Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (2)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (2)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (10)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (11)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (11)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Рассказы майора Пронина. Л. С. Овалов

Тяжелое лето  выдалось в  1919  году.  Колчак  разорял Сибирь,  Деникин

приближался к  Харькову,  Юденич угрожал Петрограду.  Не  дремали враги и  в

тылу: близ Петрограда началось контрреволюционное восстание.

 В  конце июня,  незадолго до занятия деникинцами Харькова,  был я в бою

тяжело ранен.  Признаться,  не  рассчитывал больше гулять по белу свету,  но

меня отправили в Москву,  выходили,  и в августе я уже смог явиться за новым

назначением.

 - Так  и  так,  -  говорю,  -  считаю  себя  вполне  здоровым  и  прошу

откомандировать обратно на фронт.

 - Отлично,  товарищ Пронин,  -  говорят мне,  - только поедете вы не на

фронт,  а  в  Петроград,  поступите в  распоряжение Чрезвычайной комиссии по

борьбе с контрреволюцией и саботажем.

 He сразу понял я характер порученной мне работы.  Товарищи мои,  думаю,

кровь на фронтах проливают,  а меня в тылу оставляют.  Так и решил, что меня

после ранения щадят и хотят мне дать время окрепнуть.

 - Очень хорошо, - говорю. - Разрешите идти?

 - Получите путевку, - говорят, - и можете отправляться.

 Приехал в  Петроград,  явился в  Чрезвычайную комиссию,  послали меня к

товарищу Коврову.

 Расспросил Ковров меня -  кто  я  и  что  я.  Ну  а  что  я  тогда был?

Мастеровой,  солдат -  вот и  все мои звания.  Исполнилось мне двадцать семь

лет,  царскую войну провел в окопах, на фронте вступил в партию большевиков,

добровольцем пошел  в  Красную  Армию,  знаний  никаких,  человек не  совсем

грамотный -  одним словом, не клад. Все, что умел делать, - винтовку в руках

держать и стрелять без промаху.

 Значит, расспросил Ковров меня и говорит:

 - Отлично, товарищ Пронин, пошлем мы вас на разведывательную работу.

 Обрадовался я,  думаю - на фронт пошлют, на передовые линии, в разведку

я всегда охотно ходил.

 - Терпение у вас есть? - спрашивает Ковров

 - Найдется, - отвечаю.

 - Вот и  отлично,  -  повторяет Ковров.  -  Нате вам ордер от жилищного

отдела, идите на Фонтанку, номер дома тут указан, и занимайте комнату.

 - Это зачем же? - спрашиваю.

 - А все затем же, - усмехается Ковров. - Вселяйтесь и живите.

 - Ну а делать что? - спрашиваю.

 - А ничего, - говорит Ковров. - Живите, вот и вся ваша забота.

 Тут я рассердился.

 - Что вы,  -  говорю, - смеетесь надо мной, что ли? Меня к вам работать

послали, а не отдыхать. Я и так два месяца в лазарете пробыл, хватит.

 - Нет,  так  не  годится,  товарищ Пронин,  -  отвечает Ковров  и  даже

переходит со  мной в  разговоре на  "ты".  -  А  еще военный!  Разная бывает

работа.  Иногда  посидеть  да  помолчать бывает  полезнее,  чем  стрелять  и

сражаться. Особняк, в который мы тебя посылаем, принадлежал Борецкой, важной

петербургской барыне.  Живет она в  нем и сейчас.  Были у нее и поместья,  и

деньги в банках, и я даже понять не могу, как она за границу не убежала. Или

не успела,  или понадеялась, что большевики долго не продержатся. Особняк ее

национализирован,   но  дело  в  том,   что  в  особняке  Борецкой  хранится

замечательная коллекция фарфора. После войны устроим мы в ее особняке музей,

будем для рабочих и крестьян посуду по этим образцам делать,  а пока имеется

у  нее охранная грамота от Музейного управления,  и  числится Борецкая,  так

сказать, надзирательницей над фарфором.

 Слушаю я Коврова и ничего не понимаю

 - Ну а я тут при чем?

 - Ты,  - продолжает Ковров, - поселишься у нее. Квартира большая, авось

найдется для тебя комната.  Подозрителен нам ее дом, понимаешь? Давно за ним

наблюдаем.  Ни в чем она не замечена, не уличена, но... Надо, чтобы там свой

человек поселился.  Объясни ей,  что, мол, ранен был, демобилизован, вышел в

отставку, поправляюсь, живу на пенсию, вас беспокоить не буду.

 - А дальше?

 - А дальше ничего.  Живи и живи.  Из дому выходи пореже, со старухой не

ссорься, а покажется что-нибудь подозрительным - приходи. Понятно?

 Понимать,  конечно,  особенно нечего было,  но не понравилась мне такая

работа.

 - А нельзя ли, - говорю, - все-таки на фронт?

 Ковров только головой покачал.

 - Дисциплина, брат, - подчиняйся и не огорчайся.

 

 

II

 

 Пришлось подчиниться.  Взял ордер,  пошел на  Фонтанку.  Дом  как  дом,

поместительный, красивый, - подходящий дом Дверь высокая, резная.

 Позвонил.  Открывает дверь  старушка,  глядит на  меня  через  цепочку.

Седенькая  такая,   в   черном  платье  и,   несмотря  на   голодное  время,

довольно-таки полная.  Волосы назад зачесаны и  на затылке пучком закручены.

По моим тогдашним понятиям она мне больше на купчиху похожей показалась, чем

на важную барыню.

 - Мне, - говорю, - гражданку Борецкую надо.

 - Я и есть Борецкая, - отвечает она. - Что вам: от меня, матросик?

 А в матросики я попал за свой бушлат. Уезжая из Москвы, получил я ордер

на обмундирование,  а на складе ничего,  кроме бушлатов, не оказалось. Так и

пришлось мне вырядиться матросом, хоть и не был я никогда моряком.

 Подаю ордер.

 - Вот, - говорю, - послали до вашего дома...

 - А известно ли вам, матросик, - говорит мне эта бывшая владелица дома,

- что у меня охранная грамота на всю жилищную площадь имеется?

 - Известно,  бабушка,  -  говорю,  -  только куда же мне сейчас вечером

деваться, жилищный отдел закрыт, а знакомых в городе не имеется?

 - Где же вы, матросик, служите? - спрашивает она меня.

 - Нигде не  служу,  -  объясняю я  ей,  -  я  по инвалидности на пенсию

переведен и прибыл сюда на поправку.

 - А дрова вы колоть можете? - спрашивает она.

 - Почему же, - отвечаю, - не поколоть...

 - Так заходите,  -  говорит она, - все равно ко мне кого-нибудь вселят,

такие уж теперь времена, а вы, кажется, симпатичный.

 Впустила она меня в особняк,  заперла дверь на засовы и цепочки, велела

хорошенько вытереть ноги и  повела по  комнатам.  Не  приходилось мне видеть

такой богатой обстановки в  домах!  На  окнах шелковые занавеси,  стены тоже

обтянуты шелком,  отделаны деревом,  мебель полированная, украшена бронзой и

позолотой, хрустальные горки, и всюду - на полках, на столах, на этажерках -

нарядная посуда: вазы, блюда, чашки и всякие разнообразные фигурки.

 Провела она меня через эти роскошные комнаты, ввела в комнату попроще и

поменьше,  но  тоже  хорошо  обставленную и,  пожалуй,  слишком нарядную для

такого молодого человека, каким я в то время был.

 - Вот,  устраивайтесь,  -  говорит.  -  В этой комнате у меня племянник

помещался. Он теперь под Псковом живет, в деревне. В учителя поступил. - Она

помолчала, вздохнула. - Теперь я совсем одна...

 Устроиться мне  было  недолго.  Все  мои  вещи  находились в  небольшом

фанерном чемодане, да и вещей было не густо.

 Вечером старуха заглянула ко мне.

 - Ну как, устроились? - спрашивает.

 Осмотрела комнату,  поглядела на  мой  жалкий скарб  и  только руками и

всплеснула.

 - Белья-то у вас нет?

 Принесла простыни, подушку, помогла постелить постель, чаю предложила.

 - Давайте познакомимся как следует,  матросик,  - говорит. - Зовут меня

Александрой Евгеньевной,  живу я  одна,  скучно,  может,  нам и в самом деле

будет вдвоем веселей.



Размер файла: 274.52 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров