Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Цена Суассона. В. Дугин

     Было очень жарко, и, наверное, поэтому, когда я открыл глаза и увидел

склонившиеся надо мной  страшные  черные  рожи,  обрамленные  вздыбленными

космами, мне показалось, что я попал в ад, и это черти разглядывают  меня,

уточняя, в каком круге подвергнуть соответствующей кулинарной обработке.

     Однако, секунду спустя, я догадался,  что  это  всего  лишь  папуасы,

представители  одного  из  многочисленных  племен,   населяющих   Западную

Меланезию. В отличие от моей, их одежда  больше  соответствовала  местному

климату  и  состояла  из  тоненькой  веревочки,   охватывающей   бедра   и

поддерживающей специальный футляр, или чехол,  надетый  на  половой  член.

Футляр этот был  сделан  из  чего-то,  напоминающего  гигантский  высохший

стручок или оболочку длинной  тыквы,  и  своим  ярко-желтым  цветом  резко

контрастировал с землисто-серой кожей папуасов. Кончался он набалдашником,

наподобие ножен кавказского кинжала, а размеры его достигали - думаю,  что

скорее из тщеславия - полуметра или немного больше.

     Зато на шее у  каждого  висело  роскошное  украшение  -  ожерелье  из

сушеных головок неизвестных мне грызунов, напоминающих крыс. Головки  были

нанизаны  на  сплетенные  из  волос  шнуры   и   перемежались   кисточками

растрепанных  побегов  пальмы,  раковинами  и  разноцветными   стеклянными

бусами.

     Все эти подробности я рассмотрел несколько позже, а пока обрадовался,

заметив сосуды из полых колен бамбука, в которых что-то плескалось.

     - Пей! - сказал один из "чертей", протягивая мне сосуд.

     Вода отдавала тухлятиной, но я с жадностью напился.

     Они изъяснялись  на  "бейсик-инглиш",  упрощенном  английском,  и  мы

достаточно хорошо  понимали  друг  друга.  Деревня  их  находилась  совсем

близко, через нее проходил путь к соседнему  селению,  откуда  через  горы

можно было  выйти  к  небольшому  городку,  центру  провинции,  связанному

чартерными авиарейсами с Порт-Морсби. Оттуда, уже регулярным рейсом, можно

было добраться до Дарвина или, через аэропорт Брисбена, прямо до Сиднея.

     После  неудачной  вынужденной  посадки  моя  "сессна"  не   подлежала

ремонту, поэтому я решил выбираться из этого забытого Богом уголка пешком.

Все равно я опоздал, и заключение контракта  на  поставку  крупной  партии

автоматов Калашникова придется перенести на другое  время  -  если  только

наши контрагенты продержатся до той поры у власти. Неустойка моей фирме не

грозила,  поэтому  затяжка  мало  беспокоила  меня.  Спрос  на  товар  был

достаточно стабильным.

     Я вытащил из кабины кейс и дорожный чемодан, в котором  лежала  смена

белья и вечерний костюм.  Вряд  ли  он  мог  здесь  пригодиться  даже  для

представления совету старейшин - очень уж он отличался от принятой в  этих

краях моды - однако, бросать его было жалко.  Выпив  еще  глоток  воды,  я

отправился в путь вместе со своими новыми знакомыми.

     После часа ходьбы по тропе, которую вполне можно  было  приравнять  к

туристскому маршруту высшей категории  сложности,  мы  подошли  к  окраине

деревни. Она представляла собой два десятка крытых травой хижин, в уличной

пыли копошились дети и худые, напоминавшие скорее собак, пятнистые свиньи.

     Мои провожатые остановились у околицы, и один из них отправился,  как

мне объяснили, к вождю. Через несколько минут он вернулся в  сопровождении

покрытого морщинами и складками высохшей кожи патриарха, футляр  которого,

украшенный  кисточкой  из  волокон   пальмы,   своей   непомерной   длиной

свидетельствовал о высоком социальном статусе владельца.

     - Ты хочешь пройти через нашу деревню? - спросил старик.

     Я отвечал утвердительно.

     - Тогда ты должен подвергнуться обряду посвящения  в  члены  племени.

Чужим мы не позволяем проходить по нашей земле.

     Какое-то мгновение я колебался. Обряд инициации  у  некоторых  племен

связан с довольно мучительными  процедурами.  С  другой  стороны,  мне  не

хотелось ссориться с аборигенами. У меня не было ни воды, ни оружия, чтобы

путешествовать в  одиночку,  а  здесь  все  еще  встречались  охотники  за

головами, и череп белого являлся особенно ценным трофеем...

     Может быть, попробовать откупиться? Доллар, он и в Западной Меланезии

доллар. Я вытащил бумажник и отсчитал несколько зелененьких.

     Глаза старика  алчно  блеснули,  но  он  отвел  мою  протянутую  руку

величественным жестом.

     - Это потом... Ты должен снова родиться и стать одним из нас.

     Смысл  его  фразы  был  не  совсем  мне  понятен,  однако,   пришлось

согласиться. Пока мы  беседовали,  вокруг  собралась  кучка  зевак.  Вождь

произнес несколько громких слов, взмахнул рукой, и они разбежались.

     Минуту спустя из хижин начали выходить жители деревни. Я заметил, что

все женщины  собрались  отдельно  и  выстроились  в  затылок  друг  другу,

образовав на центральной площади замысловато изогнутую вереницу  красоток,

как бы стоящих в очереди на конкурс "Мисс Деревня".

     Мои  провожатые,  которым  вся  эта  процедура   доставляла   видимое

удовольствие, под руки подвели меня к стоявшей впереди пышной матроне.  На

ней была совсем коротенькая юбочка из травы, на шее  красовалось  ожерелье

из раскрашенных ягод, косточек плодов и раковин. С расстояния в  несколько

метров я почувствовал резкий запах пота и прогорклого жира, которыми  были

намазаны  ее  волосы.  Когда  мы  приблизились  к  ней  вплотную,  матрона

осклабилась, уперлась руками в бока и широко раздвинула ноги, уподобившись

гротескному варианту колосса Родосского...

     Я уже приготовился было не посрамить чести белого  человека,  но  мне

объяснили, что я должен всего-навсего проползти на брюхе  между  ног  всех

взрослых женщин деревни. Когда я закончил свое путешествие по  этой  живой

анфиладе,  одежда  моя  являла  собой  наглядный  пример  нерациональности

европейского костюма в условиях тропиков.

     Меня подняли, кое-как отряхнули от пыли и повели  в  большую  хижину,

дабы отпраздновать "рождение нового члена племени".

     Не стану описывать меню - до сих пор я теряю  аппетит,  стоит  только

вспомнить о некоторых блюдах, которые  подавались  на  этом  пиршестве.  В

самый разгар веселья я случайно коснулся рукой локтя  сидевшего  рядом  со

мной папуаса...

     В  хижине  вдруг  наступила  гробовая  тишина.  Мой  сосед   вскочил,

остальные отодвинулись от меня и смотрели с каким-то  странным  выражением

ожидания. Я не понимал, в чем дело, но судя  по  тому,  что  мой  недавний

сосед и сотрапезник вытащил из-за  спины  кинжал  самого  зловещего  вида,

сделанный  из  расщепленной  вдоль  трубчатой  кости  какого-то   крупного

животного, и занес его над моей головой, я грубо нарушил  местные  правила

приличия.

     Однако, извиняться было некогда. Мой противник нанес удар.

     Он  был  левша,  поэтому  пришлось  блокировать   его   руку   правым

предплечьем. Согнутая,  как  для  гребка  во  время  плаванья,  моя  кисть

скользнула, обвиваясь наподобие змеи вокруг его руки, нажимом предплечья я

вывернул кинжал из его пальцев. Обычно этот  прием  защиты  сопровождается

порезом руки  обороняющегося,  но  ничего  не  поделаешь  -  из  двух  зол

приходится  выбирать  меньшее,  лучше  немного  порезаться,  чем  получить

глубокую колотую рану. К счастью, костяной кинжал папуаса,  в  отличие  от

обычной финки, не имел острого режущего лезвия, и кожа моя не  пострадала.

Пытаясь удержать свое оружие, которое в соответствие с  законами  механики

удержать было невозможно, ибо рука моя действовала как  рычаг,  нападавший

невольно  отклонился  назад,  и  тогда  я  ударил  его  левым  кулаком   в

подбородок.

     Он отлетел, шмякнулся головой и плечами о глинобитную стену хижины  и

сполз по ней на плотно утрамбованный земляной пол. Все это заняло не более

одной секунды.



Размер файла: 476.71 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров