Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Из жизни полковника Дубровина. Ф. Ф. Шхмагонов

"Майбах" долго петлял по горной дороге, взбираясь с каждым витком выше

и выше. Тяжелые покрышки с грубым протектором проминали гравий, выбрасывая

его под задние крылья.

   Я очень внимательно следил за дорогой, пытаясь запомнить, куда меня

везут, и проглядел резкий, почти под прямым углом, поворот в пролом

каменной гряды. Дорога, прорубленная в скале, сузилась, двум автомашинам

не разъехаться. Сверху ее прикрыли густые кроны каштанов. Въезд в туннель,

увитый плющом, короткий туннель - и у меня на секунду создалось

впечатление, что машина движется к обрыву в пропасть. Крутой, опять же

почти под прямым углом, поворот - с одной стороны дороги, высокая каменная

стена, скала, с другой-обрыв в пропасть, огражденный крупными валунами.

Впередиажурный стальной мост через ущелье, и мы остановились у глухих

железных ворот. Ворота медленно раздвинулись. По мере того как

разъезжались их створки, ажурный мост поднимался и уходил в скалу. Дорогу

назад рассекло глубокое ущелье.

   "Майбах" медленно въехал в ворота, они тут же автоматически

задвинулись. Ни души! Ни прислуги, ни стражи-горный замок охранялся

автоматикой.

   Машина остановилась возле подъезда. Можно было подумать, что судьба

занесла меня в "Кащесво царство", где нет живых людей, а двери

распахиваются по волшебству. Я сделал шаг вперед, двери поползли

   в разные стороны, и я попал в просторный холл со сводчатым потолком.

Ноги утонули в ворсистом ковре.

   Стальные створки медленно сошлись за спиной, и тут же под потолком

вспыхнула люстра.

   Шагов я не услышал, как-то сразу увидел перед собой невысокого,

сухонького старика. Его серые бесцветные глаза смотрели из-под густых

бровей. Я узнал его - фотографии Рамфоринха часто публиковались в немецких

журналах и газетах. Раздался скрипучий тенорок:

   - Кто вы то откуда?

   - Меня доставили... - начал я.

   - Я знаю, как вас доставили! - перебил он .меня, я я ощутил по тону,

что передо мной властный человек, подчиняющий своей воле.

   - Документы вы мне прислали на имя Франца Клюге...

   - О Франце Клюге-забыть! Он исчез и нигде не появится... Я вам

приготовил другие документы... Что вы мне скажете о моем сыне?

   - Он жиз... Лечится от ожогов... Самолет сгорел...

   - Ожоги опасна!? Я могу ему помочь?

   - Опасность миновала...

   - У вас есть что-нибудь от него?

   - Это было бы неосторожно! Я с ним там не встречался... Перелет был

совершен ночью, никто не видел меня в лицо...

   - Вы в этом уверены?

   - Уверен!

   Барон указал мне рукой выход из холла в коридор под каменными сводами.

Мы прошли коридор, опять автоматически раздвинулась дверь в стене, в глаза

ударил яркий солнечный свет.

   От пола до потолка-сплошное стекло. Вся стенастекло. За стеклом синее

небо, перистые облака з вышине, внизу горные луга, еще ниже лес, а на дне

долины серебристая лента реки.

   В глубине огромный резной письменный стол, поставленный на мощные

дерезянные медвежьи лапы.

   Книжные шкафы того же стиля. На глухой стене во всю ее четырехметровую

высоту-гобелен. По гобелену искусной рукой вышиты геральдические знаки,

кабаньи головы, детали рыцарских доспехов. В центре поля, обнесенного

геральдикой, парящий ящер, чудовище кз кошмарных сновидений.

   Я невольно остановился перед гобеленом. Барон взял меня под руку.

   - Мой далекий предок! Обитатель здешних гор...

   Не каждый может гордиться геральдикой в сто миллионов лет... Останки

этого вида найдены в моих владениях! Вы только приглядитесь, как он

приспособлен для борьбы за жизнь! За господство над всеми земными

тварями... Его царство длилось сто миллионов лет! Мы и тысячной доли не

протянули...

   Мы прошли к столу, барон указал мне на кресло, сам ушел за стол.

   Некоторое время мы сидели молча, разглядывая довольно бесцеремонно друг

друга. Наконец последовал вопрос:

   - У вас есть необходимость сообщить о своем прибытии?

   - Да!

   - Каким образом вы собирались это сделать?

   - Для этого мне надобно выехать в Берлин...

   - Это долго и ненадежно. Я хочу, чтобы там, где мой сын, знали, что я

сдержал слово! Рация вас усгроит?..

   - Нужна мощная рация. У меня се нет.

   - Я вам предоставлю свою рацию, если текст будет зашифрован.

   Вот и началось! Время передачи не ограничивалось Центром, волна

определена, но это лишь на первое сообщение. Текст-это шифр. Неужели барон

добирался до шифра? Безнадежная попытка. Шифровался не прямой текст, а

заранее обусловленный. Я записал цифрами нужный мне текст, сообщил, что

благополучно прибыл к барону, встречен им. что разработанный маршрут нигде

не нарушен. Барон взял листок, пробежал его глазами, снял телефонную

трубку с одного из аппаратов на столе и продиктовал кому-то цифры, волну и

время передачи. Мне оставалось надеяться, что приказ его будет выполнен

бесприкословно.

   Он дал мне листок с моей "легендой", с моей биографией и объяснениями

моего появления в его резиденции:

   приехал по его вызову из Бразилии работник одной из его фирм, немец,

уроженец тех мест... Соответствующие документы были снабжены всеми

необходимыми подписями и печатями. Я получил даже проездные леты.

   ...Через несколько дней снова приехал хозяин замка, и мы опять

встретились с ним в кабинете.

   - Я стер все ваши следы! - заявил он.

   Позже он назвал мне сумму, которую обозначил на чеке, переданном службе

безопасности за то, чтобы никто не искал Франца Клюге.

   - Я прошу вас осознать, - подчеркнул о:т. - Я стер псе следы, все

остальное зависит ог вашего благоразумия...

   В центре тщательно готовили меня к миссии около Рамфоринха. Создал

ситуацию, при которой она стала возможной, польский офицер Владислав

Павлович Курбатов. Судьба его была необыкновенной. Он родился в России,

отец его был царским генералом. Мать - полька, из польского

аристократического рода Радзивиллов. Владислав Курбатов, тогда подпоручик,

принял участие в белогвардейском заговоре. Заговорщиков арестовали,

Дзержинский говорил с Курбатовым, и Курбатов попросил дать ему возможность

служить революции. Гражданская война и сложные переплетения борьбы с

колчаковской контрразведкой забросили его в Польшу, связь с чекистами

оборвалась, на Родину он не вернулся, остался в Польше. Когда пришел к

власти Гитлер, Курбатов обнаружил, что один из крупных промышленников,

барон фон Рамфоринх, попал в затруднительное положение. Его сын, летчик,

был сбит республиканскими самолетами и оказался в плену. Рамфоринх искал

возможности вернуть сына.



Размер файла: 478.53 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров