Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (13)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Волчья стая. В. Быков

   С трудом протиснувшись в  людском  потоке  через  распахнутые  железные

ворота,  Левчук   очутился   на   просторной,   запруженной   автомобилями

привокзальной площади. Здесь толпа пассажиров  из  только  что  пришедшего

поезда рассыпалась в разных направлениях, и он замедлил свой и без того не

слишком уверенный шаг. Он не знал, куда направиться дальше -  по  уходящей

от вокзала  улице  в  город  или  к  двум  желтым  автобусам,  поджидавшим

пассажиров на выезде с площади. В нерешительности  остановившись,  опустил

на горячий, в масляных пятнах асфальт неновый, с  металлическими  уголками

чемоданчик и осмотрелся. Пожалуй, надо было спросить.  В  кармане  у  него

лежал помятый конверт с адресом, но адрес  он  знал  на  память  и  теперь

присматривался, к кому бы из прохожих обратиться.

   В этот предвечерний час людей на площади было немало, но все  проходили

мимо с видом такой неотложной поспешности и такой занятости, что он  долго

и неуверенно вглядывался в их лица, прежде чем  обратиться  к  такому  же,

наверно, как сам, немолодому человеку с газетой,  которую  тот  развернул,

отойдя от киоска.

   - Скажите, пожалуйста, как попасть на  улицу  Космонавтов?  Пешком  или

надо ехать автобусом?

   Человек поднял от газеты не очень довольное,  как  Левчуку  показалось,

лицо и сквозь стекла очков строго посмотрел на него. Ответил не сразу:  то

ли вспоминал улицу, то ли присматривался к  незнакомому,  явно  нездешнему

человеку в сером примятом пиджаке  и  синей  рубашке,  несмотря  на  жару,

застегнутой до воротника на все пуговицы.  Под  этим  испытующим  взглядом

Левчук пожалел, что не завязал дома галстук,  который  несколько  лет  без

надобности висел в шкафу на специально для того вбитом гвоздике. Но он  не

любил да и не умел завязывать галстуки и оделся в дорогу так, как одевался

дома по праздникам: в серый, почти еще новый костюм и первый раз  надетую,

хотя и давно уже купленную, сорочку из модного  когда-то  нейлона.  Здесь,

однако, все были одеты иначе - в легкие, с короткими рукавами тенниски или

по случаю выходного, наверно, в белые рубашки с галстуками. Но не  большая

беда, решил он, сойдет и попроще - не хватало ему забот  о  своем  внешнем

виде...

   - Космонавтов, Космонавтов... - повторил человек,  вспоминая  улицу,  и

оглянулся. - Вон садитесь в автобус. В семерку. Доедете  до  площади,  там

перейдете на другую сторону, где гастроном, и пересядете на  одиннадцатый.

Одиннадцатым проедете две остановки, потом  спросите.  Там  пройти  метров

двести.

   - Спасибо, - сказал Левчук, хотя и не очень запомнил этот непростой для

него маршрут. Но он не хотел задерживать, видно,  занятого  своими  делами

человека и только спросил: - Это далеко? Наверно, километров пять будет?

   - Каких пять? Километра два-три, не больше.

   - Ну, три можно и пешком, - сказал он, обрадовавшись,  что  нужная  ему

улица оказалась ближе, чем ему показалось сначала.

   Не спеша он пошел по тротуару, стараясь  своим  чемоданчиком  не  очень

мешать прохожим. Шли по двое, по трое,  а  то  и  небольшими  группками  -

молодые и постарше, все заметно торопясь и почему-то все навстречу ему,  в

сторону вокзала. Возле  попавшегося  ему  на  пути  продуктового  магазина

народу было и еще  больше,  он  взглянул  в  блестящие  стекла  витрины  и

удивился:  у  прилавка,  словно  пчелиный  рой,   гудела   плотная   толпа

покупателей. Все это было похоже на приближение  какого-то  праздника  или

городского события, он прислушался к обрывкам торопливых разговоров рядом,

но что-либо понять не смог и все шел, пока  не  увидел  на  огромном  щите

оранжевое слово "футбол". Подойдя ближе, прочитал объявление о  намеченной

на сегодня встрече двух футбольных команд и с некоторым  удивлением  понял

причину оживления на городской улице.

   Футболом он мало интересовался, даже по телевизору редко смотрел матчи,

считая, что футбол может увлекать ребятишек, молодежь да тех, кто  в  него

играет, а для  пожилых  и  здравомыслящих  -  занятие  это  малосерьезное,

детская забава, игра.

   Но горожане, наверно, относились к этой игре иначе, и теперь  по  улице

трудно было пройти. Чем меньше времени оставалось  до  начала  матча,  тем

заметнее  торопились  люди.  Переполненные  автобусы  едва  ползли   возле

тротуаров, из  незакрытых  дверей  гроздьями  свисали  пассажиры.  Зато  в

обратном направлении большинство автобусов катило  пустыми.  Он  ненадолго

остановился на углу улицы и молча поудивлялся этой особенности  городского

быта.

   Потом он долго и не спеша шел по тротуару. Чтобы не надоедать  прохожим

расспросами о дороге, посматривал на углы домов с названиями улиц, пока не

увидел на стене одного из них синюю табличку с долгожданными словами  "Ул.

Космонавтов". Номера, однако, тут не было, он прошел к следующему зданию и

убедился, что нужный дом еще далеко. И он пошел дальше,  приглядываясь  по

дороге к жизни большого города, в котором никогда прежде не был и даже  не

предполагал быть, если бы не обрадовавшее его письмо  племянника.  Правда,

кроме адреса, племянник ничего больше не сообщил, даже не разузнал, где  и

кем работает Виктор,  что  у  него  за  семья.  Но  о  чем  мог  разузнать

студент-первокурсник, который случайно наткнулся  на  знакомую  фамилию  в

газете и по его просьбе раздобыл в паспортном столе адрес. Вот теперь  сам

обо всем узнает - за этим ехал.

   Прежде всего ему радостно было сознавать, что Виктору удалось  пережить

войну,  после  которой   судьба,   надо   полагать,   отнеслась   к   нему

благосклоннее.  Если  живет  на  такой  видной  улице,  то,  наверное,  не

последний человек в городе,  может,  даже  какой-либо  начальник.  В  этом

смысле самолюбие Левчука было удовлетворено, он чувствовал,  что  тут  ему

почти повезло. Хотя он  понимал,  конечно,  что  достоинство  человека  не

определяется  только  его  профессией  или  должностью  -  важен  еще  ум,

характер, а также его отношение к людям, которые в конце концов и  решают,

чего каждый стоит.

   Присматриваясь к огромным, многоэтажным, из светлого кирпича фасадам со

множеством балконов, заставленных у кого чем  -  лежаками,  раскладушками,

старыми стульями, легкими столиками и  ящиками,  разным  домашним  хламом,

опутанным  бельевыми  веревками,  -  он  старался  представить  себе   его

квартиру, тоже конечно, с балконом где-нибудь на верхнем  этаже  дома.  Он

считал, что квартира тем лучше, чем выше она расположена - больше солнца и

воздуха, а главное - далеко видать, если  не  до  конца,  то  хотя  бы  до

половины города. Лет шесть назад он гостил у сестры жены в Харькове, и там

ему очень понравилось наблюдать до вечерам с балкона, хотя тот  и  был  не

очень высоко - на третьем этаже десятиэтажного дома.

   Интересно все же, как его примут...

   Сперва, конечно,  он  постучит  в  дверь...  Не  очень  чтоб  громко  и

настойчиво, не кулаком,  а  лучше  кончиком  пальца,  как  перед  отъездом

наставляла его жена, и, когда откроется  дверь,  отступит  на  шаг  назад.

Кенку, пожалуй, лучше снять раньше, может, еще в подъезде или на лестнице.

Когда ему откроют, он сперва спросит, здесь ли живет тот, кто  ему  нужен.

Хорошо, если бы открыл сам Виктор, наверно, он бы его узнал, хотя и прошло

тридцать лет - время, за которое мог до неузнаваемости  измениться  любой.

Но все равно, наверно, узнал бы. Он хорошо помнил его отца, а  сын  должен

хоть чем-нибудь походить на отца. Если же откроет жена или кто из детей...

Нет, пожалуй, дети еще малые. Хотя  вполне  могут  открыть  и  дети.  Если

ребенку пять или шесть лет, почему бы не открыть  дверь  гостю.  Тогда  он

спросит хозяина и назовет себя.

   Тут, чувствовал он, наступит самое важное и самое трудное. Он уже знал,

как это радостно и  тревожно  -  встретить  давнего  своего  знакомого.  И

воспоминание, и удивление, и даже  какое-то  чувство  неловкости  от  того

странного открытия, что ты знал и помнил вовсе  не  этого  стоящего  перед

тобой незнакомого человека, а другого, навечно оставшегося в далеком твоем

прошлом, воскресить которое не в состоянии никто, кроме твоей не мутнеющей

с годами памяти... Потом его, наверно, пригласят в комнату и он переступит

порог. Само собой, квартира у них  хорошая  -  блестящий  паркет,  диваны,

ковры, - не хуже, чем у многих теперь в городе. У порога он  оставит  свой

чемоданчик и снимет ботинки. Обязательно надо  не  забыть  снять  ботинки,

говорят, в городе теперь повелся  такой  обычай,  чтобы  обувь  снимать  у

порога. Это дома он привык в кирзе или резине переться прямо от  порога  к

столу, но здесь он не дома. Значит, перво-наперво снять ботинки.  Носки  у

него новые, купленные перед поездкой в сельмаге за рубль шестьдесят  шесть

копеек, с носками конфуза не будет.



Размер файла: 250.14 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров