Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Воспоминания солдата. Г. Гудериан

     Hoaxer: Этот текст воспроизведен по изданию Г. Гудериан,  "Воспоминания

солдата", М.: Воениздат, 1954., а то издание было, соответственно, переводом

немецкого - H. Guderian. Erinnerungen eines Soldaten.  Heidelberg,  1951.  В

1954 году при переводе была  произведена  значительная  правка  -  то  бишь,

купюры. Например, вырезано описание Гудерианом берлинских переговоров  между

Молотовым  и  Гитлером.     соответствующем   примечании   я   восстановил

историческую  справедливость);  а  танковая  школа  в   Казани,   упомянутая

Гудерианом,  превратилась  в  безликую  "танковую   школу   на   иностранной

территории". Гейнц (вообще-то Хайнц, но так уж получилось) Гудериан в  своих

воспоминаниях, естественно,  крайне  субъективен.  Конечно  то,  что  он  не

пытается в угоду вчерашним противникам порочить то, что ему дорого, вызывает

уважение.  Вызывает  уважение  и  уважение  Гудериана   к   своим   западным

противникам (к русским  противникам  Хайнц  сперва  снисходителен,  а  после

только скрежещет зубами в бессильной злобе) и к германским солдатам.  Однако

уж чересчур "быстроходный Хайнц" обеляет себя и вермахт. И  сам  он  не  без

греха, - жесток был он по отношению  к  своим  товарищам-офицерам,  принимая

участие вместе с Рунштедтом в заседаниях  Народного  трибунала  по  заговору

20.07.1944., не говоря о том, что не жаловал наше  гражданское  население  в

1941 году, отдавая приказы, противоречащие  духу  и  букве  законов  ведения

военных действий. В его 2-й армии пленных  вообще  брали  мало,  убивали  на

месте - некогда было с ними возиться. А из гудериановских описаний его бесед

с Гитлером становится ясно, что храбрый танкист начиная с 43-го года чуть ли

не в открытую называл фюрера идиотом, по два часа ему это  растолковывая  на

пальцах. Идет Гудериан к фюреру, прячутся все а  фюрер,  нажравшись  заранее

наркотиков, сидит, трепещет и только Гудериан на  порог  -  как  вскочит,  и

давай бесноваться без отдыха. И все знал Гудериан, и все он понимал, и видел

куда что катится, и только объяснить этого  никак  не  мог,  как  собака.  В

общем-то, нет оснований для Гудериана примерять себе ангельские крылышки. Он

недовоевал, и жалеет только о том,  что  не  удалось  намотать  на  гусеницы

англо-французских плутократов в Дюнкерке; да не вышло -  из-за  Гитлера,  да

морозов, доходящих аж до абсолютного нуля, - додавить большевистскую гидру в

ее логове, да там не получилось, да тут не срослось -  и  все  исключительно

под  воздействием  непреодолимых  обстоятельств,  а   не   умелых   действий

противника и собственных ошибок. В общем,  вражина  Гудериан  лютый,  и  тем

значительней и приятнее наша победа  над  ним,  и  подобными  ему  прусскими

волками.

 

       Предисловие автора

 

     Поколению, к которому  я  принадлежу,  пришлось  волею  судьбы  принять

участие в двух мировых войнах, закончившихся  поражением  моей  страны.  Это

чрезвычайно  жестокая  участь,  и  мы,  бывшие  солдаты,  особенно   глубоко

чувствуем боль и скорбь своего народа. Много лет молчали участники последней

великой  схватки:  одни  находились  в  плену,  другие   воздерживались   от

выступлений  по  иным  мотивам.  Между  тем  у  наших   бывших   врагов,   в

странах-победительницах, уже появилось немало книг о второй  мировой  войне.

Это либо воспоминания участников войны, либо -  ценные  труды  исторического

характера. Нам кажется, что после того как глубочайшие потрясения, вызванные

нашей катастрофой, отошли в прошлое,  наступила  пора  и  для  нас,  немцев,

переживших это величайшее поражение,  выступить  со  своими  воспоминаниями.

Наши архивы в  основном  уничтожены  или  попали  в  руки  противников.  Это

обстоятельство сильно затрудняет исторически правдивое  освещение  прошедших

событий. Тем большее значение  приобретают  личные  воспоминания  участников

войны, даже если эти воспоминания касаются лишь отдельных эпизодов  и  носят

преимущественно субъективный характер.

     Однако не только это обстоятельство заставило меня взяться за перо.

     Миллионы женщин Германии отдали родине мужей  и  сыновей.  Сотни  тысяч

немецких женщин, детей и стариков оказались жертвами  бомбардировок  авиации

противника. Женщины  и  дети  помогали  строить  оборонительные  сооружения,

работали на фабриках и заводах, в сельском хозяйстве,  чтобы  защитить  свое

отечество.  Немецкие  рабочие  в  невероятно  трудных  условиях   продолжали

неутомимо выполнять свой долг по отношению к отечеству. Немецкие  крестьяне,

обрабатывая свои земельные участки в суровых условиях войны, снабжали страну

продовольствием до самого горького конца.  Миллионы  \9\  немцев,  лишившись

крова, либо погибли, либо вынуждены  добывать  кусок  хлеба  у  иностранцев.

Миллионы мужчин - цвет нашего народа - мужественно приняли смерть в борьбе с

врагами, как в течение столетий умирали немецкие солдаты, оставаясь  верными

до  конца   своему   народу,   своему   отечеству.   Все   они   заслуживают

признательность нашего народа.

     Я не имею  права  говорить  от  имени  немецкого  народа,  но  выразить

благодарность, по крайней мере. своим бывшим солдатам могу.  Мы  знали,  как

необходимо поддерживать друг друга;  взаимное  уважение  и  взаимная  любовь

связывают нас и по сей день и будут, на что я с надеждой  уповаю,  связывать

всегда.

     Нас очень часто обвиняют в милитаризме и национализме,  и  этой  книге,

очевидно, не избежать подобных нападок определенной стороны. Для моих старых

солдат, как и для меня лично, понятие милитаризм означает не что  иное,  как

пустую игру в парады, хвастливое подражание  солдатскому  языку,  чрезмерное

увлечение солдатской  выправкой,  а  также  культивирование  их  в  условиях

гражданской жизни, - т. е. все то, что  отвергает  каждый  истинный  солдат.

Именно  солдат  больше,  чем  кто-либо  иной,  испытывает  на  себе  ужасные

последствия войны и  поэтому  как  человек  относится  к  ней  отрицательно.

Солдату чужда всякая мысль о честолюбивых захватнических планах  и  политике

силы. Мы стали солдатами для того, чтобы защищать  отечество,  и  для  того,

чтобы подготовить из нашей молодежи людей честных и способных  с  оружием  в

руках оборонять свою страну, и мы охотно выполняли эти свои обязанности.  Мы

считали, что военная служба является для  нас  выполнением  высокого  долга,

основанного на любви к своему народу и к своей стране. Национализм  означает

для нас эгоистическое преувеличение своей любви к отечеству  и  заносчивость

по отношению к другим народам и расам. Нам чужды  такие  чувства.  Мы  любим

свою страну и свой народ, но мы уважаем также и другие народы и присущие  им

особенности. Мы и в дальнейшем не будем отказываться от \10\ любви к  своему

отечеству, от высокого чувства национального долга. Мы не дадим смутить себя

непрестанными обвинениями  в  национализме.  Мы  хотим  остаться  немцами  и

останемся ими. Мы отлично понимаем необходимость объединения Европы и готовы

стать равноправным и в  равной  степени  уважаемым  членом  сообщества  этой

потрясенной до основания части света.

     Настоящая книга расскажет молодому поколению, как боролись их отцы, как

отдавали жизнь за свой народ, а также  напомнит  о  тех,  кто.  несмотря  на

бедствия и смертельную опасность, нависшие над страной, и даже  несмотря  на

поражение ее, все же  верил  в  нашу  Германию.  Ибо  только  таким  образом

принесенные тяжелые жертвы будут оправданы, и у  нас  останется  надежда  на

восстановление с божьей помощью мирной Германии.

     Я далек от мысли оправдывать или обвинять кого-либо. Я стремился писать

только то, что мне пришлось пережить самому. Материалами  для  данной  книги

послужили отдельные заметки и письма, сохранившиеся,  несмотря  на  изгнание

меня из пределов родины  и  плен,  а  также  сведения,  полученные  от  моих

соратников. Не исключены, конечно, отдельные пробелы,  касающиеся  некоторых

деталей, так как событий было слишком много и их воспроизведение  становится

трудным после стольких лет лишений.

     События, освещаемые в  книге,  изложены  так,  как  они  в  свое  время

представлялись мне как  командиру  армейского  корпуса,  командиру  танковой

группы и командующему танковой армией. Для того,  чтобы  дать  исчерпывающее

изложение всего хода второй мировой войны, нужны соответствующие материалы.

     Считаю  своим  долгом  выразить  глубокую  признательность  барону  фон

Либенштейну, господам Гелену, Шереру, фон Шеллю, барону фон Штейну и  барону

Фрейтагу фон Лорингхофену унд Веке за дружескую помощь,  оказанную  мне  при

составлении настоящей книги.



Размер файла: 1.12 Мбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров