Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Молодая гвардия. А. А. Фадеев

     - Нет,  ты  только посмотри,  Валя,  что это за чудо!  Прелесть!  Точно

изваяние...  Ведь она не  мраморная,  не  алебастровая,  а  живая,  но какая

холодная!  И какая тонкая, нежная работа, - человеческие руки никогда бы так

не сумели. Смотри, как она покоится на воде, чистая, строгая, равнодушная...

А это ее отражение в воде, - даже трудно сказать, какая из них прекрасней, -

а краски?  Смотри,  смотри, ведь она не белая, то есть она белая, но сколько

оттенков -  желтоватых,  розоватых,  каких-то небесных,  а  внутри,  с  этой

влагой,  она жемчужная,  просто ослепительная,  -  у  людей таких и красок и

названий-то нет!..

     Так говорила,  высунувшись из ивового куста на речку, девушка с черными

волнистыми  косами,   в   яркой  белой  кофточке  и  с  такими  прекрасными,

раскрывшимися от  внезапно хлынувшего из  них сильного света,  повлажневшими

черными глазами,  что сама она походила на эту лилию,  отразившуюся в темной

воде.

     - Нашла время любоваться!  И чудная ты,  Уля,  ей-богу!  -  отвечала ей

другая девушка, Валя, вслед за ней высунувшая на речку чуть скуластое и чуть

курносенькое,  но очень миловидное свежей своей молодостью и  добротой лицо.

И,  не взглянув на лилию, беспокойно поискала взглядом по берегу девушек, от

которых они отбились. - Ау!..

     - Ay... ay... yy! - отозвались на разные голоса совсем рядом.

     - Идите сюда!..  Уля нашла лилию,  -  сказала Валя,  любовно-насмешливо

взглянув на подругу.

     И в это время снова,  как отзвуки дальнего грома,  послышались перекаты

орудийных выстрелов - оттуда, с северо-запада, из-под Ворошиловграда.

     - Опять!

     - Опять...  -  беззвучно повторила Уля, и свет, с такой силой хлынувший

из глаз ее, потух.

     - Неужто они войдут на этот раз!  Боже мой!  - сказала Валя. - Помнишь,

как в  прошлом году пере" живали?  И все обошлось!  Но в прошлом году они не

подходили так близко. Слышишь, как бухает?

     Они помолчали прислушиваясь.

     - Когда я  слышу это  и  вижу небо,  такое ясное,  вижу ветви деревьев,

траву под ногами,  чувствую, как ее нагрело солнышко, как она вкусно пахнет,

- мне  делается так  больно,  словно все  это  уже  ушло  от  меня навсегда,

навсегда, - грудным волнующимся голосом заговорила Уля. - Душа, кажется, так

очерствела от этой войны, ты уже приучила ее не допускать в себя ничего, что

может  размягчить ее,  и  вдруг  прорвется такая  любовь,  такая  жалость ко

всему!.. Ты знаешь, я ведь только тебе могу говорить об этом.

     Лица их среди листвы сошлись так близко,  что дыхание их смешивалось, и

они прямо глядели в глаза друг другу.

     У  Вали  глаза  были  светлые,  добрые,  широко  расставленные,  они  с

покорностью и  обожанием  встречали взгляд  подруги.  А  у  Ули  глаза  были

большие,  темнокарие,  -  не глаза,  а очи,  с длинными ресницами, молочными

белками, черными таинственными зрачками, из самой, казалось, глубины которых

снова струился этот влажный сильный свет.

     Дальние гулкие раскаты орудийных залпов,  даже здесь, в низине у речки,

отдававшиеся  легким   дрожанием  листвы,   всякий  раз   беспокойной  тенью

отражались на лицах девушек.

     - Ты помнишь, как хорошо было вчера в степи вечером, помнишь? - понизив

голос, спрашивала Уля.

     - Помню, - прошептала Валя. - Этот закат. Помнишь?

     - Да,  да...  Ты знаешь,  все ругают нашу степь,  говорят, она скучная,

рыжая,  холмы да холмы,  и будто она бесприютная, а я люблю ее. Помню, когда

мама еще была здоровая,  бывало,  она работает на баштане,  а я,  совсем еще

маленькая,  лежу себе на спине и гляжу высоко-высоко, думаю, ну как высоко я

смогу посмотреть в небо, понимаешь, в самую высочину? И мне вчера так больно

стало,  когда мы смотрели на закат,  а потом на этих мокрых лошадей,  пушки,

повозки,  на раненых...  Красноармейцы идут такие измученные,  запыленные. Я

вдруг с  такой силой поняла,  что  это никакая не  перегруппировка,  а  идет

страшное,  да,  именно страшное,  отступление.  Поэтому они и в глаза боятся

смотреть. Ты заметила?

     Валя молча кивнула головой.

     - Я  как посмотрела на  степь,  где мы столько песен спели,  да на этот

закат -  и еле слезы сдержала.  А ты часто видела меня,  чтобы я плакала?  А

помнишь,  когда стало темнеть?..  Они все идут, идут в сумерках, и все время

этот гул,  вспышки на горизонте и зарево,  -  должно быть,  в Ровеньках, - и

закат такой тяжелый,  багровый.  Ты знаешь, я ничего не боюсь на свете, я не

боюсь  никакой  борьбы,   трудностей,   мучений,   но  если  бы  знать,  как

поступить...  Что-то  грозное нависло над нашими душами,  -  сказала Уля,  и

мрачный, тусклый огонь позолотил ее очи.

     - А  ведь как мы хорошо жили,  ведь правда,  Улечка?  -  сказала Валя с

выступившими на глаза слезами.

     - Как  хорошо могли бы  жить все  люди на  свете,  если бы  они  только

захотели,  если бы они только понимали!  -  сказала Уля. - Но что же делать,

что  же  делать!  -  совсем  другим,  детским голоском нараспев сказала она,

заслышав голоса подруг, и в глазах ее заблестело озорное выражение.

     Она быстро сбросила туфли,  надетые на босу ногу,  и, подхватив в узкую

загорелую жменю подол темной юбки, смело вошла в воду.

     - Девочки,  лилия!..  -  воскликнула выскочившая из  кустов  тоненькая,

гибкая  девушка  с  мальчишескими отчаянными глазами.  -  Нет,  чур  моя!  -

взвизгнула она  и,  резким  движением подхватив обеими руками юбку,  блеснув

смуглыми босыми ногами,  прыгнула в воду, обдав и себя и Улю веером янтарных

брызг.  -  Ой,  да тут глубоко!  - со смехом сказала она, провалившись одной

ногой в водоросли и пятясь.

     Девушки - их было еще шестеро - с шумным говором высыпали на берег. Все

они,  как и  Уля,  и Ваяя,  и только что прыгнувшая в воду тоненькая девушка

Саша,  были в коротких юбках, в простеньких кофтах. Донецкие каленые ветры и

палящее солнце,  будто нарочно,  чтобы оттенить физическую природу каждой из

девушек,  у той позолотили,  у другой посмуглили,  а у иной прокалили, как в

огненной купели, руки и ноги, лицо и шею до самых лопаток.

     Как  все  девушки  на  свете,  когда  их  собирается больше  двух,  они

говорили,  не слушая друг друга,  так громко,  отчаянно,  на таких предельно

высоких,  визжащих нотах,  будто все,  что они говорили, было выражением уже

самой последней крайности и  надо было,  чтобы это  знал,  слышал весь белый

свет.



Размер файла: 1.34 Мбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров