Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Укус скорпиона. В. Пищенко. Ю. Самусь

От бриджа меня оторвал сержант Стоуни.

— Извините, сэр! — рявкнул он, появляясь в дверях. — Вас вызывает лейтенант Хэлтроп.

Я молча кивнул, вернулся в комнату сказать гостям, что моя квартира остается в их полном распоряжении, и, накинув плащ, вышел под мелкий моросящий дождь.

Патрульная машина стояла в нескольких ярдах от подъезда, так что я даже не успел промокнуть. Хоть какая‑то радость, пусть маленькая.

Сержант завел мотор, и автомобиль плавно тронулся с места.

— Ну, что там еще стряслось? — недовольно спросил я, хотя прекрасно понимал, что работа есть работа и именно за нее мне платят деньги.

— Точно не знаю, сэр, — пожал плечами Стоуни. — Я только что заступил на дежурство. Слышал краем уха, что кто‑то исчез. Может, убийство… Не знаю.

— И что? — не скрывая раздражения, спросил я. — Убийства не по моей части. Я — специалист по компьютерам и виртуальности.

Стоуни снова пожал плечами:

— Извините, сэр, но мое дело маленькое. Мне приказали вас доставить, я и выполняю.

— Ладно, — буркнул я, — ты прав.

Я откинулся на спинку сиденья, все еще продолжая злиться. Испортить такой вечер! Бридж, отличная выпивка, компания приятелей… Все псу под хвост…

Закрыв глаза, я попытался расслабиться.

С другой стороны, никто не навязывал мне эту работу. Предложили, назвали цену — весьма приличную, чтобы заинтриговать молодого специалиста по компьютерной реальности, решение же я принял сам, да и не жалею об этом. Работа не пыльная, объективно — ее не так уж и много, вот только сегодня что‑то на меня нашло…

Но издержки производства бывают всегда, тут уж ничего не поделаешь, с ними надо мириться.

В общем, когда мы подъехали к Департаменту полиции округа, я снова был в обычном своем состоянии, то есть спокоен, уравновешен, настроен по‑деловому.

Выходить из патрульной машины не пришлось. Едва мы затормозили, как появился лейтенант Хэлтроп, прикрывающий макушку каким‑то пакетом. Он был одет в гражданский костюм, белая сорочка, рассеченная пополам галстуком, оттеняла неправдоподобно кофейное лицо. Лейтенант спокойно мог бы подрабатывать в какой‑нибудь кондитерской фирме, рекламируя ее шоколадную продукцию.

— Как нельзя вовремя, — запрыгивая на переднее сиденье, пробасил он. — Едем на место. Парадиз‑авеню, дом восемнадцать.

Стоуни кивнул, выжимая педаль акселератора, а Хэлтроп развернулся вполоборота ко мне и, жестикулируя, начал излагать суть дела.

Оказывается, два часа назад в Департамент позвонила некая миссис Куински и сообщила, что одна из ее квартиросъемщиц куда‑то исчезла. Она не видела ее пять дней, но не придала этому особого значения — иные жильцы пропадают и на более долгий срок…

Когда же позвонили с работы этой самой квартиросъемщицы (зовут ее, кстати, мисс Тревор) и поинтересовались, не заболела ли их сотрудница, миссис Куински поднялась на второй этаж, долго стучала в дверь, но никто не открывал. Тогда она решила воспользоваться запасным ключом, однако он не вошел в замок. Дверь была заперта изнутри, и ключ находился в замочной скважине.

Домовладелица вызвала полицию. Дверь вскрыли. Мисс Тревор в комнате не оказалось. Проверили окна. Они были заперты опять же изнутри…

Лейтенант сделал эффектную многозначительную паузу, и я удачно успел в нее «влезть».

— Исчезновение из закрытой комнаты. Интересно. Читал о чем‑то подобном. Но при чем тут я?

— Вот сейчас‑то мы и подошли к самому главному, — как‑то странно, мне показалось, даже с некоторой долей злорадства, улыбнулся лейтенант. — В комнате Маргарет Тревор находилась одна вещица из полипластика метра два длиной.

— Ты имеешь в виду «саркофаг»? — спросил я.

— Он самый, — кивнул Хэлтроп.

— Ну и что?

— А то, что он был включен… и внутри никого! Я оторопело уставился на лейтенанта.

— Этого не может быть!

— Оказывается, может, — хмыкнул Хэлтроп. — Или ты не доверяешь ребятам из патрульной службы?

— Доверяю, — пожал я плечами. — И все равно тут что‑то не так.

— Ничего, скоро приедем на место, сам увидишь. Ты же специалист, — не удержался от шпильки лейтенант.

Занятый своими мыслями, я воздержался от ответа.

 

…Терминал виртуальных проекций, или «саркофаг», как его еще окрестили, — это сложная система, включающая в себя мощный компьютер и имеющая выход через модем в местную, а при желании и в глобальную сеть. Сотни ее биосенсорных датчиков, а также телесистема напрямую связаны с мозгом человека. Все это в совокупности позволяет из обычной реальности перейти в «виртал» — так сократили пользователи неудобное и длинное «виртуальная реальность».

Стоили «саркофаги» недорого, так что купить такое устройство в принципе было несложно. Проблема заключалась в другом: человек, однажды побывавший в «виртале», редко потом интересовался какими‑либо другими развлечениями.

Еще бы! Путешествовать по Галактикам, сражаться с морскими пиратами или пришельцами из космоса, стать суперагентом или рыцарем без страха и упрека — кто откажется от этого?! Компьютерные программы наперебой предлагали приключения, которые в настоящей жизни вряд ли кому удалось бы пережить. Эффект присутствия был полным. Это затягивало, это будоражило, это стало своего рода наркотиком, без которого многие уже и не представляли свою жизнь, уходили в виртуальные миры и порой не возвращались.

Поэтому фирмы — производители «саркофагов» были вынуждены создавать самые различные системы контроля за прохождением объекта по виртуальным мирам, часовые таймеры, отключающие терминалы после пятичасового их использования и блокирующие повторное включение в течение суток, защитные файлы для устранения случайных ошибок и множество других программ вкупе с компьютерным оборудованием.

Но не всегда эти меры могли остановить жаждущих вечных развлечений, так как хакерство процветало повсеместно. Программы взламывались, системы защиты перекодировались или убирались вовсе. Хакеры‑профессионалы зарабатывали на этом деньги, хакеры‑дилетанты одержимо боролись с защитой в одиночку. Казалось бы, выход из создавшегося положения один — запретить использование машин перехода в «виртал». Но разве когда‑нибудь «сухой закон» уменьшал количество пьяниц? Да и корпорации, производящие «саркофаги», были против их запрещения. Выход был найден. Появились такие люди, как я.

Мне и тысячам других спецов по компьютерам приходилось вытаскивать на свет божий людишек, решивших покинуть этот мир, окунувшись в мир иллюзорный. Нет, не всегда это были самоубийцы, просто некоторых «засасывало» так, что, погрузившись в «виртал», они напрочь забывали о бренном своем теле, оставшемся угасать от истощения в «саркофаге». Быть может, потому терминалы так и прозвали?

Я на миг отвлекся от своих мыслей и посмотрел на Хэлтропа. Склонив голову на грудь, он дремал. Стоуни спокойно вел машину, тихо напевая какую‑то песенку. За окном, освещая редких прохожих, мелькали неоновые вывески…

На этот раз произошло что‑то иное. Судя по рассказу лейтенанта, «саркофаг» находится в рабочем состоянии, но внутри никого нет. Это практически невозможно. Терминалы сделаны так, что включаются только в том случае, если в нем находится человек. И отключаются они либо таймером, либо пользователем, когда тот открывает защелки. Это — первое.

Второе. Мисс Тревор не видели несколько суток. Отсюда два варианта: она воспользовалась «саркофагом» недавно, не больше пяти часов назад, или же взломала систему защиты. Впрочем, это не столь важно. Главное — куда и как она исчезла? Действительно, загадка.

 

Миссис Куински оказалась маленькой сухощавой дамочкой неопределенных лет с крючковатым носом и тонкими плотно сжатыми губами. Она выбежала навстречу, едва мы с Хэлтропом вошли в подъезд.

— Вы к кому? — уперев руки в боки, спросила домохозяйка, с подозрением разглядывая нас.



Размер файла: 684.63 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров