Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Экономические ли проблемы у капитализма в СССР?

В “Известиях” от 17 апреля 1996 г. была опубликована статья «Россия и Геополитика». В ней, предостережением бывшего президента Bank of England Дж.Стэмпа, по существу были охарактеризованы геополитические цели посткоммунистических реформ в границах бывшего СССР: «Если вы хотите остаться рабами банкиров и оплачивать издержки собственного рабства, то позвольте им продолжать создавать деньги из ничего и управлять кредитом страны.»

Как сообщается в той же статье, на оплату ростовщического рабства — “обслуживание” внешнего и внутреннего долга — мы уже отдаем  до  30 % валового внутреннего продукта. Происходит это потому, что ставка ссудного процента превышает процент прибыли на капитал в производящих отраслях, обусловленный во многом покупательной способностью рынка и ростом производства в неизменных ценах. И для большинства населения ростовщический гнет “демократии” — более ощутим и тягостен, чем гнет ВПК времен силового противостояния СССР и мира ростовщичества.

Из приведенных в статье  фактов, можно понять, что возникший в России в настоящее время финансовый климат — следствие проводимой международными банковскими кругами финансовой геополитики в отношении России, явно направленной на финансовое удушение многих отраслей в народном хозяйстве и экономический геноцид населения.

Во время своей поездки по Ставропольскому краю Б.Н.Ельцин в выступлении перед потенциальными избирателями выразил надежду, что, если он будет избран главой государства на второй срок, то это будет воспринято во всем мире как залог политической стабильности в России, вследствие чего в страну хлынет мощный поток инвестиций из-за рубежа. Это, надо понимать, приведет к тому, что реформы дадут наконец-таки долгожданные плоды, вознаградив многолетнее терпение народа.

Так президент по существу высказал предположение, что множество частных инвесторов зарубежья, вопреки своим финансовым интересам, включатся в “обслуживание” производящими отраслями России их заведомо неоплатного долга коммерческим банкам страны и зарубежья. Но вся мировая финансовая статистика говорит об обратном: психология серьезных инвесторов отличается от психологии  вкладчиков МММ, вследствие чего частные инвесторы вкладывают их свободные средства в развитие экономики тех стран, где производящие отрасли получают прибыль, а не отдают свои доходы ростовщикам из местных и зарубежных коммерческих банков, включая МВФ, Международный банк реконструкции и развития и т.п. (соответствующая статистика опубликована в С-Петербургском региональном выпуске еженедельника “Экономика и жизнь” № 14 от 6 апреля 1996 г. с. 10, 11).

То есть пока в любой стране финансовый климат подобен нынешнему российскому, никаких зарубежных инвестиций в её экономику не будет просто потому, что в митре нет такого количества безграмотных и слабоумных в финансовом отношении, которые вложат свои свободные средства в погашение заведомо неоплатных долгов. Это касается и России, вне зависимости от того, будет ли избран на второй срок нынешний президент или будет избран другой, или же выборы вообще не состоятся.

В случае России положение с привлечением зарубежных инвестиций усугубляется еще и тем обстоятельством, что объем свободных капиталов в мире, ищущих своего приложения, гораздо меньше, чем совокупные потребности населения 1/6 части суши в обновлении и реконструкции своей производственной базы и инфраструктуры. Это означает, что, если Россия и сможет привлечь даже все свободные капиталы зарубежья в свою экономику и сверх того переманит ещё и часть инвесторов, действующих в настоящее время в экономике иных стран, то результат будет образцово-демонстрационный, но не эффективный в масштабах всего народного хозяйства: отдельные передовые в технико-технологическом отношении предприятия на фоне окружающего их старья, подобно тому, как в “застой” процветали образцово-показательные колхозы-миллионеры на фоне всеобщего запустения в сельском хозяйстве.

Это означает, что прежде чем иностранные инвестиции потекут в страну и станут реальным подспорьем в обновлении образа жизни её народов, в России должен измениться финансовый климат. Какой режим будет при этом в государстве — большинство инвесторов интересовать не будет: финансовые интересы и политиканская демагогия — раздельны; это основной принцип исторически реальной политики на протяжении столетий...

Пока же при всех благонамеренных речах (см. одноименное у М.Е.Салтыкова-Щедрина) в результате совместных усилий пришедших к власти политиков демократического толка, их доморощенных и зарубежных консультантов по экономике и финансам, внешних и внутренних кредиторов — Россия стала неприемлемым местом для приложения труда и капитала как для отечественных, так и для зарубежных предпринимателей-производственников. В результате, по некоторым оценкам, объем ежемесячного  бегства реальных капиталов за рубеж больше, чем годовой объем обещаний зарубежных кредитов и инвестиций.

Видя всё это, один японский бизнесмен высказался в том смысле, что вкладывать средства в экономику России —  всё равно, что кормить сахаром диабетика (организмом не усваивается, его разрушает и выходит с мочой). Иными словами, прежде чем претендовать на “сахар” инвестиций из-за рубежа, следует вылечить у себя “финансовый диабет”.

Положение усугубляется еще и тем, что методы макроэкономической регуляции, внедряемые в России в ходе реформ и исходящие во многом из современной западной традиции хозяйствования, оказываются неработоспособными в обществе, чья аналогичная традиция была прервана революцией 1917 г. Но и макроэкономический опыт, накопленный в нашей стране после 1917 г., неприменим в рыночной экономике западного типа. При этом очевидно, что марксистско-ленинская экономическая наука исчерпала себя ещё к началу 1950-х гг. (см. И.В.Сталин “Экономические проблемы социализма в СССР”, с. 18, 19 по отд. изд. 1952 г.), по какой причине и возник научно обоснованный ею кризис общественно-экономического развития СССР.

И если даже предположить, что все “буржуазные перерожденцы” покинули ныне действующие коммунистические партии и в них остались только непреклонные сторонники “идеального социализма” без пороков, то перейти к нему ни Г.А.Зюганов, ни другие лидеры не смогут, поскольку не отреклись от “политэкономии” марксизма. Она полна филологических абстракций (“общественно необходимое рабочее время”, “прибавочный продукт” и т.п.), которые не поддаются измерению в практике хозяйственной деятельности и бухгалтерски не фиксируемы. Это исключает возможность контроля и учета (социализм это — всеобщий контроль и учет: одно из определений-афоризмов) — основу управления и организации саморегуляции в макроэкономике. Но ни Г.А.Зюганов, ни кто-либо другой из лидеров коммунистов (кроме И.В.Сталина) или их противников за всё время не сказали ничего по существу элементарной бухгалтерской несостоятельности марксизма.

Так же очевидно, что и западная экономическая наука проявила свою полную несостоятельность в ходе Российских реформ, создав угрозу самому Западу социально-экономическими проблемами в России. Е.Т.Гайдару и команде организаторов реформ (если они, конечно, не предумышленно злодействовали) следовало не полагаться на авторитет “чикагского рабби” Фридмана, но подумать над словами нобелевского лауреата В.Леонтьева о возможностях экономической науки Запада в оказании консультативной помощи странам иной культурной традиции в налаживании их экономики: «Мы можем дать им много мудрых советов, но мало методов, которым  легко научить и научиться. Однако, последнее и есть то, что им надо(текст выделен нами; В.Леонтьев “Экономическое эссе”, М., 1990 г., с. 229 — за полтора года до начала гайдаровских реформ).

Объяснение словам В.Леонтьева отчасти можно найти у другого американского экономиста - теоретика и практика макроэкономики - Дж.Галбрайта: «Экономика это — наука эмпирическая» (интервью. программе ЦТ “Очевидное — невероятное”) Иными словами, экономика  описывает большей частью реальный хозяйственный опыт, выработанный в определенной культурной традиции, обусловленный в ней нравственно и мировоззренчески. Реальный хозяйственный опыт —  часть культуры  общества, и он — первичен по отношению ко множеству  его описаний в экономической науке. Различие прошлого в развитии культур на Западе и в СССР, особенно после 1917 г., исключает возможность автоматического переноса в Россию даже вполне работоспособных на Западе способов управления и саморегуляции во многоотраслевых производственно-потребительских системах. Это касается как описанного в западных теориях, так и общепринятого в западной хозяйственной практике.



Размер файла: 35.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров