Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Люди с чистой совестью. П. П. Вершигора

Война для меня началась на крышах киевской  киностудии,  в  которой

мастера украинского кино создали  ряд  выдающихся  фильмов.  Несколько

десятков гектаров земли,  засаженных  фруктовыми  деревьями,  чудесные

аллеи, а в центре - оригинальное здание из красного и желтого  кирпича

с четырьмя башнями по углам. В этой студии я работал режиссером.

   На четвертый день войны, когда я дежурил на  одной  из  башен,  над

студией пролетели первые двадцать черных самолетов.

   Это было в среду 25 июня в  9  часов  утра.  Самолеты  шли  бомбить

авиазавод, находившийся недалеко от студии. Военные познания мои  были

очень невелики, и я не знал, что если бомбы отрываются от самолета над

твоей головой, то личная опасность миновала. А бомбы,  предназначенные

для авиазавода, сбрасывались гитлеровскими летчиками как раз над  моей

головой. По телефону, который был проведен к моей вышке,  я  прокричал

на командный пункт какие-то торжественные слова, вроде: погибаю,  мол,

но не сдаюсь, - и упал лицом вниз, ожидая смерти.

   Вероятно, я тогда всерьез верил, что именно от моего поста на крыше

многое зависит в ходе военных действий, а то и во всей войне.

   Далее мои военные похождения продолжались в Полтаве, на  футбольном

поле стадиона, где в спешном порядке  формировалась  264-я  стрелковая

дивизия приписных.

   Месяца через два, отступая, я поднял на мостовой  книгу  Хемингуэя,

выброшенную  взрывной  волной  из  библиотеки   районо.   Перелистывая

страницы, я нашел в ней слова, которые показались мне тогда  подлинной

и обнаженной "правдой" войны:

   "Кадровые офицеры нужны для парадов, а когда нужно лежать в  окопах

и стрелять, то это делают  купцы,  бухгалтера,  учителя,  музыканты  и

дантисты".

   Прочитал и задумался. "Бухгалтера? Тоже нашел вояк!" Но вот в своем

взводе я обнаружил двух кооператоров. А когда пригляделся поближе,  то

увидел, что дивизия, наспех  сформированная  на  полтавском  стадионе,

состояла из  дантистов,  продавцов,  дворников,  учителей  и  артистов

города Киева.

   В последних числах июля поезд десять часов мчал нас из Полтавы и на

рассвете подвез к Днепру, к затерянной в  песках  левобережья  станции

Леплява.

   На нас были новенькие гимнастерки. Тут же, на станции,  выдали  нам

блестевшие свежим воронением  и  маслом  полуавтоматические  винтовки.

Выгрузившись из вагонов, мы впервые ощутили  близость  фронта:  высоко

вверху кружились тогда мне совершенно  неизвестные,  а  затем  изрядно

надоевшие за войну стрекозы - немецкие корректировщики.  Через  сутки,

нагруженные скатками, гранатами,  котелками,  мы  переправились  через

Днепр и, пройдя еще километров двадцать на запад, через село  Степанцы

вышли на передовую. Шли  спешным  маршем,  иногда  переходя  на  рысь.

Солдатские штаны, придерживаемые брезентовым пояском, не держались  на

животе и все время сползали, скатка развязывалась и терла шею, котелок

стукался  о  винтовку,  пот  заливал  лицо.  Впереди  явственно  ухала

артиллерия, слышались разрывы  мин,  переговаривались  пулеметы.  Ноги

потерлись и болели, к горлу подступала  злость.  Позади  были  картины

эвакуации Киева  и  других  городов  Украины,  на  которую  гитлеровцы

обрушили удары авиации и механизированных дивизий.

   Наша дивизия занимала по фронту километров шесть, перекрывая важную

дорогу. Я начал боевую карьеру в должности помощника командира взвода.

Вернее говоря,  вначале  у  меня  была  более  почтенная  должность  -

интенданта полка. Но на столь высоком посту я удержался всего лишь два

часа.

   Дело  происходило  еще  на  полтавском  стадионе.   Бравый   вояка,

подполковник Макаров, формируя свой полк, выстроил командный состав  и

молниеносно распределил: ты будешь командовать такой-то  ротой,  ты  -

такой-то и так далее, но очутился в тупике, когда  понадобилось  найти

интенданта. Он почему-то был убежден,  что  командовать  могут  всякие

люди, но интендантом способен быть только очень грамотный человек.

   Распределив всех по должностям,  он  еще  раз  выстроил  в  шеренгу

командиров и стал справляться об их образовании. Узнав, что я  окончил

театральный институт, а затем киноакадемию,  он,  нимало  не  смущаясь

тем, что оба эти учебные заведения не имели никакого  отношения  ни  к

военному, ни к хозяйственному делу, сразу же решил, что я  сущий  клад

для полка и могу быть отличным интендантом. Подполковник  с  ходу  дал

мне задание  получить  селедку  на  весь  полк.  82   грамма   селедки

полагалось на бойца, 985 бойцов имелось в наличии. Селедок  я  получил

688 штук. На досках мы разложили селедки. Передо мною, словно  солдаты

в строю, выстроились блестящие злые рыбины, а я стоял над ними и ломал

себе голову, как разделить  их  по  справедливости.  Взвешивая  по  82

грамма этих проклятых селедок,  мы  столкнулись  с  проблемой  дележки

голов и хвостов. От каждой порции приходилось отрезать либо  то,  либо

другое. Одним доставалась наиболее вкусная часть, другим же - сплошные

хвосты и  головы.  Словом,  от  должности  начхоза  я  был  немедленно

отставлен. Командир полка хотел отправить меня в глубокий тыл,  весьма

смущенный моей непригодностью к интендантским обязанностям.

   -  Ну  куда  я  тебя  дену?  Военное  образование  у   тебя   есть?

Действительную служил?

   - Служил, барабанщиком, - угрюмо ответил я.

   Командир  беспомощно  развел  руками.  Через  день,   с   некоторым

стеснением, он назначил меня на должность помощника командира взвода.

   Три года спустя, командуя партизанской дивизией, как-то  на  вечере

воспоминаний я рассказал партизанам о своей первой военной проблеме  -

дележе  селедок;  старшина   хозяйственной   части   Саша   Зиберглейт

укоризненно сказал:

   - Ай-яй-яй, товарищ генерал, как же можно было  так  решать?  Нужно

была дать каждому по полселедки, потом  дать  добавку  по  голове  или

хвосту, и у вас еще осталось бы сто - двести порций резерва...

   Только тогда я понял, что не родился интендантом.

   Но вернемся к селу Степанцы, метрах в трехстах  от  которого  -  на

свекловичном поле - занимала оборону еще ничем  себя  не  прославившая

264-я дивизия.

   Это было на рассвете 2 августа 1941  года.  Мы  выкопали  окопчики.

Некоторые из них были начаты какими-то нашими предшественниками.  Полк

наш прибыл в Степанцы накануне, и,  как  полагается  перед  боем,  нас

маленькими группами отправляли в садик, где политрук читал нам присягу

и мы подписывали ее.



Размер файла: 1.48 Мбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров