Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Определение показателя адиабаты воздуха методом Клемана-Дезорма: Метод, указ. / Сост.: Е.А. Будовских, В.А. Петрунин, Н.Н. Назарова, В.Е. Громов: СибГИУ.- Новокузнецк, 2001.- 13 (3)
(Методические материалы)

Значок файла ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОТНОШЕНИЯ ТЕПЛОЁМКОСТИ ГАЗА ПРИ ПОСТОЯННОМ ДАВЛЕНИИ К ТЕПЛОЁМКОСТИ ГАЗА ПРИ ПОСТОЯННОМ ОБЪЁМЕ (3)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 8. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ДИСПЕРСИИ ПРИЗМЫ И ДИСПЕРСИИ ПОКАЗАТЕЛЯ ПРЕЛОМЛЕНИЯ СТЕКЛА (4)
(Методические материалы)

Значок файла ОПРЕДЕЛЕНИЕ УГЛА ПОГАСАНИЯ В КРИСТАЛЛЕ С ПО-МОЩЬЮ ПОЛЯРИЗАЦИОННОГО МИКРОСКОПА Лабораторный практикум по курсу "Общая физика" (3)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 7. ПОЛЯРИЗАЦИЯ СВЕТА. ПРОВЕРКА ЗАКОНА МАЛЮСА (5)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа № 7. ИЗУЧЕНИЕ ВРАЩЕНИЯ ПЛОЩАДИ ПОЛЯРИЗАЦИИ С ПОМОЩЬЮ САХАРИМЕТРА (4)
(Методические материалы)

Значок файла Лабораторная работа 6. ДИФРАКЦИЯ ЛАЗЕРНОГО СВЕТА НА ЩЕЛИ (6)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Дело об опеке. О. Бальзак

Однажды в 1828 году, в первом часу ночи, два молодых человека вышли  из

особняка,  расположенного   на   улице   Фобур-Сент-Оноре,   неподалеку   от

Елисейского дворца Бурбонов; это были известный врач Орас Бьяншон и один  из

самых блестящих парижан, барон де Растиньяк, -  друзья  с  давних  лет.  Оба

отправили домой свои экипажи, нанять же фиакр им не удалось,  но  ночь  была

прекрасна и мостовая суха.

     - Пройдемся пешком до бульвара, - предложил Бьяншону Эжен де Растиньяк,

- ты возьмешь извозчика у клуба, они стоят там всю  ночь  до  утра.  Проводи

меня домой.

     - С удовольствием.

     - Ну, что скажешь, дорогой?

     - Об этой женщине? - холодно спросил доктор.

     - Узнаю Бьяншона! - воскликнул Растиньяк.

     - А что такое?

     - Но, мой милый, ты говоришь о маркизе д'Эспар, как о больной,  которую

собираешься положить к себе в лечебницу.

     - Хочешь знать мое мнение? Если ты бросишь баронессу де  Нусинген  ради

этой маркизы, ты променяешь кукушку на ястреба.

     - Госпоже де Нусинген тридцать шесть лет, Бьяншон.

     - А этой тридцать три, - живо возразил доктор.

     - Даже злейшие ее ненавистницы не дают ей больше двадцати шести.

     - Дорогой мой, если хочешь знать, сколько лет женщине,  взгляни  на  ее

виски и на кончик носа. К каким  бы  косметическим  средствам  ни  прибегала

женщина, она ничего не может сделать  с  этими  неумолимыми  свидетелями  ее

тревог. Каждый прожитый год оставляет свой след. Когда  у  женщины  кожа  на

висках стала слегка рыхлой, немного увяла, покрылась сетью  морщинок,  когда

на кончике носа появились точечки, вроде тех едва заметных  черных  пылинок,

которые, вылетая из труб, грязным дождиком  сеются  на  Лондон,  где  камины

топят каменным углем, - слуга покорный! - женщине  перевалило  за  тридцать.

Пусть она прекрасна, остроумна, обаятельна, пусть она  отвечает  всем  твоим

требованиям, но ей минуло тридцать лет, для нее уже настала пора зрелости. Я

не порицаю тех, кто сближается с такими женщинами, однако  столь  изысканный

человек, как ты, не  может  принимать  лежалый  ранет  за  румяное  яблочко,

которое радует взор на ветке и само просится на зубок.  Впрочем,  любовь  не

заглядывает в метрические записи. Никто  не  любит  женщину  за  юность  или

зрелость, за  красоту  или  уродство,  за  глупость  или  ум;  любят  не  за

что-нибудь, а просто потому, что любят.

     - Ну, меня увлекает в  ней  другое.  Она  маркиза  д'Эспар,  урожденная

Бламон-Шоври, она блистает в свете, у нее возвышенная душа, у нее прелестная

ножка, не хуже, чем у герцогини  Беррийской;  у  нее,  вероятно,  сто  тысяч

ливров дохода, и я, вероятно, в один прекрасный день женюсь на ней! И  тогда

конец всем долгам.

     - Я думал, ты богат, - заметил медик.

     - Помилуй! Все  мои  доходы  -  двадцать  тысяч  ливров,  только-только

хватает на собственный выезд. Я запутался с Нусингеном,  как-нибудь  я  тебе

расскажу эту историю. Я выдал замуж сестер  -  вот  единственная  моя  удача

после разлуки с тобой. Признаюсь, для меня  важнее  было  устроить  их,  чем

стать обладателем доходов в сто тысяч экю. Что же, по-твоему, мне делать?  Я

честолюбив. Что мне может дать госпожа де Нусинген? Еще год, и меня  сбросят

со счетов, я буду конченный человек, все равно как если бы был женат. Я несу

все тяготы и брачной и холостой  жизни,  не  зная  преимуществ  ни  той,  ни

другой, - ложное положение, неизбежное для всякого,  кто  долго  привязан  к

одной и той же юбке.

     - Так ты думаешь, что поймал ерша? - воскликнул Бьяншон. - Знаешь,  мой

дорогой, твоя маркиза мне совсем не по вкусу.

     - Тебя ослепляет либерализм. Если бы это была  не  госпожа  д'Эспар,  а

какая-нибудь госпожа Рабурден...

     - Послушай, мой милый, аристократка она или буржуазка,  все  равно  она

всегда останется бездушной кокеткой, законченным типом эгоистки. Поверь мне,

врачи привыкли разбираться в людях и в их поступках,  наиболее  искусные  из

нас, изучая тело,  изучают  душу.  Будуар,  где  нас  принимала  маркиза,  -

прелестный, особняк - роскошный; и все же, думается, она запуталась в долгах

- Почему ты это решил?

     - Я не утверждаю,  а  предполагаю.  Она  говорила  о  своей  душе,  как

покойный Людовик Восемнадцатый говорил  о  своем  сердце.  Поверь  мне!  Эта

хрупкая, бледная женщина с каштановыми волосами жалуется на недуги, чтоб  се

пожалели, а на самом деле у нее железное здоровье, волчий аппетит,  звериная

сила и хитрость. Никогда еще газ, шелк и муслин  не  прикрывали  ложь  столь

искусно. Ессо! .

     - Ты пугаешь меня, Бьяншон! Видно, многого довелось  тебе  насмотреться

после нашего пребывания в пансионе Воке!

     - Да, дорогой, я перевидел за это  время  немало  марионеток,  кукол  и

паяцев! Я узнал нравы светских дам; они поручают нашему попечению свое  тело

и самое дорогое, что у них может быть, - своего ребенка, если только они его

любят, поручают нам уход за своим лицом, ибо уж о нем-то  они  всегда  нежно

заботятся. Мы проводим ночи напролет у их  изголовья,  из  кожи  вон  лезем,

чтобы не допустить малейшего ущерба для их красоты. Мы преуспеваем  в  этом,

не выдаем их тайн, молчим, как могила, - они присылают к  нам  за  счетом  и

находят его чрезмерным! Кто их спас? Природа! Они не только  не  восхваляют,

они порочат нас, боятся порекомендовать нас своим приятельницам.  Друг  мой,

вы говорите о них: "Ангелы!" - а я наблюдал этих ангелов во всей наготе, без

улыбочек, скрывающих их душу, и без тряпок, скрывающих недостатки  их  тела,

без манерничания и без корсета, - они не блещут  красотой.  Когда  в  юности

житейское море выкинуло нас на скалу "Дом Воке",  немало  подымалось  вокруг

нас со дна и мути и грязи, а все же то, что  мы  там  увидели,  -  ничто.  В

высшем свете я встретил чудовищ в шелках, Мишоно в белых  перчатках,  Пуаре,

украшенных орденскими лентами, вельмож, дающих деньги в рост не хуже  самого

Гобсека! К стыду человечества, должен признаться, что когда я захотел пожать

руку Добродетели, я нашел ее на чердаке, где  она  терпела  голод  и  холод,

перебиваясь на грошовые сбережения или на скудный заработок, дающий от  силы

полторы тысячи в год; на  чердаке,  где  ее  преследовала  клевета,  где  ее

всячески поносили, называя безумием, чудачеством или глупостью. Словом,  мой

дорогой, маркиза - светская львица,  а  я  не  терплю  женщин  этого  сорта.

Сказать тебе, почему? Женщина возвышенной души, с  неиспорченным  вкусом,  с

мягким характером, отзывчивым сердцем и  привычкой  к  простоте  никогда  не

станет модной львицей. Суди  сам!  Модная  львица  и  мужчина,  пришедший  к

власти, похожи друг на друга -  с  той  разницей,  что  свойства,  благодаря

которым возвеличивается мужчина, облагораживают его и служат к его славе,  а

качества,  которые  обеспечивают  женщине  ее  призрачное   владычество,   -

отвратительные пороки, она насилует  свою  природу,  скрывая  свой  истинный

характер, а беспокойная светская жизнь требует от нее железного здоровья при

хрупком облике. Как врач я знаю, что хороший  желудок  и  хорошая  душа  тут

несовместимы.  Твоя  красавица  бесчувственна,  ее   неистовая   погоня   за

удовольствиями - это  желание  согреть  свою  холодную  натуру,  она  жаждет

возбуждающих впечатлений, подобно  старику,  который  таскается  за  ними  в

балет. Рассудок властвует у нее над сердцем, и потому она приносит в  жертву

успеху истинную страсть  и  друзей,  как  генерал  посылает  в  огонь  самых

преданных офицеров, желая выиграть  сражение.  Женщина,  вознесенная  модой,

перестает быть  женщиной;  это  ни  мать,  ни  жена,  ни  любовница;  говоря

медицинским языком, пол у нее головного характера. У  твоей  маркизы  налицо

все признаки извращенности: нос - точно клюв хищной  птицы,  ясный  холодный

взор, вкрадчивая речь. Она блестяща, как сталь машины, она задевает  в  тебе

все чувства, но только не сердце.

     - В твоих словах есть доля правды, Бьяншон.

     - Доля правды? - возмутился Бьяншон.  -  Все  правда!  Ты  думаешь,  не

поразила меня в самое сердце эта  оскорбительная  вежливость,  с  какой  она

подчеркивала незримое расстояние между собой -  аристократкой  -  и  мною  -

плебеем? Ты думаешь, не  вызвала  во  мне  глубокого  презрения  ее  кошачья

ласковость? Ведь я же знал, что сейчас я  нужен  ей!  Через  год-другой  она

палец о палец не ударит для меня, а нынче вечером она расточала мне  улыбки,

полагая, что я могу повлиять на своего  дядю  Попино,  от  которого  зависит

успех затеянного ею процесса.



Размер файла: 152 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров