Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

О монархии: вообще и перспективах монархического ренессанса России, в частности

1. Немотивированная политика?

9 августа 1999 г. президент России “порадовал” россиян очередной отставкой правительства,[1] предложив Госдуме утвердить в качестве нового премьера В.В.Путина. Но кроме того было сказано, что действующий президент видит в Путине своего желанного преемника на посту главы государства Российского, в очередной раз заверив всех, что и парламентские, и президентские выборы пройдут безо всякой чрезвычайщины, честно и вполне демократически. И как будто специально для того, чтобы дать В.В.Путину “возможность отличиться” и завоевать доверие россиян, “сами собой” обострились межэтнические отношения на Кавказе: в ряде сёл Дагестана чеченские “мусульманские” экстремисты объявили установление «исламской республики».

Как показывают опросы представителей политической “элиты” и простоватых граждан на улицах городов России, проведенные телевидением 9 — 10 августа, нынешний акт правительственной чехарды (смена шести премьер-министров за 7 лет реформ; из них за последние 18 месяцев — четверых), который Г.Зюганов сразу же охарактеризовал как «100-процентную клинику», вызывает недоумение своей казалось бы очевидной немотивированностью, бессмысленностью и бесцельностью, якобы ошибочностью действий президента[2]. Непонятность политики, проводимой президентом, и его “кадровой” политики, в особенности, отождествляется многими с отсутствием в жизни России долговременных стратегических целей и сценариев (планов) их осуществления, т.е. отождествляется с отсутствием в России какой бы то ни было разумной политики вообще.

Близкую к этому точку зрения 10 августа выразил С.Иваненко (зам. Г.Явлин­ско­го по «Яблоку») в передаче “Радио России” «Персона грата». Он заявил, что не верит в наличие какой бы то ни было политической стратегии, тайного сговора, направленного на достижение каких-то далеких целей, и воспринимает происшедшее только как одно из действий президента, направленное на поддержание режима его личной власти; и нынешняя смена премьеров — одно из многих действий по созданию Б.Н.Ельци­ным управляемой системы противовесов, сдерживающих противостоящие друг другу в борьбе за власть политические силы.

Тем не менее, если даже такого сговора и нет, то всё же кадровая чехарда объективно не способствует спокойной работе исполнительной власти и накоплению ею профессионализма. Это обстоятельство приводит к вопросу:

Объективно есть ли цели и сценарии их осуществления, в которые сами собой укладываются действия президента, думских деятелей и прочих политических активистов и «пассивистов», если президент действительно сам и не преследует иных целей, кроме сохранения режима личной власти и обеспечения гарантий “семье” на период времени после его ухода из политики и из жизни?

И рассмотрение этого вопроса начнём с некоторых деталей, сопровождавших обращение президента к народу 9 августа 1999 г. Если верить в то, что в российской политике действительно нет долговременных целей и сценария их осуществления, то пока телевидение вело трансляцию выступления «и.о. царя»[3], могло показаться, что коронованный гербовой орел, выглядывающий из складок государева штандарта, стоявшего за спинкой президентского кресла, от постигшего его изумления “немотивированной” сменой премьеров выронит тяжелый шар державного скипетра прямо на убеленную сединами голову Бориса Николаевича.

Но если рассматривать политическую жизнь России на протяжении последних 40 лет, не ограничивая себя требованиями веры в ту или иную доктрину или в отсутствие таковой, то остается прийти к выводу, что в чехарде смены премьеров Россия имеет дело с новым ликом «застоя», с которым в перестройку так демонстративно “боролся” Б.Н.Ельцин, изображая из себя настоящего коммуниста.

В новом «застое» он столь же демонстративно “борется” за торжество буржуазной демократии, подрывая возможность становления её политического и экономического профессионализма непрестанной сменой премьеров, дезорганизующей работу всех ветвей власти и, как следствие, жизнь всего общества.

И таким образом в нынешней России сведения о том, кто сегодня является её премьер-министром, уже следует включать в качестве отдельного раздела в ежедневные метеосводки: это также плохо предсказуемо и неподвластно ни населению, которому согласно Конституции принадлежит полнота власти в демократическом государстве, ни “демократически” избранной представительной власти.

По существу на протяжении обоих сроков своего президентства Б.Н.Ельцин злоупотребляет своими должностными полномочиями, определёнными Конституцией РФ, пользуясь тем, что функциональная нагрузка структур в архитектуре нынешней государственности распределена так, что ни одна из ветвей власти не способна пресечь подрыв “демо­кра­ти­чески избранным” президентом основ буржуазно-демократического республиканского государственного устройства. И в этой связи как раз уместно вспомнить заявление Ельцина в 1993 г. о том, что снять его с этого поста может только Господь Бог. Тогда многие посмеялись над этим заявлением, а зря.

За последнее обстоятельство в российской политической жизни следует взыскать с Конституционного суда: благодаря его формально безупречному дальновидному решению президент РФ в праве представлять Думе одну и ту же кандидатуру на пост премьера трижды, а после отказа Думы утвердить одну и ту же персону и в третий раз, он в праве распустить Думу. Это один из примеров того, как пословица «закон — что дышло: куда повернул, туда и вышло» характеризует профессиональных крючкотворов — юристов Конституционного суда.

Они безусловно формально логически и грамматически правы, дав такое толкование, поскольку в Конституции прямо и однозначно не сказано, что президент обязан представлять три различные кандидатуры. И соответственно принципу «что не запрещено законом, то разрешено» к Конституционному суду, давшему такое толкование претензий быть якобы не может.

Но общественно недопустимо относиться к Конституции как к ширме, предназначенной для сокрытия лицемерия политиков и прочей порождаемой ими грязи. К ней следует относиться управленчески целесообразно. То есть: если подразумевать в тексте Конституции право президента трижды предлагать одну и ту же кандидатуру, то авторам Конституции РФ нечего было городить огород с трехкратным представлением, поскольку представление никому не известных кандидатов на пост главы правительства в серьезной политике исключено, а за время повторных представлений и голосований в биографии первого представленного кандидата в общем-то ничего, что способно повлиять на мотивированное решение Думы, измениться не может. Поэтому, если признавать управленчески бессмысленное подразумеваемое по умолчанию право президента трижды представлять одну и ту же кандидатуру на пост премьера, то следовало просто провозгласить его право распустить Думу после отказа утвердить первого представленного кандидата. Так быстрее, а быстродействие — один из показателей работоспособности всякой системы управления, включая и государственный аппарат.

Соответственно этому Конституционный суд РФ — совершил акт политической проституции, дав антиреспубликанское толкование Конституции, подрывающее демократические принципы организации жизни общества и государства (принцип «разделения властей», в частности) и позволяющее президенту бесконтрольно и безответственно представлять на должность премьера одну и ту же персону трижды и распускать Думу в случае отказа утвердить избранника президента и не избираемого народом президентского окружения. И это — злоупотребление судебной властью, по существу ставящее её вне Закона в демократическом обществе.

И такая особенность Конституции и принципов её толкования — вовсе не очередная “трагическая случайность”, каких было много во всей истории государства Российского, как это может показаться кому-то из буржуазных демократов, разуверившихся в Б.Н.Ельцине.

Конституция написана не под персону, как то утверждают Г.А.Зюганов и многие другие, а под сценарий осуществления политики, в которой цели и интересы, способы их осуществления определены, хотя и не оглашены всенародно.

В частности, новый «застой» в форме непрерывной кадровой чехарды в правительствах вовсе не бессмысленная суета ради сохранения личной власти, но преследует ту же цель, что и «застой» эпохи партноменклатурного режима: дискредитировать в глазах населения исторически сложившееся государственное устройство и классовую структуру общества (социальную стратификацию), ибо недовольство персонами со временем перерастает в недовольство государственно-политичес­кой системой, отдающей предпочтение в своей кадровой политике именно таким персонам.

И потому, если не верить слепо в то, что в России нет ныне иной государевой политики, кроме политики сохранения личной власти “главы семьи” и создания гарантий “семье” на будущее, то всё, что представляется бесцельной и бессмысленной кадровой чехардой, при рассмотрении на интервалах времени продолжительностью в десятки лет — такова длительность во всех обществах процессов, относимых к «большой политике», — наводит на мысли о том, что с каждой такой перетряской премьеров коронованный гербовый имперский орёл всё ближе к тому, чтобы выглядывать из складок штандарта уже не за креслом “всенародно избранного” президента, а за троном его величества, утверждающего, что он пришёл к власти и осуществляет её «милостью Божией», спасая народ от погибели в неурядицах; все же прочие в государстве должны быть ему верноподданным, если они не желают быть в конфронтации с Богом, обрекая тем самым себя на адские муки.

Словно подтверждая это предположение о «спасительности монархии», перед отставкой С.В.Степашина телевидение показало фильм “Корона российской империи” (продолжение “Неуловимых мстителей”) о временах гражданской войны после революции 1917 г., который наводит на мысли о том, как плохо без монарха, объединяющего народ, поскольку при его отсутствии единство общества утрачивается, а его части враждуют между собой под предводительством борющихся между собой вождей; а после отставки премьера телевидение показало фильм “Король Ральф”, повествующий о воцарении в вымышленной Великобритании, временно оставшейся без монарха, новой династии. И этот фильм намекает на то, как хорошо нации обрести в качестве короля честного и доброго человека (в этой комедии, кстати Финляндия тоже монархия, а реально не существующее государство Замбези в Африке — тоже королевство).

Предположение о проведении в России монархического сценария реформ может показаться тоже «100-процентной клиникой», если говорить словами Г.Зюганова, тем более, что о возможностях монархического будущего России в широких слоях общества до начала перестройки вообще никто не думал и на единичных монархистов с середины 1950‑х гг. смотрели как на чокнутых, а не как на реальную политическую силу — дееспособную оппозицию партноменклатурному режиму.

Тем не менее монархический сценарий, а не буржуазно-демократический республиканский, это — тот сценарий, который действительно постепенно осуществляется на протяжении всех лет реформ под ширмой болтовни об учреждении в России демократии по западной республиканской модели.

А публичная буржуазно-демократическая политика и журналистика реально не в состоянии в России защитить свои идеалы от их попрания монархистами. Причина этого состоит в том, что реально на Западе, где эта модель функционирует вполне успешно[4] на протяжении нескольких столетий публичная политика осуществляется под общим контролем непубличной политики иудомасонства. Недальновидные публичные политики, сообразно их устремлениям и способностям при закулисной масонской поддержке продвигаются на те или иные государственные должности как административно, так и через избирательные кампании сообразно долгосрочным политическим сценариям глобальной[5] значимости, которые несет непубличное масонство, действующее за кулисами публичной политики. Вследствие этого вся публичная политика на Западе — аналогична кукле-перчатке на руке кукловода-масонства, остающегося за кулисами и изредка выходящего к публике раскланяться.

В России же масонство не занимает тех позиций, какие оно занимает на Западе, вследствие чего публичные политики, политические аналитики и комментаторы предоставлены сами себе. При этом, будучи носителями короткой памяти, они не помнят даже того, что было несколько лет тому назад, а не то что происходило десятилетия и столетия тому назад, тем более, если что-то проскользнуло мимо их понимания как малозначащий, возможно, курьезный факт.



[1] С.В.Степашин занимал пост премьера аж 83 дня.

[2] Такого рода оценки давали как простые жители России, так и профессиональные политические деятели: Е.Т.Гайдар, С.В.Кириенко, Б.Е.Немцов и др.; о своем непонимании “кадровой” политики президента заявили и думские деятели.

[3] «И.О.» — исполняющий обязанности. Так подписывал государевы указы управдом Бунша в фильме “Иван Васильевич меняет профессию”.

[4] Если оставить вне рассмотрения главное её “достижение” — глобальный биосферно-экологический кризис, возникший вследствие гонки потребления на основе научно-технического прогресса, заложником которого стало человечество, и не сдерживаемого реальной нравственностью гражданского общества индивидуалистов, отказавшегося от сословно-кастовой структуры.

[5] По географическим масштабам деятельности и характеру преследуемых долговременных целей.



Размер файла: 128 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров