Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Почетный консул. Г. Грин

Доктор Эдуардо Пларр стоял в маленьком порту на  берегу  Параны,  среди

подъездных путей и желтых кранов, глядя на перистую  линию  дыма,  которая

стелилась над Чако. Она тянулась между  багровыми  отсветами  заката,  как

полоса на государственном флаге. В этот  час  доктор  Пларр  был  здесь  в

одиночестве, если не считать матроса, охранявшего здание  порта.  В  такой

вечер  таинственное  сочетание  меркнущего  света   и   запаха   какого-то

незнакомого растения в одних пробуждает воспоминания детства и надежды  на

будущее, а в других - ощущение уже почти забытой утраты.

   Рельсы, краны, здание порта - их доктор Пларр раньше  всего  увидел  на

своей новой родине. Годы тут ничего не изменили, разве что добавили полосу

дыма, которая теперь тянулась вдоль горизонта  по  ту  сторону  Параны.  А

более двадцати лет назад, когда они с матерью приехали сюда из Парагвая на

ходившем раз в  неделю  пароходе,  завод,  откуда  шел  дым,  еще  не  был

построен. Он вспоминал, как отец стоял на набережной  в  Асунсьоне,  возле

короткого трапа этого небольшого  речного  парохода,  высокий,  седой,  со

впалой грудью; он с наигранным  оптимизмом  утверждал,  что  скоро  к  ним

приедет. Через месяц, а может быть, через три - надежда скрипела у него  в

горле, как ржавая пружина.

   Четырнадцатилетнему  мальчику  показалось  не  то  чтобы  странным,   а

чуть-чуть чужеземным, что отец как-то почтительно поцеловал  жену  в  лоб,

будто это была его мать, а не сожительница. В те дни доктор  Пларр  считал

себя таким же испанцем, как и  его  мать,  хотя  отец  у  него  был  родом

англичанин. И  не  только  по  паспорту,  он  и  по  праву  принадлежал  к

легендарному острову снегов и туманов,  родине  Диккенса  и  Конан  Дойла,

правда, у него вряд  ли  сохранились  отчетливые  воспоминания  о  стране,

покинутой им в десять лет. Осталась книжка с  картинками,  подаренная  ему

перед самым отплытием родителями, -  "Панорама  Лондона",  и  Генри  Пларр

часто  ее  перелистывал,  показывая  своему   маленькому   Эдуардо   серые

фотографии Букингемского дворца, Тауэра и Оксфорд-стрит, забитой каретами,

экипажами и дамами, подбирающими длинные подолы юбок.  Отец,  как  позднее

понял доктор Пларр, был эмигрантом, а эта часть света полна  эмигрантов  -

итальянцев, чехов, поляков, валлийцев и англичан. Когда доктор  Пларр  еще

мальчиком прочел роман Диккенса, он читал его как иностранец,  воспринимая

все, что там написано, словно  это  сегодняшний  день,  подобно  тому  как

русские до сих пор думают, будто судебный пристав и гробовщик  по-прежнему

занимаются своим ремеслом  в  том  мире,  где  Оливер  Твист,  попросивший

добавки, сидит взаперти в лондонском подвале.

   В четырнадцать лет  он  еще  не  мог  сообразить,  что  заставило  отца

остаться на набережной старой столицы у  реки.  Ему  понадобилось  прожить

немало лет  в  Буэнос-Айресе,  прежде  чем  он  понял,  до  чего  непроста

эмигрантская  жизнь,  сколько  она  требует   документов   и   походов   в

присутственные места. Простота по праву  принадлежала  местным  уроженцам,

тем, кто принимал здешние условия жизни, какими  причудливыми  бы  они  ни

были, как должное. Испанский язык - романский по происхождению, а  римляне

были народ простой. Machismo - культ мужской силы и гордости  -  испанский

синоним virtus [доблести (лат.)]. В этом понятии мало общего с  английской

храбростью или умением не  падать  духом  в  любых  обстоятельствах.  Быть

может, отец, будучи иностранцем,  пытался  воображать  себя  macho,  когда

решил остаться один на один со все возрастающими опасностями по ту сторону

парагвайской границы, но в порту  он  выражал  лишь  решимость  не  падать

духом.

   Маленький Пларр проезжал с матерью этот речной порт по дороге в большую

шумную столицу республики на юге,  почти  в  такой  же  вечерний  час  (их

отплытие задержалось из-за политической демонстрации),  и  что-то  в  этом

пейзаже - старые дома в  колониальном  стиле,  осыпавшаяся  штукатурка  на

улице за набережной, парочка, сидевшая  на  скамейке  в  обнимку,  залитая

луной статуя обнаженной женщины и бюст  адмирала  со  скромной  ирландской

фамилией, электрические фонари, похожие на спелые  фрукты  над  ларьком  с

прохладительными напитками, - так крепко запало в душу молодого Пларра как

символ желанного покоя, что в  конце  концов,  почувствовав  непреодолимую

потребность сбежать от небоскребов, уличных  заторов,  полицейских  сирен,

воя санитарных машин и героических статуй освободителей на конях, он решил

переехать в этот маленький северный город, что  не  составляло  труда  для

дипломированного врача из Буэнос-Айреса. Ни один из его  столичных  друзей

или знакомых, с которыми он встречался в кафе, не мог понять,  что  его  к

этому побудило; его убеждали, что  на  севере  жаркий,  сырой,  нездоровый

климат, а в самом городе никогда ничего не происходит, даже актов насилия.

   - Может быть, климат  такой  нездоровый,  что  у  меня  будет  побольше

практики, - отвечал он с  улыбкой,  такой  же  ничего  не  выражавшей  или

притворной, как оптимизм его отца.

   За годы долгой разлуки они получили в Буэнос-Айресе только одно  письмо

от отца. Конверт был адресован  обоим:  Senora  e  hijo  [сеньоре  и  сыну

(исп.)]. Письмо пришло не по почте. В один прекрасный  вечер,  года  через

четыре после приезда, они нашли его под дверью, вернувшись из кино, где  в

третий раз смотрели "Унесенных ветром". Мать никогда не пропускала  случая

посмотреть эту картину. Может  быть,  потому,  что  старый  фильм,  старые

звезды хоть на несколько часов  превращали  гражданскую  войну  во  что-то

неопасное, спокойное.  Кларк  Гейбл  и  Вивьен  Ли  мчались  сквозь  годы,

несмотря на все пули.

   На конверте, очень мятом и грязном, значилось: "Из рук в руки", но  чьи

были эти руки, они так и не узнали. Письмо было написано не на  их  старой

писчей бумаге с элегантно отпечатанным  готическим  шрифтом  названием  их

estancia, а на линованном листке из дешевой тетради. Письмо, как  и  голос

на набережной, было полно несбыточных  надежд.  "Обстоятельства,  -  писал

отец, - должны вскоре измениться к лучшему". Но даты на письме не было,  и

поэтому надежды, вероятно, рухнули задолго до получения ими этого  письма.

Больше вестей от отца до них не доходило, даже слуха  об  его  аресте  или

смерти. Письмо отец закончил  с  истинно  испанской  церемонностью:  "Меня

весьма утешает то, что два самых дорогих для  меня  существа  находятся  в

безопасности. Ваш любящий супруг и отец Генри Пларр".

   Доктор Пларр не отдавал себе отчета в том, насколько  повлияло  на  его

возвращение в этот маленький речной порт то,  что  теперь  он  будет  жить

почти на границе страны, где он родился и где похоронен его отец, в тюрьме

или на клочке земли - где именно, он, наверное, так никогда и  не  узнает.

Тут ему  надо  лишь  проехать  несколько  километров  на  северо-восток  и

поглядеть через излучину реки... Стоит лишь сесть в лодку, как это  делают

контрабандисты...  Иногда  он  чувствовал  себя  дозорным,  который   ждет

сигнала. Правда, у него была и  более  насущная  причина.  Как-то  раз  он

признался одной из своих любовниц: "Я уехал из Буэнос-Айреса,  чтобы  быть

подальше от матери". Она и правда, потеряв свою красоту, стала  сварливой,

вечно  оплакивала  утрату  estancia  и  доживала  свой  век  в   огромном,

разбросанном, путаном городе с его  fantastica  arquitectura  [причудливой

архитектурой (исп.)] небоскребов, нелепо торчащих из узеньких улочек и  до

двадцатого этажа обвешанных рекламами пепси-колы.



Размер файла: 516.42 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров