Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Странствия мага. Том 2. Н. Перумов

– Вот она, горловина, – прошептала Рысь, чуть касаясь Фессова плеча.

Он тотчас застыл – отсюда, с более или менее высокого гребня, которым шла дорога, открывался вид далеко на юг, восток и север.

Вид этот, надо сказать, представлялся весьма и весьма неутешительным. Рысь была права – идеальное место для засады. С полуденной и полуночной сторон вплотную подступали обширные пространства болот, поросших чахлыми, кривыми сосенками, сейчас уже выбеленные первым снежком. Среди горбатых кочек, где из‑под снега торчали осокорь, таллица, хмарник, прочие травы, чернели чуть заметно парящие чёрные лужи, точнее, конечно, не лужи, а окна в сплошном покрове сплётшихся мхов и трав. Там – бучила, там – топи и ямы, там самое опасное место. Туда не то, что с телегой или санями – в такое место и пешком‑то решится сунуться только бывалый охотник, да ещё хорошо бы идти по вешкам, буде таковые найдутся.

Торговый тракт бодро сбегал с холмистой гряды, тянулся через болотную горловину узкой нитью не до конца ушедшего под воду увала.

От обочин дороги до края болота оставалось шагов двадцать, не более, и все они густо заросли молодым сосняком. Непроглядная крепь, где руку вытянешь и то не видно. Можно спрятать там десяток, можно сотню – и не догадаешься, пока не въедешь в самую середину засады.

Ни Фесс, ни Рысь, правда, не видели перегородивших тракт рогаток, о которых рассказывал Эбенезер, но и без них картина была весьма унылой. С телегой тут был только один путь. Напрямик, прорываться в лоб – что равносильно самоубийству или добровольной сдаче в руки Инквизиции. А это значит…

Рысь выразительно посмотрела на некроманта.

– Одан рыцарь, позволено ли будет мне говорить?

– В тысяча первый раз повторяю тебе – никакой я не рыцарь, – утомлённо проворчал Фесс. – Ну говори же, говори, что ты умолкла? Только не надо, пожалуйста: «Ожидаю разрешения одана рыцаря».

Рысь заморгала, по‑видимому, она именно это и собиралась произнести.

– А… гм… одан Фесс, мне следует отправиться вперёд одной. На разведку. И вообще.

– Глупости, – фыркнул Фесс. – Если там инквизиторы…

– То положу я их всех, одан, – ледяным голосом перебила его Рысь. – Никто и не пикнет. Что я, инквизиторов не знаю, одан Фесс? Там один из двадцати представляет, с какого конца за меч браться.

Фесс имел на этот счёт своё собственное мнение но, как известно, тут вообще ничего не докажешь, пока своими глазами человек не увидит.

– Мы пойдём вместе, страж Храма, – столь же холодно ответил некромант. – Одна ты там ничего не сделаешь, поверь мне. Я знаю.

– Как будет угодно одану, – церемонно поклонилась Рысь.

Они вернулись к телеге. Джайлз, которому вменили в обязанности стоять на страже, даже не повернул головы в их сторону, хотя они подходили не таясь и даже с нарочитым треском сучьев. Маг Воздуха сидел на передке, скорчившись и засунув обе руки под мышки. Он заметно дрожал и поминутно шмыгал носом.

– Эбенезер! – Фессу пришлось окликнуть спутника.

– А? Что? – Джайлз подпрыгнул от неожиданности.

– Дед никто, – буркнула Рысь. – По сторонам смотреть будем или нет, волшебник? Тебе что наказывали? А ты?..

– Погоди, Рысь. Джайлз, нам надо прорываться. С телегой там не пройти, я посмотрел. Осталось только две возможности: или мы с Рысью идём вперёд и, словом, делаем так, чтобы у нас больше не оставалось бы препятствий, или…

– Или что? – бесцветным голосом спросил Джайлз.

– Или нам помогаешь ты. Помогаешь отвести глаза засаде.

Эбенезер отчаянно замотал головой. На глаза его навернулись слезы.

– Нет, нет, некромант! Не пойду я против своих.

– А если мы их покрошим, так, значит, всё хорошо?! – вскинулась Рысь. – Не‑ет, одан, так не бывает. Либо ты наш, и тогда делай, что в силах твоих; либо ты не наш, и тогда я тебя своей рукой…

На несчастного Джайлза было жалко смотреть. По щекам его расползался лихорадочный румянец, глаза блестели от еле сдерживаемых слез. Про себя Фесс даже пожалел злосчастного коллегу: каково слышать такое от девушки, в которую успел втюриться по уши?!

– Рысь, погоди, – умоляюще начал он, глядя на воительницу такими глазами, что разрыдался бы даже и камень.

Рысь осталась холодна.

– Одан Фесс тебе ясно сказал – если не хочешь, чтобы мы твоих друзей мелкой стружкой пустили, давай сам колдуй. Сделай так, чтобы они б нас и вовсе не заметили. К чему нам лишние драки? Никогда не знаешь, на что нарвёшься. По мне, так гораздо было б лучше втихаря проскользнуть.

– Золотые слова, – одобрил Фесс. – Послушай, Эбенезер, мог бы я сам это сделать – не просил бы тебя, поверь. Провёз бы тебя в телеге, даже связать мог бы. Так ты, по крайней мере, смог бы отпереться – мол, сгребли меня, скрутили и так с собой потащили.

– Нет, – тихо ответил Джайлз, скорчиваясь ещё больше и натягивая на лицо низкий капюшон тёплого плаща. – Не проси, некромант. Против своих я не пойду.

– Да какие они тебе свои! – не выдержал Фесс. – Тот же Этлау…

– Святые братья – это не только лишившийся ума мучитель, некромант. Грех одного не падает на всех. Рядовые братья в Кривом Ручье просто выполняли его приказы. Если бы они ослушались, их ждало бы более чем суровое наказание.

Фесс с досадой скривился. Не хватало только ещё пускаться сейчас в философические споры!..

– Делать нечего, Рысь, – повернулся он к воительнице. – Пойдём мы с тобой вдвоём. А они пусть нас тут ждут. Как тебе, Эбенезер?

– Только не забыть привязать его к дереву чем покрепче, – высказала предложение воительница. – А то вдруг решит, что сможет купить себе прощение, выдав двух твоих раненых спутников, одан рыцарь.

Джайлз вновь вздрогнул и сделал попытку ещё глубже забиться в свой плащ.

– Нет, этого он не сделает, – решительно возразил Фесс. – Не может такого случиться. Никогда и ни за что.

«Светлые никогда не ударят тебе в спину», – вспомнились слова учителя Даэнура, сказанные, казалось, давным‑давно, в Ордосе, который уже вообще стал представляться чем‑то вроде туманного сна.

– Воля твоя, одан, – Рысь хмуро покачала головой и принялась развязывать свой видавший виды дорожный мешок. – Поскольку мы с тобой, одан, впервые идём, скажи мне, каким стилем брать их будем?

– Стилем, – дёрнул щекой некромант. – Тысяча второй раз говорю тебе, о воинственная и прекрасная дева, – не есть я рыцарь Храма и потому ничего не знаю о стилях и тому подобном.

Он хотел сказать только то, что сказал, однако Рысь в который уже раз всё поняла исключительно по‑своему.

– Одан рыцарь проверяет стража? Тогда отвечу, что взятие засады в паре может проходить восемью различными стилями, из коих первым назову свой любимый: «Олень проходит, теряя рога». При сём маневре…

– Им и воспользуемся, – перебил её Фесс. – Остальные можешь опустить.

– Слушаюсь, одан рыцарь (нет, положительно выбить из девчонки этот дурацкий этикет просто невозможно!). Описывать этот стиль, одан?

– Описывай, – махнул рукой Фесс.

Они шли, разойдясь примерно на полтора десятка шагов. Уже смеркалось, быстро спускался торопливый осенний вечер – или его уже следовало бы именовать «зимним»?

Фесс мог только подивиться искусству Рыси. Девушка словно растворилась среди серых стволов, исчезла даже её тень, и шагов её не выдавал ни малейший звук.

Некромант таким искусством похвастаться не мог. Скрипел снег под ногами, так и норовя обрушиться в самый неподходящий момент, острые нагие сучья цеплялись за куртку и с треском ломались. Магия его попрежнему бездействовала, потому что, если Этлау не дурак (а он, к сожалению, таковым не являлся) – его подручные будут ждать именно магической атаки, и, кто знает, не найдётся ли в арсеналах Святой Инквизиции и чего‑нибудь против него, некроманта? Ведь не зря же Тёмные маги во время оно почти совершенно исчезли из Эвиала.

Но Рысь они предусмотреть не могли. То, что девушка встретилась на пути беглецов, – просто случайность. Сегодня для кого‑то она обернётся роковой.

Фесс осторожно одолел уже почти три сотни шагов в глубь горловины, когда наконец заметил лежащий поперёк тракта поваленный ствол дерева. И притом не просто поваленный, но и кое‑как очищенный от лишних мелких веток, вместо которых красовались свежевырубленные колы, грубо и криво, но прочно приколоченные к стволу.

Фесс остановился. Где‑то впереди, в быстро сгущающемся стылом мраке затаились враги. Пока что засада себя ничем не выдала, опровергая распространённое мнение о том, что «бесшумных засад не бывает». Ещё как бывает, особенно если засевшие там скованы железной дисциплиной и скорее перережут себе горло, чем выдадут засидку, к примеру, громким кашлем.

Громко кашлянул совсем другой человек. А именно некромант, известный в Эвиале под именем Неясыть. Он громко кашлянул и, не таясь, вышел на середину дороги прямо перед рогаткой. Посох он оставил в повозке, обеими руками сжимая сейчас свой рунный меч.

 

За его спиной что‑то взвыло десятками стонущих голодных голосов. Ранняя луна внезапно и резко растолкала тучи, осветив фигуру в тёмном плаще своими серебристыми лучами. Блики заиграли на лезвии чёрного меча, алым огнём полыхнули выбитые на стали руны; и Фесс со злым восторгом уловил отзвук растерянности в стане уставившихся на него сейчас врагов.



Размер файла: 487.8 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров