Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (2)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (2)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (10)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (11)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (11)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Чудовище. Г. Де Кар

Вот уже почти полвека трижды в неделю он проделывал этот

путь по Дворцу Правосудия: обходил по периметру огромный

гулкий вестибюль и сворачивал в Торговую галерею. Эта

прогулка, без которой он не мог обойтись, давала ему

возможность, как он любил говорить, "подышать славным

воздухом Дворца". Все его движения - и размеренная,

неторопливая походка, и характерная манера при встрече с

коллегой браться кончиками пальцев за край одежды с еле

заметным намеком на поклон - выдавали многолетнюю привычку.

По понедельникам, средам и пятницам, всегда ровно в час

пополудни, он поднимался по ступенькам широкой лестницы,

выходящей на бульвар, и, не обращая внимания ни на кого из

встречных, направлялся к гардеробной адвокатов.

   Там он не без сожаления расставался с цивильным головным

убором (зимой это был котелок, летом - выгоревшее соломенное

канотье) и водружал на голову старенькую шапочку, которую

сдвигал назад, надеясь, по-видимому, прикрыть обширную

лысину на затылке. Управившись с шапочкой, он, не давая

себе труда даже снять порыжевшую от старости блузу,

облачался в не менее поношенную мантию, которую не украшал

ни бант ордена Почетного легиона, ни какой-либо другой знак

отличия. Двойное одеяние придавало его фигуре солидность,

каковой в действительности он похвастаться не мог, хотя ему

и перевалило далеко за шестьдесят. Зажав под мышкой ветхий

кожаный портфель, где взамен вещественных доказательств

покоилась "Газетт дю Палэ", он приступал к привычному обходу

Дворца.

   Только теперь, вооружившись этими профессиональными

атрибутами, он чувствовал себя не частным лицом, а

представителем судейской касты и разрешал себе

приветствовать собратьев по сословию. В лицо он знал во

Дворце всех и вся, начиная со знаменитых председателей

судебных палат и кончая самым последним секретарем, всю

бесчисленную рать прокуроров, поверенных, адвокатов и

адвокатишек, с которыми он столько раз встречался в душных

палатах, пыльных коридорах и на нескончаемых лестницах. Он

знал всех, его же в общем-то не знал почти никто. Самые

юные из младших по возрасту коллег нередко недоумевали, чего

ради этот нелепо одетый старикан с обвисшими усами и

спадающими с носа очками бродит по огромному зданию Дворца

Правосудия.

   Впрочем, его мало беспокоило, какого о нем мнения

адвокатское сословие. Он переходил из канцелярии в

канцелярию, из палаты в палату, изучая объявления о

приостановленных делах. Четыре-пять раз в году его можно

было встретить в одной из палат Исправительного суда (1),

где он пытался добиться снисходительности судей к

какому-нибудь закоренелому бродяге. Казалось, этим и

ограничивается его профессиональная деятельность, ораторский

талант и честолюбие. Таков был Виктор Дельо, уже сорок пять

лет состоявший в парижской адвокатуре.

   Он всегда был одинок. Старые знакомые, изредка

попадавшиеся навстречу, делали краткий приветственный жест и

невольно ускоряли шаг, будто опасаясь заразиться невезением

от этого ничего не достигшего в жизни старого чудака, явно

неспособного когда-нибудь оказаться им полезным. Поэтому

Виктор Дельо удивился и даже встревожился, когда его

окликнул кто-то из секретарей:

   - А, господин Дельо! Я вас ищу уже минут двадцать.

Господин старшина адвокатского сословия Мюнье срочно

вызывает вас к себе.

   - Старшина сословия?.. - пробормотал старый адвокат. -

Что ему от меня надо?

   - Не знаю, но дело срочное! Он вас ждет.

   - Хорошо, иду.

   Торопиться он счел излишним: Мюнье он знал с давних пор,

еще со студенческой скамьи. Они вместе изучали право и в

один год поступили в парижскую адвокатуру стажерами - после

того, как Дельо помог товарищу подготовить выступление.

Тогда Мюнье звезд с неба не хватал, а Дельо буквально

покорил комиссию.

   С тех далеких времен все изменилось. Мюнье неслыханно

повезло в самом начале карьеры: он сумел добиться

оправдания клиентки, заранее осужденной общественным

мнением. Дальше молодому адвокату оставалось лишь держаться

на гребне растущей популярности; по мнению Дельо, считавшего

приятеля весьма посредственным защитником, его слава была

изрядно преувеличена. Однако после сорока пяти лет

безвестности Дельо смирился с тем, что он неудачник, и

влачил жалкое существование, хватаясь за те дела, на которые

не польстился никто из его коллег. Виктор Дельо

довольствовался, если можно так выразиться, объедками

Дворца.

   В глубине души он не терпел Мюнье, который, как и все

карьеристы, отнюдь не жаждал встречать на своем осиянном

славой пути друзей юности, знававших его куда менее

блестящим. Однажды - вскоре после того, как Мюнье был

назначен на заветный пост, - Дельо довелось столкнуться с

ним во Дворце: преисполненный сознания собственной

значимости, старшина сословия еле удостоил его ответным

кивком. Дельо, впрочем, не особенно оскорбился, прекрасно

понимая, что в глазах такого вот Мюнье, который презирал

вечных неудачников, он является позором корпорации. Вот о

чем думал старый адвокат перед тем, как робко постучаться в

дверь кабинета старшины сословия.

   - Здравствуй, Дельо, - воскликнул тот с несвойственной

ему приветливостью. - Давненько же мы с тобой не болтали!

Почему, черт возьми, ты ко мне не заглядываешь?

   Дельо был ошеломлен: его старый товарищ излучал

дружескую улыбку!

   - Да, знаешь ли, - пробормотал он, - не хотелось тебя

беспокоить: ведь ты так занят...

   - Какие пустяки, старина! Для друга я всегда свободен...

Сигару?

   Дельо нерешительно запустил руку в протянутую ему

роскошную коробку и, вынув сигару, промолвил:

   - Спасибо. Я посмакую ее вечером.

   - Держи, держи... Возьми, сколько хочешь...

   Старшина сословия протянул ему пригоршню сигар, и Дельо,

конфузясь, рассовал их по карманам.

   - Ну ладно, садись, старина!

   Дельо повиновался. Мюнье, меряя шагами просторный

кабинет, приступил к делу:

   - Скажи, ты слышал о деле Вотье?

   - Нет.

   - Да, ты верен себе! Неужели ты никогда не изменишься?

Позволь узнать, что же ты делаешь целыми днями во Дворце?

   - Гуляю...

   - Лучше занятия не нашел!.. В общем, я решил тебе

помочь...

   Дельо вытаращил глаза за стеклами очков и растерянно

замигал.

   - Так вот, дело Вотье, о котором ты ничего не слышал,

полгода назад наделало немало шума. Этот самый Вотье убил

американца на борту теплохода "Де Грасс", шедшего из

Нью-Йорка в Гавр... Абсолютно бессмысленное преступление:

мотив так и не удалось найти. Вотье убил совершенно

незнакомого ему человека, причем без всякой корысти! Само

собой, капитан "Де Грасса" тут же посадил его под замок, а

потом передал в руки встречавшей на гаврском причале

полиции. Сейчас он сидит в тюрьме Санте и ждет процесса:

через три недели он предстанет перед Судом присяжных. Вот и

все...



Размер файла: 283.6 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров