Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (4)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (5)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (6)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (11)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (12)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (16)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (15)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Парфюмер. История одного убийцы. П. Зюскинд

     В   восемнадцатом   столетии   во   Франции  жил  человек,

принадлежавший  к  самым  гениальным  и  самым   отвратительным

фигурам этой эпохи, столь богатой гениальными и отвратительными

фигурами.  О  нем и пойдет речь. Его звали Жан-Батист Гренуй, и

если это имя, в отличие от других гениальных чудовищ  вроде  де

Сада, Сен-Жюста, Фуше, Банапарта и т.д., ныне предано забвению,

то  отнюдь  не  потому,  что Гренуй уступал знаменитым исчадиям

тьмы в высокомерии, презрении к людям, аморальности, короче,  в

безбожии,  но  потому, что его гениальность и его феноменальное

тщеславие  ограничивалось  сферой,  не  оставляющей  следов   в

истории, - летучим царством запахов.

     В  городах  того  времени стояла вонь, почти невообразимая

для нас, современных людей. Улицы воняли навозом, дворы  воняли

мочой, лестницы воняли гнилым деревом и крысиным пометом, кухни

- скверным  углем  и  бараньим  салом;  непроветренные гостиные

воняли  слежавшейся  пылью,  спальни  -  грязными   простынями,

влажными  перинами  и остросладкими испарениями ночных горшков.

Из каминов несло  верой,  из  дубилен  -  едкими  щелочами,  со

скотобоен  -  выпущенной кровью. Люди воняли потом и нестираным

платьем; изо рта у них пахло сгнившими  зубами,  из  животов  -

луковым  соком,  а из тела, когда они старели, начинали пахнуть

старым сыром,  и  кислым  молоком,  и  болезненными  опухолями.

Воняли  реки, воняли площади, воняли церкви, воняло под мостами

и во дворцах. Воняли крестьяне и священники, подмастерья и жены

мастеров, воняло все дворянское сословие, вонял даже сам король

- он вонял, как хищный зверь, а королева  -  как  старая  коза,

зимой  и  летом.  Ибо  в  восемнадцатом  столетии  еще  не была

поставлена преграда разлагающей активности бактерий,  а  потому

всякая  человеческая  деятельность,  как  созидательная,  так и

разрушительная, всякое проявление зарождающейся или  погибающей

жизни сопровождалось вонью.

     И  разумеется,  в  Париже  стояла  самая большая вонь, ибо

Париж был самым большим городом Франции. А в самом Париже  было

такое  место  между  улицами  О-Фер  и  Ферронри  под названием

Кладбище невинных, где стояла совсем уж адская вонь.  Восемьсот

лет   подряд   сюда   доставляли   покойников  из  Отель-Дьё  и

близлежащих приходов,  восемьсот  лет  подряд  сюда  на  тачках

дюжинами  свозили  трупы  и вываливали в длинные ямы, восемьсот

лет подряд  их  укладывали  слоями,  скелетик  к  скелетику,  в

семейные  склепы  и  братские  могилы.  И  лишь позже, накануне

Французской  революции,  после  того  как  некоторые  из  могил

угрожающе  обвалились  и  вонь переполненного кладбица побудила

жителей предместья не только к  протестам,  но  и  к  настоящим

бунтам,  кладбище  было  наконец  закрыто  и разорено, миллионы

костей и черепов сброшены в  катакомбы  Монмартра,  а  на  этом

месте  сооружен рынок. И вот здесь, в самом вонючем месте всего

королевства,  17  июля  1738  года  был  произведен   на   свет

Жан-Батист  Гренуй.  Это  произошло в один из самых жарких дней

года. Жара  как  свинец  лежала  над  кладбищем,  выдавливая  в

соседние  переулки  чад  разложения,  пропахший  смесью  гнилых

арбузов и жженого рога. Мать Гренуя,  когда  начались  схватки,

стояла у рыбной лавки на улице О-Фер и чистила белянок, которых

перед  этим вынула из ведра. Рыба, якобы только утром выуженная

из Сены, воняла уже так сильно, что ее запах  перекрывал  запах

трупов.  Однако  мать  Гренуя  не  воспринимала  ни рыбного, ни

трупного запаха, так как ее  обоняние  было  в  высшей  степени

нечувствительно  к запахам, а кроме того, у нее болело нутро, и

боль убивала всякую чувствительность к раздражителям извне.  Ей

хотелось  одного  - чтобы эта боль прекратилась и омерзительные

роды как можно быстрее остались позади. Рожала она в пятый раз.

Со всеми предыдущими она справилась здесь у рыбной  лавки,  все

дети  родились  мертвыми  или  полумертвыми, ибо кровавая плоть

вылезшая  тогда  из  нее,  не  намного  отличалась  от   рыбных

потрохов,  уже лежавших перед ней, да и жила не намного дольше,

и вечером все вместе сгребали лопатой  и  увозили  на  тачке  к

кладбищу  или вниз к реке. Так должно было произойти и сегодня,

и мать Гренуя, которая была еще молодой женщиной  (ей  как  раз

исполнилось  двадцать  пять),  и еще довольно миловидной, и еще

сохранила почти все зубы во рту и еще немного волос на  голове,

и  кроме  подагры,  и  сифилиса,  и легких головокружений ничем

серьезным не болела, и еще надеялась жить  долго,  может  быть,

пять  или  десять  лет,  и, может быть, даже когда-нибудь выйти

замуж и родить настоящих детей  в  качестве  уважаемой  супруги

овдовевшего ремесленника...

     Мать  Гренуя  желала  от  всей  души,  чтобы  все поскорее

кончилось. И когда схавтки усилились, она  забралась  под  свой

разделочный  стол  и  родила там, где рожала уже четыре раза, и

отрезала новорожденное создание от пуповины  рыбным  ножом.  Но

потом  из-за  жары  и  вони,  которую  она  воспринимала не как

таковую, а только как нечто невыносимое, оглушающее, разящее  -

как  поле лилий или как тесную комнату, в которой стоит слишком

много нарциссов, - она потеряла сознание,  опрокинулась  набок,

вывалилась из-под стола на середину улицы и осталась лежать там

с ножом в руке.

     Крик,   суматоха,  толпа  зевак  окружает  тело,  приводят

полицию. Женщина с  ножом  в  руке  все  еще  лежит  на  улице,

медленно приходя в себя.

     Спрашивают, что с ней?

     "Ничего".

     Что она делает ножом?

     "Ничего".

     Откуда кровь на ее юбках?

     "Рыбная".

     Она встает, отбрасывает нож и уходит, чтобы вымыться.

     И  тут,  против  ожидания, младенец под разделочным столом

начинает орать. Люди оборачиваются на  крик,  обнаруживают  под

роем   мух   между  требухой  и  отрезанными  рыбными  головами

новорожденное дитя и вытаскивают его  на  свет  божий.  Полиция

отдает  ребенка некой кормилице, а мать берут под стражу. И так

как она ничего не отрицает и  без  лишних  слов  признает,  что

собиралась бросить ублюдка подыхать с голоду, как она, впрочем,

проделывала  уже  четыре  раза,  ее  отдают  под  суд, признают

виновной в многократном детоубийстве и через  несколько  недель

на Гревской площади ей отрубают голову.

     Ребенок  к  этому моменту уже трижды поменял кормилицу. Ни

одна не соглашалась держать его у себя дольше нескольких  дней.

Они  говорили,  что он слишком жадный, что сосет за двоих и тем

самым лишает молока  других  грудных  детей,  а  их,  мамок,  -

средств  к  существованию:  ведь  кормить  одного-единственного

младенца невыгодно. Офицер полиции, в чьи  обязанности  входило

пристраивать  подкидышей  и  сирот, некий Лафосс, скоро потерял

терпение  и  решил  было  отнести  ребенка  в  приют  на  улице

Сент-Антуан,  откуда  ежедневно  отправляли  детей  в  Руан,  в

государственный   приемник   для   подкидышей.   Но   поскольку

транспортировка  осуществлялась  пешими  носильщиками  и  детей

переносили в лыковых  коробах,  куда  из  соображений  экономии

сажали   сразу   четырех   младенцев;   поскольку  из-за  этого

чрезвычайно возрастал процент смертности; поскольку  носильщики

по  этой  причине соглашались брать только крещеных младенцев и

только с выправленным по форме путевым листом, на коем в  Руане

им должны были поставить печать; и поскольку младенец Гренуй не

получил  ни  крещения,  ни имени, каковое можно было бы по всей

форме занести в путевой лист; и поскольку,  далее,  со  стороны

полиции  было  бы  неприлично  высадить  безымянного младенца у

дверей сборного  пункта,  что  было  бы  единственным  способом

избавиться  от  прочих  формальностей,  поскольку,  стало быть,

возник ряд трудностей бюрократического характера,  связанных  с

эвакуацией  младенца, и поскольку, кроме того, время поджимало,

офицер полиции Лафосс отказался от  первоначального  решения  и

дал   указание  сдать  мальчика  под  расписку  в  какое-нибудь

церковное учреждение, чтобы там его окрестили и определили  его

дальнейшую  судьбу.  Его  сдали  в монастырь Сен-Мерри на улице

Сен-Мартен.



Размер файла: 458.48 Кбайт
Тип файла: txt (Mime Type: text/plain)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров