Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Производственная специальная практика: Метод. указ. и рабочая программа / Сост.: Н.И. Швидков, В.Б. Деев, А.В. Феоктистов: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 14 с (0)
(Методические материалы)

Значок файла Программа и методические указания по проведению преддипломной практики на металлургических предприятиях.: Метод. указ. / Сост.: И.К.Коротких, А.А.Усольцев, А.И.Куценко: СибГИУ - Новокузнецк, 2004- 20 с (0)
(Методические материалы)

Значок файла Программа и методические указания по проведению производственной практики на металлургических предприятиях. : Метод. указ / Сост.: И.К. Коротких, Б.А. Кустов, А.А. Усольцев, А.И. Куценко: СибГИУ - Но-вокузнецк 2003- 22 с. (0)
(Методические материалы)

Значок файла Применение регрессионного и корреляционного анализа при проведе-нии исследований в литейном производстве: Метод. указ. / Сост.: О.Г. Приходько: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк. 2004. – 18 с., ил. (0)
(Методические материалы)

Значок файла Преддипломная практика: Метод. указ. и рабочая программа / Сост.: Н.И. Швидков, В.Б. Деев, А.В. Феоктистов: СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 9 с. (0)
(Методические материалы)

Значок файла Неразрушающие методы контроля Ультразвуковая дефектоскопия отливок Методические указания к выполнению практических занятий по курсу «Метрология, стандартизация и сертификация» Специальность «Литейное производство черных и цветных металлов» (110400), специализации (110401) и (110403) (6)
(Методические материалы)

Значок файла Муфта включения с поворотной шпонкой кривошипного пресса: Метод. указ. / Сост. В.А. Воскресенский, СибГИУ. - Новокуз-нецк, 2004. - 4 с (9)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Дипломатический агент. Ю. Семенов

Дверь заскрипела, и большой ключ начал вращаться в скважине замка.

Когда дежурил старый солдат, он запирал дверь быстро, одним рывком.

Молодой стражник всегда долго возился.

   Иван слушал, как лязгал ключ в скважине. Раз. Два. Три. Три оборота.

Закрывал дверь молодой стражник: несколько раз он ударил плечом в дверь,

пошатал ее руками и только после этого пошел по коридору направо.

   "Чудак, - подумал Иван, - ведь все равно некуда".

   Он подошел к койке, стоявшей под маленьким, сплошь зарешеченным окном,

лег на шершавое, серого цвета одеяло и расстегнул ворот рубахи. Провел

рукой по лицу.

   Нос был холодный, как льдинка, а щеки горели лихорадочно. Иван ощупал

нос и сказал:

   - Мой.

   Он испугался своего голоса. Вздрогнул. И вдруг с поразительной ясностью

вспомнил слова прокурора, его голос - красивый, низкий. Перед тем как

произнести фамилию Ивана, он кашлянул и громче, чем имена всех остальных,

прочел:

   - Виткевича Ивана Викторовича, четырнадцати лет от роду, за участие в

организации преступного революционного общества "Черные братья" в Крожской

гимназии - к смертной казни через повешение.

   Иван зажмурился и укусил пальцы, чтобы не заплакать. Он укусил пальцы

еще сильнее. Из-под ногтей показалась кровь. Увидав на подушках пальцев

маленькие красные пятнышки, похожие на божьих коровок, Иван закричал. Крик

его, страшный, слабый крик мальчика, ударился о тяжелые стены и заметался

по длинному холодному зданию острога.

   "Нет, - поднявшись на локтях, подумал Иван, - нет! Этого не может

стать! Смерть?

   Нет! Нет!"

   Но он снова ясно, как будто все представлявшееся ему действительно

происходило здесь, в камере, перед глазами, увидел лицо прокурора, его

бакенбарды, подстриженные снизу, височки, аккуратно зачесанные ко лбу, и

глаза, когда тот, взглянув на Ивана, запнулся на какую-то долю секунды, а

потом закончил:

   "...через повешение".

   Дело учеников Крожской гимназии, которые за писание и распространение

среди своих однокашников стихов возмутительного содержания были

приговорены к смертной казни и ссылке, потрясло даже самых спокойных. По

Вильне пошло возмущение.

   Студенты университета - горячие головы - хотели устроить вооруженное

нападение на острог и освободить детей. Ведь самому старшему из осужденных

не было семнадцати лет.

   Нехорошие, тревожные слухи проникли в Петербург. Узнали об этом при

дворе.

   Александр I, не желая столь неприятных толков, отправил в Варшаву

своего доверенного барона Рихте, поручив ему как-то уладить все это дело.

   - Я не люблю, когда в нашей империи говорят о крови. Это дурной тон. И

потом я противник резкого в чем бы то ни было. Гармония и еще раз

гармония. Придумайте что-нибудь, барон, я верю вам. Сделайте добро этим

детям, сделайте им каторгу, но бога ради не смерть, - напутствовал

император барона.

   Когда Рихте вышел из кабинета, Александр поднял с колен книгу, открыл

заложенную страницу и углубился в разглядывание фривольных рисунков к

поэме Вольтера "Орлеанская девственница".

   Прибыв в Варшаву, барон был принят наместником почти сразу же.

Константин пробежал по вощеному паркету из одного конца огромного кабинета

г. другой и остановился около бюста Екатерины. Бабушка-императрица

пустыми, блудливыми глазами смотрела поверх его головы на Рихте.

   - Да, да, да! - прокричал Константин. - Пусть мальчишки, пусть дети!

Нечего лезть в политику! Когда я был мальчишкой, я читал Вергилия и играл

в солдатов [так у автора]! Не говорите мне больше ничего! Я неумолим.

- Константину понравилась последняя фраза, и он повторил: - Я неумолим!

   Рихте не двинулся с места. Ни один мускул не шевельнулся на его лице,

когда он заговорил:

   - Прощаясь, его величество сказал мне, что видит в вас отца поляков.

Поэтому государь просил привезти подтверждения, дабы лишний раз

насладиться теми качествами характера вашего высочества, которые так

хорошо известны нам, русским.

   Константин засмеялся.

   - Какой же ты русский, барон? Ты немец. Немец ты, а не русский... А с

мальчишками я неумолим. Пусть будет так, как сказали Новосильцев с Розеном.

   Смерть.

   Назавтра барон Рихте уехал в Санкт-Петербург. Он увез с собой дело

крожских гимназистов. На папке, в которой хранилось все относящееся к

Ивану Виткевичу, ломким почерком наместника было начертано: "В солдаты.

Без выслуги. С лишением дворянства. Навечно. Конст..."

   Под последним, незаконченным словом расплылись две большие чернильные

кляксы.

   Через три дня Иван Виткевич и его гимназический друг Алоизий Песляк

были закованы в кандалы и отправлены по этапу в Россию.

 



Размер файла: 354.23 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров