Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Зина Портнова. В. И. Смирнов

Зина проснулась от  шороха.  Приоткрыв глаза,  увидела,  как  сестренка

Галька, с которой они спали в сенях, вылезла из-под одеяла, осторожно прошла

по коридорчику и, звякнув щеколдой, бочком проскользнула за дверь.

     "Куда это она?" -  тревожно подумала Зина, окончательно проснувшись, и,

быстро накинув халатик, тоже выбежала на усадьбу.

     Вокруг ни души. Ранняя зорька чуть позолотила верхушки тополей и лип на

короткой  деревенской улочке,  полого  спускающейся к  реке.  Обильная  роса

словно сединой покрыла луговину.  Зина не  сразу заметила сестренку.  Галька

стояла  неприметно возле  тына,  босая,  с  распущенными волосами,  в  одной

короткой  рубашонке,  и,  протянув ручонки  в  сторону,  откуда  поднималось

солнышко, разговаривала.

     "С кем это она?" -  Зина,  едва слышно ступая, подошла ближе и услышала

жалобно-плаксивый Галькин голосок:

     - Живем мы  у  бабушки...  Но  здесь немцы!  Нам  так страшно.  Мама!..

Мамочка!.. Где ты?.. Забери нас отсюда...

     Зина схватила Гальку за руку и,  не говоря ни слова, потащила обратно в

сени.

     - Ложись и спи,  противная девчонка!..  - шепотом строго приказала она,

когда  озябшая  Галька  послушно  юркнула  под  одеяло.  -  Больше  меня  не

тревожь... Разбудила в такую рань. И без тебя так тошно, что жизнь немила. -

И,  не выдержав,  сама расплакалась,  обняла и крепко поцеловала "противную"

девчонку,  дороже,  милее которой для  Зины теперь на  белом свете никого не

было.

     Казалось, целая вечность прошла с тех пор. как они застряли у бабушки в

деревне, а Галька отчаянно тоскует, рвется обратно в Ленинград.

     Галька,  свернувшись калачиком,  вскоре заснула. На ее светлых ресницах

застыли слезинки.  А  Зина заснуть уже больше не могла.  По улице с  шумом и

треском  проехала  одна   машина,   другая...   послышалась  немецкая  речь,

прозвучала автоматная очередь... И снова все стихло.

     Стреляют... убивают... И так каждый день.

     Зина лежала закрыв глаза рядом с  сестренкой на тощем,  набитом соломой

тюфяке,  а  в  памяти  оживало  недавнее  прошлое,  казавшееся теперь  таким

далеким.  Вот  она,  веселая,  счастливая,  сбегает  со  школьного  крыльца.

Кружевной  воротничок  ее  синего  ученического халатика  подхвачен  красным

галстуком, в пепельные косички вплетены красивые банты. Вслед за ней, прыгая

через ступеньку, спускаются оживленные, веселые одноклассницы.

     Над  головой теплое солнышко,  а  вокруг молодая яркая зелень деревьев.

Позади седьмой класс.  Они уже почти взрослые. Осенью восьмиклассников будут

принимать в комсомол. А впереди летние каникулы...

     У  перекрестка подружки неохотно расстались.  Зина направилась по своей

тихой, малолюдной Балтийской улице, размахивая портфелем, улыбаясь встречным

от переполнявшей ее радости.

     Вот  и  небольшой трехэтажный дом  под  номером  24.  У  подъезда  Зина

замедлила шаги и присела на лавочке, рядом с полуслепой старушкой.

     - Отдыхаете, бабуля?.. Может, вас проводить домой?

     - Спасибо, Зиночка, спасибо, милая. Я только что вышла...

     Зина погладило взъерошенного кота, растянувшегося на ступеньке крыльца.

     - Греешься на солнышке,  Митька?.. Грейся, грейся, беспризорник ты мой.

Наверно, тебя сегодня и не покормили. Подожди, я тебе что-нибудь вынесу... -

И тут же строго пожурила воробьев,  затеявших шумную, пискливую потасовку на

тополе: - Ну чего вы раскричались, драчуны? Митька же на вас поглядывает.

     Поднявшись к себе на третий этаж, Зина тихонько отперла входную дверь и

остановилась на  пороге  комнаты.  Галька  не  слышала,  как  вошла  сестра.

Усевшись,  поджав ноги,  на диване, она тормошила свою большую куклу Ольгу -

"учила читать".

     - Какая  буква?  -  строго  вопрошала  Галька.  -  А  это  какая?  -  И

притворно-горько  вздыхала:  -  Почему ты  такая  бестолковая?  Беда  мне  с

тобой...

     Вскинув голову с бронзовыми кудряшками,  Галька наконец заметила Зину и

бросилась к ней, кубарем скатившись с дивана:

     - Что принесла?.. Похвальную грамоту дали?

     Прыгая вокруг сестры,  Галька засыпала ее  вопросами.  Зина положила на

стол табель и грамоту за успехи в учебе.

     Галька не умела еще читать,  но сразу же поняла,  что сестра,  как и  в

прошлом году, отличница.

     - А  это  почему  же  не  с  круглой  буквы  начинается?  -  придирчиво

осведомилась она,  ткнув  пальцем в  оценку,  непохожую начертанием букв  на

остальные.

     - "Хорошо" по русскому языку...  Не дотянула до "отлично",  - вздохнула

Зина.

     - А когда меня записывать в школу поведешь?.. Маме ведь некогда, она на

работе.

     - Тебя уже записали.

     ...  За стеной раздался резкий выстрел.  За ним - другой. Зина в испуге

вскочила с постели.  Прильнула к щели бревенчатой стены. Мимо избы по дороге

прошли немцы,  громко и отрывисто разговаривая. Они вели двух арестованных в

солдатских  гимнастерках,  очевидно  окруженцев,  и,  видимо,  развлекались,

стреляя в воздух.

     Мучительная,  страшная  действительность,  от  которой  опять  защемило

сердце.  Зина  с  трудом заставила себя  снова  мысленно вернуться в  родной

Ленинград.  Тогда,  в  первый  день  школьных каникул,  она  пошла  вместе с

девчонками к  Нарвским  воротам.  Здесь  находилось огромное  здание  Дворца

культуры.  Во Дворце Зина часто заглядывала в детскую библиотеку. Читать она

очень любила, особенно книги о гражданской войне, о подвигах и путешествиях.

Пожалуй, не менее страстным ее увлечением был балетный кружок, в котором она

занималась уже второй год.

     - Из тебя может получиться балерина, - хвалили ее зимой девчонки, когда

она успешно исполнила свою роль в детском балете "Аистенок".

     Звенели трамваи,  мчались машины -  было  шумно и  людно,  а  девчонки,

сгрудившись стайкой, шли по тротуару, заглядывая в витрины магазинов, толкая

друг друга и  дурачась.  Тараторили о всякой всячине и,  главным образом,  о

пионерском лагере.

     Обычно Зина ездила летом с сестренкой и матерью к бабушке в Белоруссию.

И теперь она больше всех радовалась предстоящей лагерной поездке.

     - Давайте продумаем,  чем мы в  лагере будем заниматься?  -  предложила

она.

     - Будем в  лес ходить!..  На речку,  купаться!..  Землянику собирать!..

Цветы... В кружки запишемся, - отвечали Зине сразу несколько голосов.

     А  на  следующий день  все  радужные Зинины планы  летнего отдыха разом

рухнули. Под вечер явилась с работы расстроенная мать и сказала:

     - Переносят мой отпуск - заболела сменщица. Придется тебе, Зина, хочешь

ты или не хочешь, ехать с Галькой в деревню, к бабушке. -

     - Ну вот...  - помрачнела Зина. - Который год я все с ней езжу! - И тут

же осеклась, увидев, как мать строго сдвинула брови.

     Такая же круглолицая,  как и  Зина,  светловолосая,  выглядевшая моложе

своих  тридцати восьми  лет,  Анна  Исаковна относилась к  дочерям строже  и

требовательнее,  чем  отец,  Мартын  Нестерович,  работавший  крановщиком на

Кировском заводе.

     Зина в этот день едва дождалась, когда он придет с работы. Ей казалось,

отец слишком долго умывался на кухне.  Слышно было, как он плескался водой и

отфыркивался.   Вернулся   в   комнату,   вытираясь   полотенцем.   Высокий,

черноволосый. С добродушной улыбкой оглядел домашних.

     - Что все такие унылые? Какая муха вас укусила?

     - Мне отпуск не дают. Вот и решаем, как нам быть с Галькой?

     Мартын Нестерович задумался.

     - Я бы с удовольствием поехал сам с ребятами,  половил бы рыбу в Оболи,

походил по грибы... Но у меня отпуск осенью.

     Несколько минут царило тягостное молчание.

     - Ладно,  мама,  -  наконец  произнесла Зина,  тяжело  вздохнув,  -  не

расстраивайся,  раз надо, я поеду в деревню с Галькой. - Она подошла, обняла

и поцеловала мать.

     - Вот и хорошо!..  Вот и хорошо!.. - запрыгала Галька, очень довольная,

что с ней поедет Зина, и, не обращая внимания на хмурое лицо старшей сестры,

повисла у ней на руке.

     - Смотри в деревне меня слушайся, а то сразу обратно уеду... - строгим,

учительским тоном предупредила Зина.

     Вечером она не пошла к подругам,  осталась дома. Перебирала свои книги,

тетрадки  -  приводила  в  порядок  этажерку.  Машинально  вытирая  пыль  со

статуэтки, небольшой фарфоровой лыжницы - награды за первое место в школьных

лыжных  состязаниях,  Зина  с  грустью  думала,  какой  предстоит трудный  и

неприятный разговор с девчонками. Можно представить, какой они поднимут шум,

как станут упрекать, что она - староста класса - не едет в лагерь, так легко

уступает своим домашним и отделяется от отряда.

     Последний день в Ленинграде пролетел незаметно в дорожных сборах. Мать,

поездив с  Зиной за  необходимыми покупками по  магазинам,  ушла на работу в

вечернюю смену,  предоставив дочерям  самостоятельно решать,  что  возьмут с

собой.

     - Какие мне игрушки брать?  -  спрашивает Галя,  разложив на диване все

свое богатство: куклы, кубики, книжки с картинками.

     - Сама соображай,  ты  же не маленькая,  -  откликается старшая сестра,

занятая своими делами.

     Горка разных игрушек растет на диване.

     - Это что!  Ты все собираешься взять?  -  ужасается Зина. - Пожалуй, ты

всю  квартиру заберешь!  -  И  она  решительно отодвигает Галькины игрушки в

сторону. - С ума сойти! - ворчит она сердито. - Ничего лишнего нельзя брать,

понимаешь? Мы не на вечность же едем в деревню, а только на лето... - И Зина

снова  погружается в  сборы,  однако одним  глазом все  же  следит теперь за

Галькой.

     - Возьму Ольгу,  - решает Галька, отобрав из кучи игрушек самую большую

куклу  с  льняными  кудряшками,   в  ярко-зеленом  платье,  и  обращается  к

оставшимся плюшевым и  резиновым зверюшкам:  -  Скучать не  будете?  Я  ведь

ненадолго, на лето. Скоро вернусь...

     - Ты что, и Ольгу забираешь? - снова восклицает Зина.

     - Она не сможет без меня. Она же не выживет, - начинает хныкать Галька.

     - Выживет,   прекрасно  выживет...   Она  хоть  отдохнет  без  тебя,  -

откликается Зина.



Размер файла: 355.94 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров