Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Выемочно-погрузочные работы и транспортирование горной массы карьеров: Лабораторный практикум / Сост. Б.П. Караваев; ГОУ ВПО «СибГИУ». – 2003 (6)
(Методические материалы)

Значок файла Проект кислородно-конвертерного цеха. Метод. указ. / Сост.: И.П. Герасименко, В.А. Дорошенко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2004. – 25 с. (6)
(Методические материалы)

Значок файла Веревкин Г.И. Программа и методические указания по преддипломной практике. Методические указания. СибГИУ. – Новокузнецк, 2002. – 14 с. (3)
(Методические материалы)

Значок файла Программа и методические указания по производственной специальной практике / Сост.: И.П. Герасименко, В.А. Дорошенко: СибГИУ. – Новокузнецк, 2004. – 19 с. (4)
(Методические материалы)

Значок файла Определение величины опрокидывающего момента кон-вертера (4)
(Методические материалы)

Значок файла Обработка экспериментальных данных при многократном измерении с обеспечением требуемой точности. Метод. указ. к лабораторной работе по дисциплине «Метрология, стандартизация и сертификация» / Сост.: В.А. Дорошенко, И.П. Герасименко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2004. – 20 с. (9)
(Методические материалы)

Значок файла Методические указания по дипломному и курсовому проектированию к расчету материального баланса кислородно-конвертерной плавки при переделе фосфористого чугуна с промежуточным удалением шлака / Сост.: В.А._Дорошенко, И.П _Герасименко: ГОУ ВПО «СибГИУ». – Новокузнецк, 2003. – с. (10)
(Методические материалы)

Каталог бесплатных ресурсов

Рассказы. Ю. Пээгель

Медленно движутся мельничные крылья на морском ветру. Выцветший дощатый

корпус тихо поскрипывает от нерадивого вращения большого зубчатого колеса,

беспокойно бьется правило в опорных вилках.

   На ветряке старик размалывает солод. Весь в мучной пыли, он  склоняется

над лотком и ссыпает с ладони  приторно  пахнущие  ячменные  зерна.  Потом

по-стариковски слезает с лестницы о трех перекладинах  и  в  нижнем  ярусе

сует руку в муку - оценивает: "Надо  бы  немного  приспустить  жернов".  С

достоинством, размеренно он трижды звонко-ударяет по  клину.  Потом  опять

проверяет. Бросает в рот несколько крупинок побольше и разгрызает их.

   Хорош солод. Будет отменное, крепкое пиво. От него еще жарче побежит по

жилам молодая кровь, выше будут взлетать в танце юбки  у  девушек,  громче

зазвучат голоса парней. Оно заставит и стариков, усевшихся вокруг дубового

стола, пуститься в размышления и рассуждения.

   Незавидный ячмень родится на Сааремаа. На каменистых и песчаных  буграх

он едва поднимается на пядь от земли,  стойко  выносит  засуху,  с  трудом

выбрасывает колос, иногда с двумя-тремя  зернами.  Часто  стебель  у  него

такой короткий, что его даже серпом не  подхватишь.  Тогда  ячмень  руками

выдергивают из твердой, как камень, земли, горстями собирают до последнего

жалкого колоса. Люди движутся, низко склонившись, глаза и рот у них саднит

от пыли. Колосок к колоску, охапка к охапке,  копна  к  копне.  Складывают

медленно, тщательно, как будто строят самую жизнь.  Скудная  здесь  земля,

мало она дает человеку, больно смотреть, как трудно она  рожает  даже  эту

малость! Поэтому было бы святотатством оставить  на  поле  хоть  несколько

колосков. Как будто не умеют ценить скупые дары каменистой земли.

   Вот почему старик сам замачивает пивной солод, сам проращивает  его  на

земляном полу в риге, укрыв белым влажным холстом. Сторожит  и  выхаживает

его, как мать выхаживает младенца. Он и сушил  его  сам  тоже  в  риге  на

плитняковой старой печи и сейчас размалывает в скрипящем на ветру ветряке.

   Потом, когда он будет процеживать сусло сквозь  ветки  можжевельника  и

ночью, боясь заснуть, в плитняковой парной кухне следить  при  свече,  как

бродит в бадье пиво, покрываясь клочьями пены,  он  сам  станет  похож  на

земного духа. Неторопливый, тихий и осторожный, но неотступно упорный.

   Таким же должно быть и пиво - благородный дар бедного зерна. И пить его

нужно с достоинством, почтительно. Оно должно внушать людям уверенность  в

себе и уважение к тяжелому труду, давать  им  силу.  На  протяжении  жизни

многих  поколений  пивом  чествовали  сочетающихся  браком,  поминали  уже

преданных земле, благословляли новорожденных, которые, когда вырастут, так

же будут трудиться - честно, упорно, не покладая рук.

 

   Нарвский фронт, 1944

 

 

 

ЭТА НЕОБЫКНОВЕННАЯ ЕЛЬ

 

   - Ну, говори же, что тебе видно оттуда, с вершины?

   - Много видно! Все видно!

   - Говори же, говори, что?

   Отсюда я вижу наш загон для скота и каменную ограду Саадуского  поля  с

можжевельниками в  воротах,  и  ракиты  у  ограды,  и  плакучие  березы  с

поникшими ветками на пригорке, и этот пологий гранитный валун, с  которого

так здорово съезжать на заднице. А там подальше зеленеет еще не  скошенный

луг и сверкает пролив со всеми своими островками. Отсюда виден  наш  двор,

сейчас, субботним вечером, мать метлой подметает  его;  вижу  баню,  а  из

трубы у нее клубится дым.  Вижу  даже  старого  золотисто-желтого  петуха,

махающего крыльями перед хлевом. И пес Самми спит на боку под навесом,  на

разогретом плитняке; белый живот под заходящим солнцем, пасть  открыта,  и

язык высунут...

   - А еще что ты видишь?

   Ой... Открытое море вижу... Пятимачтовые корабли, смуглых  матросов  на

реях, у них алые повязки на головах и медные кольца  в  ушах.  И  как  они

поют, слышу: будто большие  волны  шумят,  только  слов  не  пойму  -  они

серьезные и тяжелые, как в бабушкиной Библии между дубовыми створками.

   А теперь я вижу город за морем. Вижу красные и белые башни,  сверкающие

колонны, которые золотит солнце. Посреди города ярмарка,  и  ясно  слышно,

как суетится и шумит народ. Вижу там шпагоглотателя  в  красной  полосатой

накидке, в одном месте продаются сладкие стручки, в другом торгуют шипучим

лимонадом и желтыми шафранными булочками. Толстый  колбасник  с  багровыми

щеками и луково-желтыми усами стоит перед своей  палаткой.  Ух  ты,  какие

колбасные кольца! Нет, ты только подумай, с колесо от кареты, внутри шпик,

а сами -  золотисто-коричневые.  Ты  смотри,  утками-свистульками  торгует

продавец, похожий на потиского Йозепа,  ой,  нет,  шейный  платок  у  него

совсем другой и нос не такой пунцовый. Он дует в уточку, она  зеленоватая,

небольшая. Разве ты не слышишь, какие мелодии он высвистывает на ней:  это

вот был "рейнлендер" [немецкий танец прирейнских земель], а сейчас "Сихем,

где наши стада?.." [перефразированное из Библии: "Братья его  пошли  пасти

скот отца своего в Сихем"]. Ой, да он вовсе не глиняную утку держит у рта,

а красивого белого,  как  снег,  лебеденка,  честное  слово,  шея  у  него

изогнута, а клюв красный, как стручок турецкого перца...

   - А сейчас я смотрю на юг, как и ты думаешь, что я вижу?

   - Скажи.

   Отсюда мне видна огромная жаркая пустыня. Беглый раб,  бедняга,  бредет

среди песков, ноги в кровоподтеках,  горло  у  него  пересохло  от  жажды.

Удастся ли ему спастись?  Непременно  удастся...  Видишь,  здесь  в  скале

прохладная пещера, а в ней сочится родник, он дойдет до нее, окунет лицо в

родниковую воду и будет долго-долго  пить...  Ух  ты,  до  чего  чистая  и

холодная вода, как в источнике у церкви, - помнишь,  мы  ее  пили  в  день

поминовения усопших, а потом еще нам досталось от мамы...

   Ой-ой, прямо волосы дыбом становятся: из пещеры выходит  лев,  он  идет

прямо на раба... Теперь уж  ему  не  спастись!  Несчастный,  он  дрожит  и

сворачивается клубком, закрывает лицо руками. Бороться  бессмысленно,  лев

больше, чем наша старая Масса вместе со своим жеребенком... А знаешь,  что

теперь происходит: лев уже совсем  подошел  к  бедняге  рабу,  но  он  сам

хромает. Лев лижет раба и показывает ему свою лапу - она у него  распухла,

в ней огромная заноза, он никак не может сам ее  вытащить.  Он  показывает

лапу, а сам скулит от боли, раб его понял и вытаскивает  занозу.  Из  раны

брызнула кровь вместе с гноем. А теперь раб написал ему на рану...

   - Зачем он это сделал?

   Вот глупый вопрос, - рану же нужно промыть. Сейчас он отрывает клок  от

своей набедренной повязки и заматывает льву  лапу.  Лев  благодарно  лижет

рабу руку и трусит в пустыню, и на его мохнатой морде улыбка...

   - А раб? Что с ним?

   - О, это длинная история. Лев потом спасет ему жизнь, когда раба бросят

ему на съедение и лев его узнает...

   - Послушай, как же ты можешь видеть то, чего еще не было? Наверно,  это

одна болтовня. Ты все наврал...

   Молчание.

   А жаль.

   Так  хотелось  еще  сказать,  что  на  запад  отсюда,  с  вершины  этой

необыкновенной ели, видится в море голубой остров с краснокожими жителями,

в волосах у них торчат орлиные перья...

   А вот это уже не выдумка, это каждый может видеть: Самми  проснулся,  и

мама ласково, но строго корит его за лень...

 

 



Размер файла: 199.54 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров