Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (13)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (14)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Фарфоровая джонка. Ж. Дельтей

   Жоан, маленький юнга, мчался по каравелле. Он был бледен, как планета,  и

кричал детским голосом:

   - Огонь в море! Огонь в море!

   Капитан Поль Жор закрыл книгу и торопливо вышел на палубу. Там  было  уже

несколько человек команды. Они глядели вдаль, на  свет,  который,  казалось,

был на земле. Он все время двигался, как больной глаз, и все время  -  слева

направо. По временам он потухал.

   Они позвали дьяка Аналюта, который изучал необычные  явления  в  духовном

училище Дьеппа, усвоил богословие и алхимию, знал языки Халдеи и  Китая.  Но

он замешкался. И свет исчез. Палуба  "Святой  Эстеллы"  была  полна  темными

матросами, и сигнальный фонарь на марсе отбрасывал на них  коварные  зеленые

отсветы.

   Капитан Поль Жор вернулся в свою каюту. Он открыл ту  же  книгу  и  снова

погрузился в чтение. Это был "Трактат и Сферах" Орезма. Он читал главу IV "О

мореплавании монсиньора Жана Прейно в земли черных народов и на острова  нам

неведомые, и о странных обычаях упомянутых черных, с беседами на их языке".

   Это была большая, чудесная книга, отпечатанная, с рукописными унциальными

буквами и картинками по углам. И она была переплетена в свежую кожу.

   Теории Николая Орезма пленяли воображение Поля Жора. Правда  ли,  что  на

востоке существуют неведомые материки? "Святая Эстелла" плыла, прежде всего,

к неведомому. Каравелла жаждала приключений,  больше  чем  пряностей.  Ветер

мечтаний дул в парусах. Капитан, касаясь  одной  рукой  чернильных  значков,

другой - бороды, припоминал все земли, в которых  он  уже  побывал:  Газуль,

Гвинею, Донгаль, Нубию, Царство священника Жана, Египет, Готону, Лунные Горы

и другие страны и даже реку Евфрат. Он припомнил еще Индию Пряностей и Китай

Субстанций. Китай! Поль Жор думал о книге Марко Поло, хранящейся в его доме,

в Дьеппе, в сундуке из дуба, выросшего на дюнах. И мысленно  он  представлял

себе Яшмовый Дворец, и леса лимонов, айвы и лесных орехов,  и  десять  тысяч

белых без отметины кобылиц,  вскормленных  отборным  ячменем.  Трюм  "Святой

Эстеллы" наполнят корицей, шелковыми тканями  и  куртизанками.  И  в  летний

вечер, они, вместе с приливом, войдут в гавань Дьеппа и выбросят на пристань

вперемешку рулоны гладкого атласа, слоновьи бивни, желтых женщин.

   В Дьеппе, около пристани, стоит неуклюжий дом и смотрится  в  море  двумя

высокими окнами под круглыми арками.

   Поль Жор вспоминал теперь широкий романский фасад. Он снова  видел  сцену

отплытия и ту памятную зарю 15 мая 1442 года.  Он  видел  Даму  Треф,  очень

серьезную, под кружевной шалью. Она глядела  на  судно  прекрасными  глазами

любви; красная лента подчеркивала бледность ее обнаженной руки.  И  судно  в

девяносто тонн, "Святая Эстелла", выходило в неведомое из канала  Девушки  в

Слезах с новыми парусами под управлением капитана Поля Жора. В тот день было

странно и нежно. Необыкновенное солнце поднималось спокойно  над  Цитаделью.

Весь экипаж - сорок  восемь  человек  -  столпился  на  палубе  и  слушал  в

молчании,  как  стучит  якорь  о  борт  судна.  Королевский  солдат   стоял,

вытянувшись, с алебардой в руках. А он, Поль Жор, стоял на корме  и  смотрел

туда, на ту женщину, на широкую шаль, на узкую красную ленточку.

   ...А с тех пор...

   Капитан закрыл книгу путешествий. Он встал и взглянул на компас.  Иголка,

в неустойчивой коробке светлого клена, двигалась проворно, как пчела.

   Он вышел. Странное недомогание сдавило виски.

   В это мгновение маленький юга Жоан пробежал мимо. Поль Жор позвал его. Он

вернулся смущенный.

   - Скажи-ка, Жоан, какого цвета Дама Треф?

   - Голубая, - ответил ребенок голубым голосом. И  ушел  в  ночь.  Ванты  с

бакборта стонали в лунном свете. Со всех сторон  слышались  вздохи  погибших

каравелл. Дядя Капиль, у руля, упорно кашлял. Иногда вздрагивал какой-нибудь

парус.

   А наверху, на баке, высокий  белый  матрос  с  высоты  защитных  заслонов

мочился в Океан...

 

Глава 2

 

ФАРФОРОВАЯ БУТЫЛКА

 

   Во вторник 19 августа прошел сильный дождь. Ветер дул  с  востока.  Волны

тащили за собой груды желтых и мертвенно-белых трав. Набрали ведро воды: она

была теплее, чем у  Гвинейских  островов,  и  не  так  солона.  Стая  тунцов

следовала за каравеллой; одного убили острогой, остальные исчезли. И моряки,

все вместе, радовались этим знамениям.

   Было около девяти часов, когда дозорный крикнул,  что  с  бакборта  видна

белая вещь. Люди, один за другим, прислонялись к заслонам и глядели на волны

большими солеными глазами. Что это могло быть? Предмет то плясал по  волнам,

то принимал вид дерева. Капитан изучал  карту.  До  островов  Метоп  далеко.

Матросы подталкивали друг друга локтями. Одни видели лишь водоросли,  другие

шутили: должно быть, дохлая рыба, брюхом кверху. Снова закричал дозорный. Но

его не поняли. Однако они уже приготовились убрать брам-стеньги. И человек у

руля, улыбаясь, держал на штирборт.

   По временам белый предмет исчезал. Спустили маленькую  лодку.  Она  имела

форму ткацкого челна и прыгала по волнам, как клубок шерсти в лапах котенка.

Но Люк Сартис, дежурный,  отказался  спуститься  в  нее.  Назначили  Николая

Хютта, матроса с кормы. Он тайком прихватил с собой четки. Ксалюс  спустился

за ним, хотя и неохотно. Хютт сел на весла, Ксалюс - у руля.

   Капитан Поль Жор, стоял у штирборта, смотрел, как они удаляются.  Он  был

как в лихорадке и все время шевелил бровями  и  губами.  Он  вспоминал,  как

однажды за мысом Боядора каравелла "Вечерней Богородицы" нашла  труп  птицы,

более чем птицы земли: на борту заметили, что она состояла только из перьев,

без всякой телесной плоти. И  все  же  немного  крови  стекало  по  крыльям.

Немного крови...

   Оба моряка гребли, приближаясь к предмету.  Теперь  они  лучше  различали

его. Это было нечто вроде фарфоровой бутылки. Они дважды обошли вокруг  нее.

Она была не менее пяти локтей в длину и полутора в ширину.  От  ее  странной

белизны бледнело море. Они подняли ее в лодку. И быстро  поплыли  к  "Святой

Эстелле". Матросы гребли изо всех сил. Ксалюс молчал: он надвинул колпак  на

глаза, на свой косой взгляд. Хютт напевал. Оба  глядели  вдаль,  на  "Святую

Эстеллу".

   Она кокетливо вздымала к небу четыре мачты и паруса,  полные  ветра.  Над

ней, на большой высоте, летала птица. Видно было, как согнувшись, ходят люди

экипажа.  А  наверху  длинное  жерло   бронзовой   кулеврины   направлял   в

бесконечность свою крохотную пасть.

   На борту весь экипаж столпился вокруг капитана Поля Жора. Бутылку подняли

и положили на подстилку из мягких водорослей. Люди были полны предчувствий.

   Они заметили, что бутылка одного  роста  с  маленьким  юнгой.  Теперь  ее

рассматривали вволю,  разглядывали  подробности  орнамента  в  виде  двойных

драконов и безлистного бамбука. Горлышко было  закупорено  пробкой  в  форме

сердца. Жоан украдкой потрогал бутылку. Она была холодная и гладкая.  И  она

издала приятный звук. Она  была  из  цельного  фарфора.  Люди,  по  очереди,

украдкой трогали ее, ласкали ее своими грубыми руками.  Но  что  в  ней?  Их

мучило любопытство.

   Поль Жор попробовал вытащить фарфоровую пробку, но тщетно. Бастард  из  Э

попытался сделать то же, не смог. Они  глядели  друг  на  друга,  ничего  не

понимая. Бастард громко крикнул:

   - Да разбейте же ее!

   Тогда Морюкуа, у которого были самые  крепкие  мускулы,  схватил  мушкель

кабестана и одним сильным ударом расколол бутыль надвое.

   Показался тоненький свиток рисовой бумаги, мягкой  как  материя.  Он  был

покрыт китайскими письменами. Дьяк Аналют прочел его...

 



Размер файла: 101.53 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров