и не представляет

никакого интереса, и все-таки не могу Вам не написать.

   Если у Вас возникнут какие-либо вопросы, буду рада ответить на них.

 

   Ольга Сергеевна КНЯЗЕВА.

 

   Ленинград".

 

 

   "Уважаемый т. Семенов, с интересом прочитал о продолжении поиска

похищенных гитлеровцами во время войны ценностей искусства и культуры в

нашей стране.

   В этом поиске занято много людей, которые так или иначе имели какое-то

отношение к этим ценностям или располагали какими-то сведениями.

   Я хочу коснуться вопроса о поиске Янтарной комнаты.

   В Кенигсберг я приехал с родителями мальчишкой в 1945 году. И теперь

считаю себя коренным жителем этого города, хотя вот уже двадцать лет живу

Ленинграде.

   В Кенигсберге - Калининграде прошли мои юные и молодые годы. Я люблю этот

город.

   Он красивый и таинственный. Его подземные лабиринты хранят

неразгаданные тайны, может быть и Янтарной комнаты.

   В молодые годы я был членом Городского комсомольского оперативного

отряда, командиром которого был студент-пятикурсник пединститута Тамарский

Г. С.

   (Григорий Сергеевич). В 1959 году на празднование трехлетней годовщины

отряда был приглаш„н майор (фамилию не помню), который рассказал нам много

интересного.

   В частности, он коснулся вопроса поиска Янтарной комнаты. Я думаю, Вас

может заинтересовать такой факт (со слов этого майора): за неделю до

падения Кенигсберга Гитлер телеграфировал коменданту крепости о

немедленной эвакуации Янтарной комнаты. Но в это время город был уже

окружен. И сухопутным транспортом вывезти эту ценность было уже нельзя. А

за три дня до падения крепости Кенигсберг Гитлер смещает с поста

коменданта города за невыполнение его распоряжения о вывозе Янтарной

комнаты. В это время уже были блокированы все потайные каналы, через

которые могла бы пройти подводная лодка.



Размер файла: 858.44 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров