Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (2)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (3)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Выключатель. И. Гостева. А. Гостев

...Как тесен мир плацкартного купе...

  Выйдя в тамбур, Роман вскинул руки и с удовольствием потянулся, - среди нависающих над головой полок даже такие скромные гимнастические упражнения были сопряжены с риском заехать по ногам соседей или шарахнуться о перегородку. Из приоткрытого окна хлестал холодный ветер. Роман хотел встать коленями на ящик для мусора и подставить лицо свежему встречному потоку, но из-под крышки доверху набитого контейнера торчали разноцветные горлышки пустых пластиковых бутылок и не давали опустить ее полностью, а взгромождаться на покатую поверхность было совершенно неудобно. Проводница еще не выносила мусор, перегон длинный - прошлую станцию проезжали ночью, следующая будет через пару часов. Оставалось только упереться руками в раму и придвинуться поближе к отрытому окну.

  Справа грохнула дверь, отделяющая тамбур от вагона - с полотенцем на шее и зубной щеткой в руке вышла заспанная и взлохмаченная соседка с нижней полки, крашенная в жгучую брюнетку девица лет не старше восемнадцати. Весь вчерашний вечер она строила глазки то Роману, то Бену, придурковато хихикала и игривым голоском просила помочь в открывании банки консервов. Вот и сейчас - сделала вид, что от тряски потеряла равновесие и, качнувшись вперед, повисла на локте у Романа. Заплесневелые женские ужимки и уловки... Если в черепушке мозг блондинки, то снаружи ее хоть в какой цвет ни крась... Роман молча вернул соседку в вертикальное положение, отцепил от своей руки и отвернулся к форточке.

  "В окнах - лес, стык-ки рельс, звон-рек-мост, стук-к-к-колес..." В голове назойливо вертелась распевка туристской песни, одной из тех кустарно-гитарных поделок, которые обожает Бен и то и дело мурлычет мотивчики себе под нос. Как ни возьми у него плеер - вечно там что-то подобное звучит.

  Зато на "легенду" работает. Безбашенный студент-авантюрист. Потому что в такое место, куда Бен едет якобы на практику, ни один серьезный парень, если у него "башня" на месте, по доброй воле ни за что не поедет, и даже от принуждения постарается отмазаться любым способом. Да и родители не отпустят, в конце концов.

  По легенде и документам он, Роман Фадеев - младший научный сотрудник, едет собирать материал для будущей кандидатской, а Вадим Беневицкий - студент-практикант. Биолог, мать твою... "Дуб от березы еще отличит, а вот сороку от вороны - уже не факт, - с сарказмом усмехнулся Роман. - Ничего, лишь бы поменьше рот открывал, когда пограничники на заставе или местные менты на станции назначения начнут задавать вопросы."

  Тему своей "научной работы" сам Роман давно заучил наизусть, равно как и некоторый объем сведений по теме, которого должно хватить для разговора с малокомпетентным, но слишком любопытным собеседником из числа военных или местных властей. Шепелев снабдил посланников необходимыми документами и несколькими контактами с нужными людьми, но все это - неофициально. Изо всех скользких ситуаций, если таковые случатся, придется выкручиваться самим. Эх, черт побери...

  "Ве-чер-тень, день-ночь-день, кри-ки-стай, вдаль-вдаль-вдаль..." Провонявший пивом и носками, давящий на головы двумя ярусами полок плацкартный вагон мчит их туда, куда не отказались бы отправиться многие сорвиголовы, особенно если бы им обеспечили беспрепятственный "коридор" и пообещали на месте выдать все необходимое снаряжение. Но Роман к числу этих "многих" не относился. Горожанин до мозга костей и дитя цивилизации, он недолюбливал даже воскресные вылазки в лес с палатками и шашлыками. Вот придурка Бена его страсть к загородным походам уже втянула в неприятную историю. Хотя, пожалуй, нет, это неверно, в историю Бена втянул не лес, а собственная дурная голова, не дающая ногам покоя. И винить, пожалуй, надо куда больше супермаркет, чем ухабистую дорогу через редколесье, на которой как раз и был шанс разойтись...

  

 

 1.

  Август 2010 г.

  

  ...- Серый! Серый, да ты чё?! Ты объясни толком, что случилось-то?!

  - Да ничё! - названный "Серым" резко огрызнулся и взвалил на спину свой рюкзак. - Сидите тут, кормите комаров!

  - Да каких, разэтак, комаров?! Тут комаров-то почти нет...

  Комаров и в самом деле было мало, несмотря на сырую погоду.

  - Серый, ну чего ты взбеленился?

  - Ничего, просто хочу на электричку успеть! - крикнул Серый, не оборачиваясь, и припустил по ухабистой грунтовке быстрым шагом.

  - Вообще-то я тоже не хочу тут оставаться, - задумчиво произнес Димка, по жизни медлительный и всегда куда более спокойный, чем взбалмошный Серега. - Неприятно здесь как-то.

  Бен растерянно топтался на месте, не зная, как разруливать ситуацию - то ли догонять Серого, то ли убеждать двоих оставшихся... А Виталий просто сидел на обочине и молча ждал, чем закончится дело, переводя взгляд поочередно на обоих своих спутников.

  - Неприятно, - повторил Димка. - Вот не понятно, что не так, а... Ну, как будто что-то давит. На голову давит. У меня башка то и дело начинает болеть, то начнет - то перестанет, я сначала грешил на ЛЭП, под которой мы перекусывали, электромагнитное поле на меня всегда сильно действует. Но та вышка уже далеко, а башка опять потрескивает. Вот пока мы шли, было еще ничего, а когда здесь остановились - все сильнее и сильнее.

  - Ну... Ну давайте, что ли, хотя бы развалины обойдем, раз уж дошли сюда, - предложил Бен. - Зря перлись, что ли?! А на ночлег встанем подальше отсюда, отойдем примерно на километр и там встанем. В лесополосе, около развилки.

  - А что развалины? - вмешался Виталий. - Как будто мы никогда развалин не видели... Это ж не замок старинный, а так, коробка кирпичная... Небось какой-нибудь НИИ-сельхоз-навоз тут при "совке" сидел.

  - Ну, допустим, побродим мы по развалинам, - подхватил Димка, - а дальше что? Чтоб посмотреть то, что мы хотели, надо ночью в лес идти. А вот я лично не хочу тут на ночлег оставаться. Ну, встанем мы за километр от поселка. И что? Потом опять сюда попремся? По темноте грязь месить?! Вон как дорогу-то развезло! Чушь собачья...

  Бен от досады чуть не плакал.

  - Ребята, ну ради чего мы столько тащились сюда... Сами же захотели проверить, правду болтают про свечение на вырубке или брешут... А теперь взять и просто так назад повернуть с полдороги, даже не попытавшись?!

  - Лично я давно уже решил, что хочу вернуться, - вдруг выдал Виталий. - Но сначала решил послушать мнение остальных. Да и сыро здесь...

  - Вы ж видели, что сыро, когда согласились ехать! - вспылил Бен. - Фиг ли тогда было соглашаться, если промокнуть боитесь?!

  Август в этом году выдался мокрый, через день натягивало нудный моросящий дождь. Бен уже совсем было отчаялся подговорить приятелей на загородную поездку, но вдруг природа одарила тремя ясными днями. Он думал, что этих дней хватило для того, чтоб за городом подсохло, но то ли земля уже основательно пропиталась влагой, то ли ясно было только над городом, а здесь по-прежнему моросило, но факт - лес встретил промозглой сыростью, а в рытвинах на дороге стояла жидкая грязь. Вроде бы пустяк для бывалых туристов, Виталий вон хвастался рассказами о ночевках на нерастаявшем апрельском снегу и разведении костров под проливным дождем, а тут вдруг...

  - Димыч, ты за то, чтоб возвращаться? Как раз к предпоследней электричке до станции добредем... Тогда ты, Бен, в меньшинстве. Считай, вопрос решен голосованием.

  - Эх, вы... Трусы! Топайте на свою электричку и валите домой! Блин, с кем связался... Идите, идите, я и без вас обойдусь! - Бен подхватил рюкзак, рывком продел руки в лямки, и зашагал по направлению к поселку.

  - Вадим, не валяй дурака, - окликнул сзади рассудительный Виталий. - Еще не хватало тебе тут заблудиться.

  - Где тут заблуждаться?! - Бен остановился. - В этих трех пеньках?! Ничего со мной не случится. Валяйте, а я один тут все посмотрю.

  - Не дури!

  - Никто меня не съест, - отмахнулся Бен. - Волков здесь нет, злобных маньяков - тем более. В городе и то опасней. Ничего, ничего, давайте, двигайте.

  Димка смотрел, как красный рюкзак Бена, быстро удаляясь, мелькает среди сосен.

  - Может, догоним его? - нерешительно спросил он Виталия.

  - Да ну его, не маленький, - отмахнулся тот. - Пусть побегает... Переночует один в лесу - глядишь, голова поостынет. Ничего здесь с ним не случится, на крайняк, у него мобильник есть. Позвонит, если заблудится.

  

  Лесополоса из корявых сосенок осталась позади; Бен шагал по грунтовке, когда-то бывшей главной улицей поселка в три десятка домов. Между колеями бурно разрослись травы - видимо, по дороге ездили весьма редко. Да и немудрено, поселок работников леспромхоза обезлюдел еще лет пятнадцать назад. В те же времена расформировали и колонию, чьи обитатели и составляли основную рабочую силу леспромхоза. Вместе со страной разваливалось все, даже тюремные стены, потому зеков из вконец обветшавшего лагеря рассовали по другим, более-менее действующим, а леспромхоз приказал долго жить. "Или нет, кажется, сначала леспромхоз загнулся, и колония осталась без доходов", - вспоминал Бен сведения, которые вычитал из старых газет, готовясь к поездке обстоятельно и всерьез. Люди отсюда разъехались, а некоторое время спустя поползли слухи о странных для здешних мест сполохах в лесу над бывшей вырубкой. Может быть, никаких свечений тут никогда и не бывало, а все это насочиняли журналисты, которым тоже хочется кушать. Во всяком случае, интересно было проверить слухи самому, и Бен подбил троих из институтского туристического клуба на поездку. Серега, Димыч и Виталий из прочих любителей "на себя взвалить побольше и подальше унести" выделялись интересом ко всяким необычным и загадочным явлениям, не пропускали ни одной телепередачи о Зоне и с увлечением почитывали местную прессу об аномальщине. А потом - бывали уже случаи - нагружали рюкзаки и ехали в район описываемых событий в надежде хоть что-нибудь "этакое" увидеть своими глазами. Конечно, в настоящую Зону отчуждения никто из них не собрался бы, здравого смысла у парней хватало; но наверняка каждый из них потихоньку, в глубине души, во время поездок по "интересным местам" родной области представлял себя сталкером.

  Свечения в лесу на заброшенной вырубке? Почему бы не съездить и не посмотреть? Даже если ничего и не увидим, то хотя бы своими глазами убедимся, что ничего такого в том районе отродясь не бывало. Идею насчет старого леспромхоза и заброшенного поселка им подкинул Бен; парни с энтузиазмом ухватились за нее, а что вышло в итоге?

  Пока шли с электрички через лес - веселились, шутили, трепались о последнем выпуске "Территории непознанного", перетирали очередную версию ведущего программы о возникновении Зоны. Почти дошли до цели, присели отдохнуть на самой окраине поселка, и тут началось... Бена покусывала досада. Ну почему, почему все пошло наперекосяк?! Сначала Серега вспылил из-за какой-то ерунды и разругался со всеми. Потом Димыч смутил своими предчувствиями. Потом Виталий, самый старший и рассудительный, к которому молодняк обычно прислушивался, своим авторитетом поставил точку в споре. И только у него, у Бена, почему-то ни голова не заболела, ни комары не закусали, ни домой не потянуло...

  "Да ну их на хрен! - злился Бен, быстрым шагом приближаясь к двухэтажному зданию, которое Виталий обозвал "НИИ-сельхоз-навоз". - И без них обойдусь! А вдруг повезет, вдруг и правда здесь окажется что-нибудь необычное?! Нащелкаю фоток, а эти трусы пусть потом от зависти позеленеют!"

  Кирпичная коробка зияла темными провалами окон с болтающимися кое-где рамами без намека на стекла. Да конечно, никакой это не НИИ. Наверняка бывший офис... То есть нет, конечно, не офис, тогда таких слов не знали, а контора - здание управления леспромхоза. Хотя двухэтажная контора великовата для такого мелкого предприятия; в ней, пожалуй, могли бы усесться за рабочими столами все без исключения жители поселка. Люди со стороны вряд ли приезжали сюда на работу - ближайшая станция электрички в пяти километрах; автотрасса, по которой ходят междугородние автобусы - в восьми, и от нее к леспромхозу сворачивает ухабистая грунтовая дорога. У многих ли двадцать-тридцать лет назад имелись личные автомобили? Да плюс к тому же весной и осенью по грунтовке наверняка можно было проехать только на тракторе.

  За этими размышлениями Бен обошел вокруг здания; дверь была распахнута настежь; что и от кого тут запирать?! Внутри ничего, кроме мусора и слежавшихся пластов прошлогодних осенних листьев, спрессованных вперемежку с грязью. Бен поднялся по скрипучей деревянной лестнице на второй этаж, осторожно проверяя ногой ступеньки на прочность. Ничего... И здесь те же мусор, грязь и запустение. Он постоял у окна - где-то в той стороне, судя по карте, находится заброшенная вырубка, но сейчас ее не видно за густыми кронами сосен. Сходить туда сейчас, что ли... Пятый час, день катится к вечеру, но до темноты еще есть время. Да, пожалуй, надо пойти поискать вырубку заранее. Бен поправил рюкзак, спустился по лестнице и пошел к лесу.

  

  ...Не доезжая около полукилометра до заброшенного поселка, Роман остановил машину, достал из кармана мобильник и набрал номер.

  - Юрий Михайлович? Здравствуйте... Я подъезжаю.

  - Да-да, Рома, - отозвался из динамика пожилой мужской голос. - Давай. Ждем. Толик тебя встретит... Да пожалуй, я и сам поднимусь.

  

  Поплутав по лесу с полчаса, Бен вышел на довольно большую поляну, заросшую кустарником. Оглядел несколько стволов, давным-давно поваленных, да так и брошенных, и торчащие повсюду пеньки - да, похоже, это и есть та самая вырубка. Тихо и сыро... Ветер шелестит в сосновых кронах да комары зудят. И на первый взгляд нету совершенно ничего аномального...

  Бен с облегчением скинул рюкзак, присел на поваленный ствол, вытащил пакет с бутербродами и, жуя, задумался. На открытом месте еще светло, но в чаще леса уже начали сгущаться тени. Через пару часов здесь станет совсем темно... Бен вдруг отчетливо, в красках, представил себе кромешную тьму вокруг, маленький пятачок света возле потрескивающего костра и шорохи за спиной, в каждом из которых будет мерещиться чье-то дыхание или шаги... И невольно вздрогнул. Н-да, выходит, он слишком погорячился, когда решился на ночлег в лесу в одиночку. Да и палатки-то нет, Виталий взял свою, одну на четверых - немного тесновато, зато не тащить лишнего, и палатка осталась в рюкзаке хозяина. Вот засада-то! Друзья, называется... Как подвели! Как назло, и Светка не захотела поехать. Сослалась на плохое самочувствие. А поехала бы подруга - Бен взял бы свою палатку, и спокойненько переночевали бы здесь вдвоем. Уж Светка наверняка не заныла бы и не запросилась домой... Тем более, глупо не воспользоваться возможностью уединиться в лесу, если больше уединяться негде!

  Но комары-ы-ы... Вот здесь они зверствуют! Не то что в поселке - там, считай, их и вовсе нет. А здесь за несколько минут облепили, стоило присесть. Бен в очередной раз отмахнулся от настырных насекомых, лезущих прямо в глаза, и от резкого взмаха ломтики полукопченой колбасы посыпались с недоеденного бутерброда в траву. Черт побери! Бен выругался и с досады запустил остатками булки в кусты. Черт, черт, черт! Придется уходить и возвращаться в город несолоно хлебавши. Иначе обеспечена беспокойная и наверняка совершенно бесплодная в плане наблюдений ночь, потому что вся она будет потрачена на борьбу с комарами и накатывающим страхом. Бен уже не раз ночевал в лесу и ничуть не боялся отходить в сторону от лагеря в одиночку; но одно дело - мерцающий между деревьев костер, возле которого сидят друзья, доносящиеся обрывки разговора и бренчание гитары, и совсем другое - осознание того, что на много километров вокруг совершенно никого нет. Он даже не подозревал до сего дня, насколько боится остаться один в темноте.

  Ругаясь сквозь зубы, злющий на весь белый свет, Бен взвалил на спину рюкзак и пошел по направлению к дороге. К поселку возвращаться необязательно, грунтовка здесь делает небольшую петлю, если идти напрямик через лес, можно немного срезать.



Размер файла: 1.3 Мбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров