Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Записки истребителя. А. Л. Кожевников

Страшное известие  о  нападении  фашистской  Германии  на  нашу  страну

застало меня в Батайской летной школе, в которой я был инструктором.

     Тот день врезался в память на всю жизнь.

     Воскресенье. Погода ясная, безветренная,  а  небо  голубое  и  высокое,

залитое солнцем. Дрожит, переливается волнами  нагретый  воздух.  Хочется  в

тень, в прохладу, к воде. Но день сегодня в школе не выходной, а рабочий: по

некоторым обстоятельствам выполнение учебной программы  немного  отстало  от

плана, и надо наверстать упущенное. С самого утра  на  аэродроме  стоит  гул

моторов.

     - Сегодня ваш  последний  полет,  товарищ  Гучек.  Он  же  и  зачетный.

Постарайтесь выполнить его на  отлично,  -  говорю  я  курсанту.  -  Задание

усвоили?

     - Так точно.

     Откозыряв, Гучек просит разрешения сесть в самолет.

     - Садитесь да лучше наблюдайте за часами.  В  последнем  полете  всегда

хочется побыть подольше, знаю по себе. Ваше время  -  тридцать  минут  и  ни

минуты больше.

     Ответив "есть", курсант проворно надел парашют,  вскочил  в  кабину  и,

запустив мотор, вырулил на старт.

     Через полминуты машина, оторвавшись от земли, устремилась в небо.

     Достигнув заданной высоты, летчик развернулся в направлении  аэродрома.

Фигуры, одна искуснее другой, вычерчивались,  в  воздухе.  Самолет  легко  и

красиво набирал высоту, перевертывался через  крыло,  падал  камнем  вниз  и

снова с сердитым ревом устремлялся вверх.

     - Молодец  Гучек.  Настоящий  истребитель!  -  сказал  командир  отряда

капитан Кузьмин. - Скромный, энергичный. Любит небо и не боится опасностей.

     Выполнив задание, Гучек шел на  посадку.  Самолет  приземлился  на  три

точки у посадочного "Т".

     -  Всегда  точно  у  "Т",  -  заметил  кто-то  из  курсантов,  стоявших

поблизости.

     Гучек, зарулив самолет на заправочную полосу, выключил двигатель и снял

парашют. Затем быстро направился к нам. Когда он подошел, на его лице  можно

было прочесть радость за окончание школьной программы и вместе с тем  печаль

расставания с товарищами, которое неизбежно.

     Вот и еще один летчик. Научил его летать, работать в воздухе, привык  к

нему, а он наденет форму  лейтенанта  и  уйдет  в  строевую  часть.  У  него

начнется новая жизнь, а мне по-прежнему учить и выпускать новых  летчиков...

Впрочем, что это я словно завидую Гучеку? Разве  же  не  интересно  учить  и

выпускать? Это же мое любимое дело. Сколько еще в детстве мечтал об авиации,

о полетах  в  небо!  В  ту  пору  самолеты  были  не  редкостью  и  в  нашем

Красноярском крае, где я родился и вырос.

     Они часто пролетали над тайгой, над Енисеем: в  годы  первых  пятилеток

шло большое освоение воздушных путей на Дальний Восток и на Север.  Самолеты

манили за собой деревенского парнишку, а потом колхозного землеустроителя. Я

поступил в аэроклуб, а по окончании его - в  летную  школу.  И,  когда  смог

самостоятельно владеть машиной, был до того рад, что написал:

     Теперь уже могу летать,

     Моя мечта - парить в лазури,

     Защитником границы стать,

     Соперником грозы и бури...

     Гучек, доложив о выполнении задания,  садится  в  самолет,  на  котором

только что летал, а я - на двухместный УТИ-4,  и  мы  в  паре  отруливаем  к

ночной стоянке.

     Когда мы подрулили к красной линейке, к нам подошел инженер эскадрильи.

Почему-то он с противогазом.

     - Тревога, что ли, товарищ инженер?

     - Нет, - сказал он взволнованно. - Война. Фашистская Германия напала на

нашу страну. Только что передали по радио.

     Война... Множество мыслей, сменяя одна  другую,  пронеслось  в  голове.

Казалось бы, для людей военных в этом известии не должно было быть непомерно

ошеломляющего, сногсшибательного  -  ведь  мы  кадровые  военные...  Но  как

ошеломило!

     - Ну вот, брат Гучек, как начинается твоя самостоятельная летная жизнь.

С учебного самолета прямо на боевой, - говорю я курсанту.

     Он молчит, должно быть погруженный в свои думы.

     Фашистская Германия представилась мне многомиллионной  толпой  людей  в

черных  мундирах,  затянутых  ремнями,  в  рогатых  касках,  с   винтовками,

увенчанными длинными  ножевыми  штыками.  А  над  всем  этим  распростерлась

огромная черная свастика.

     Никак не укладывалось в голове, что  вот  сейчас,  когда  мы  стоим  на

аэродроме, на наши границы лезут  вражеские  танки,  а  на  города  самолеты

сбрасывают бомбы.

     - Поторапливайтесь, - вывел  меня  из  задумчивости  инженер.  -  Скоро

митинг.

     Вечером мы с Колей Нестеренко, лучшим моим товарищем, подали рапорты  с

просьбой немедленно направить нас в действующую армию: хотелось скорее  быть

там.

     Теперь начали летать с рассвета дотемна, сколько позволяли  силы.  Надо

было ускорить выпуск курсантов, дать фронту больше  и  лучше  подготовленных

летчиков.

     Были дни, когда мы производили по семидесяти - восьмидесяти  посадок  в

день. Работали в две смены, самолеты подготавливали ночью.

     Мы ждали ответа на свои рапорты.

 

НА ФРОНТ!

     В первых числах июля пришел приказ - вылетать на фронт.

     Лететь надо было на боевых самолетах,  принадлежавших  школе.  Механики

проверяют моторы, оружейники снаряжают патронные ящики, готовят оружие.  Они

делали эту работу множество раз, но сегодня выполняют ее по-особенному. Лица

сосредоточены, внимание напряжено, руки ощупывают буквально каждую деталь...

     А я не нахожу себе места. Минуты кажутся бесконечно длинными.  Возьмусь

то за одно, то за другое. Где только не  побывают  мысли!  Но  больше  всего

думается о фронте. Все эти дни оттуда идут неутешительные вести. Наши войска

оставляют город за городом. Люди дерутся геройски, но фашисты лезут  вперед,

и, кажется, ничем их не остановишь. Наверное, у нас не хватает сил.

     Вот прилетит наша школа, десятки школ, из тысяч  мест  прибудут  свежие

подкрепления, и враг не пойдет дальше. Не должен он наступать!  Несмотря  ни

на что верится в хорошее и светлое. Свое прибытие на фронт связываешь с этим

хорошим. Молодость щедра на подвиги. Воображение рисует воздушные бои.  Один

на один с "мессершмиттом". Нет, один против двух, даже против трех!..



Размер файла: 437.53 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров